Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Обелиск

Слушать
Читайте в приложениях:
795 уже добавило
Оценка читателей
4.34
  • По популярности
  • По новизне
  • Жизнь – это миллионы ситуаций, миллионы характеров. И миллионы судеб. А вы все хотите втиснуть в две-три расхожие схемы, чтоб попроще! И поменьше хлопот. Убил немца или не убил?.. Он сделал больше, чем если и убил сто. Он жизнь положил на плаху. Сам. Добровольно. Вы понимаете, какой это аргумент? И в чью пользу…
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • если нет бога, так нет и черта, а значит, нет ни рая, ни пекла, значит, все можно.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Обелиск часто менял свой вид, неизменной оставалась лишь черная металлическая табличка с пятью именами школьников, совершивших известный в нашей местности подвиг в годы войны. Я уже не вчитывался в них, я их знал на память. Но теперь удивился, увидев, что тут появилось новое имя – Мороз А. И., которое было не очень умело выведено над остальными белой масляной краской.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Селезнев запретил брать с собой оружие, но гранату я все-таки прихватил на всякий непредвиденный случай.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Тут уже говорили о нашем дорогом Павле Ивановиче. Хороший был коммунист, передовой учитель. Активный общественник. И вообще… Одним словом, жить бы ему да жить…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Смерть – это абсолютное доказательство. Самый неопровержимый аргумент. Помнишь, как у Некрасова: «Иди в огонь за честь отчизны, за убежденье, за любовь, иди и гибни безупречно, умрешь не даром: дело вечно, когда под ним струится кровь». Вот! А тут крови пролилось ого сколько.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • если нет бога, так нет и черта, а значит, нет ни рая, ни пекла, значит, все можно. И убить и помиловать
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я так думаю: в том, что мы сейчас есть как нация и граждане, главная заслуга сельских учителей. Пусть, может, я и ошибаюсь, но так считаю.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Помнишь, как у Некрасова: «Иди в огонь за честь отчизны, за убежденье, за любовь, иди и гибни безупречно, умрешь не даром: дело вечно, когд
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Смерть – это абсолютное доказательство.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Наверно, в одних условиях раскрывается одна часть характера, а в других – другая. Поэтому у каждого времени свои герои.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вот! А тут крови пролилось ого сколько. Не может быть, чтобы зря. Да и Мороз доказал это самым красноречивым образом. Хотя ты ведь не знаешь…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Мороз – учитель. Когда-то вместе тут начинали. Я ведь сюда в ноябре тридцать девятого приехал. А он в октябре эту школу открыл. На четыре класса всего.
    – Погиб?
    – Да, погиб, – сказал Ткачук, неторопливо, вразвалку шагая рядом.
    Пиджак его был расстегнут, узел галстука небрежно сполз набок, под уголок воротника. По тяжелому, не слишком тщательно выбритому лицу промелькнула тень горечи.
    – Мороз был нашей болячкой. На совести у обоих. У меня и у него. Ну да я что… Я сдался. А он нет. И вот – победил. Добился своего. Жаль, сам не выдержал.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Учил! Учили и другие не хуже. А вот он настоящим человеком был. Ребята за ним табуном ходили.
    – Да, теперь это редкость.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Это был приземистый бетонный обелиск в оградке из штакетника, просто и без лишней затейливости сооруженный руками каких-то местных умельцев. Выглядел он более чем скромно, если не сказать бедно, теперь даже в селах устанавливают куда более роскошные памятники. Правда, при всей его незатейливости не было в нем и следа заброшенности или небрежения: сколько я помнил, всегда он был тщательно досмотрен и прибран, с чисто подметенной и посыпанной свежим песком площадкой, с небольшой, обложенной кирпичными уголками клумбой, на которой теперь пестрело что-то из поздней цветочной мелочи. Этот чуть выше человеческого роста обелиск за какие-нибудь десять лет, что я его помнил, несколько раз менял свою окраску: был то белоснежный, беленный перед праздниками известкой, то зеленый, под цвет солдатского обмундирования; однажды проездом по этому шоссе я видел его блестяще-серебристым, как крыло реактивного лайнера. Теперь же он был серым, и, пожалуй, из всех прочих цветов этот наиболее соответствовал его облику.
    В мои цитаты Удалить из цитат