marchsale17

Структура научных революций

Структура научных революций
Книга доступна в премиум-подписке
33 уже добавили
Оценка читателей
4.67

Томас Кун – выдающийся историк и философ науки XX в. Его теория научных революций как смены парадигм стала фундаментом современной методологии и философии науки, предопределив само понимание науки и научного знания в современном обществе.

Лучшие рецензии
innashpitzberg
innashpitzberg
Оценка:
79
В XIII веке Альфонс Х мог заявить, что если бы бог посоветовался с ним, когда создавал мир, то он получил бы неплохой совет.

Такая совершенно замечательная книга, но как же о ней рассказать?

Ну что ж, попробую.

Верите ли вы в прогресс? Верите ли вы в постоянное поступательное накопление знания, от меньшего к большему, от худшего к лучшему, от менее правильного к более правильному и все время вперед к победе?

Я вообще-то верила, но уже давно некоторые сомнения в эту веру закрадывались.

И вот пришел Томас Кун (довольно давно пришел, в году еще 1962), и объяснил все про парадигмы, скачки, научные революции.

Восхитительно объяснил, умно, четко, потрясающе интересно, и так захватывающе, что оторваться невозможно. Невозможно также не согласиться, настолько теории Куна - историка и теоретика науки, убедительны и разумны.

Он и сам произвел некоторую революцию в области философии науки, а также сильно повлиял на теоретиков постмодернизма. Да да, связи между физикой, астрономией, историей и литературой меня всегда восхищали, и получив очередное напоминание об этой замечательной книге в "Справочнике по постмодернизму", я уже никак не могла откладывать и дальше давно намеченное прочтение.

Принимаемая в качестве парадигмы теория должна казаться лучшей, чем конкурирующие с ней другие теории, но она вовсе не обязана (и фактически этого никогда не бывает) объяснять все факты, которые могут встретиться па её пути.
Читать полностью
red_star
red_star
Оценка:
58

Книга об эволюции науки, рассмотренной именно как популяция научных идей-организмов. Есть некоторая ирония в том, что автор многократно подтрунивает над учебниками, но узнал о его книге я как раз из университетского курса (и всего через 10 лет прочитал).

Итак, автор призывает нас отринуть скучное представление о науке как об общественном механизме накопления фактов об окружающем мире. Перед нами очерк социологии науки, попытка понять то, как популяция ученых производит революционные сдвиги в своих представлениях о реальности (часто вопреки своим желаниям просто работать).

Базис – люди косные и традиционные существа, новшества их пугают. Ученые ничем от людей в этом плане не отличаются. Все ученые готовы защищать усвоенные во время учебы концепции до самой смерти, даже если какой-нибудь аутсайдер или юноша бледный со взором горящим предложит концепцию, которая связывает известные факты куда лучше. Только после смены поколений у нового подхода есть шанс стать очередной ортодоксией.

Автор при этом проявляет себя настоящим агностиком, постоянно подчеркивая, что нельзя утверждать, что новая концепция, родившаяся во время научной революции (а-ля копернианская;работы Лавуазье в химии; Ньютона, а затем Эйнштейна в физике) ближе к познанию основ реальности. Просто она теперь устраивает ученых больше, чем прежняя, она кажется более продуктивной. Любопытный подход, лишенный эмоциональности и напоминающий подход энтомолога, нежели социолога.

В целом автор рисует симпатичную и полностью эмпирическую схему развития любой науки. Сначала продолжительный допарадигматический период, когда каждый заинтересовавшийся предлагает свою концепцию развития данной отрасли знания. Многие науки вышли из этого состояния еще в античности, начав полагаться на математический аппарат. Другие (почти все науки о человеке, в том числе, пожалуй, и история с экономикой) все еще находятся именно на этой стадии схоластических споров об основах. Затем выкристаллизовывается определенная парадигма, некий набор аксиом, которые разделяются почти всеми и заучиваются новыми поколениями во время подготовки.

Но эти парадигмы не лишены недостатков, они объясняют не все явления, которые начинают рассматриваться как аномалии. И есть вероятность (но не предрешенность), что когда-нибудь из анализа этих аномалий кто-нибудь выведет новую парадигму этой науки. У ученых уходит почва из-под ног, наступает период безвременья, когда никто не понимает направления движения. Но потом кто-нибудь формулирует новую догму, и начинаются обычные ("нормальные" в терминологии автора) исследования. И так до нового накопления аномалий и всплеска творческой активности.

Все это голая эмпирика, не учитывающая почти никакого контекста. Однако выглядит очень правдоподобно. В некоторых науках первоначальная концепция продержалась тысячелетия, в других пару столетий, но почти везде хоть одна смена состоялась. Вот только интересно – как дальше-то? Будет ли новый виток?

Читать полностью
olastr
olastr
Оценка:
39

Томаса Куна можно назвать человеком, который сказал: «А король-то голый!». А король, вернее, королева – это Её Величество Наука. Могу себе представить, как рассердились некоторые его коллеги-ученые, когда их серьезные научные проблемы назвали игрушками-головоломками, запихнули эти головоломки в какую-то парадигму (да что это такое, и с чем её едят!?) и сказали, что цель научного сообщества – играть в эти игрушки, а вовсе не совершать открытия (боже упаси, а вдруг все пошатнется и рассыплется с таким трудом собранный лего парадигмы). А то, что наука может претендовать на истинное знание реальности, по мнению Куна, и вообще является иллюзией, потому как истину ни в какой микроскоп увидеть нельзя, а интерпретация увиденного на совести все того же научного сообщества, руководствующегося привычными ему схемами.

Но и это еще не все. Оказывается, учебники (а также научно-популярные книги) пишут для того, чтобы внедрить в умы текущую парадигму, а о существовании в предшествующий период каких-то теорий, не соответствующих текущему состоянию науки, в них замалчивается, из чего создается впечатление, что наука развивается поступательно и накапливает знания. Автор же считает, что это совсем не так, наука, по его мнению, движется от кризиса к кризису, от революции к революции, в результате чего происходит смена парадигм, как правило, совершенно несовместимых между собой. И еще: совершенно непонятно куда все это предприятие движется, Кун не склонен считать, что у науки в целом есть какая-то конечная цель или более или менее внятный план развития.

Все это не значит, что Томас Кун относится к науке плохо или считает ее ненужной. Напротив, он говорит, что она развивается и достаточно успешно, приносит пользу и позволяет получать знания о мире. Не видит он ничего порочного и в описанном им кризисном способе развития – это нормально. Просто он желает донести мысль, что наука не непогрешима и предложенное научным сообществом видение мира не может являться объективным, оно всегда носит черты парадигмы, через которую нормальная наука смотрит на мир.

Вот и получилась у меня «Структура научных революций» за три минуты. В книге все эти идеи подкреплены подробной аргументацией, это работа серьезного ученого, а не критикана-любителя. Но научное сообщество вздрогнуло, Куна обозвали «релятивистом», исповедующим «иррациональные» и чуть ли не «мистические» взгляды. Это не удивительно. Нормальная наука всегда сопротивляется и защищает свою парадигму. Читать было местами сложновато, потому как я слишком давно изучала физику (про химию вообще молчу, я ее терпеть не могла), и уследить за мыслью автора, когда он приводил конкретные примеры, не всегда получалось, но это не мешало восприятию идей в целом. Рекомендую всем, кто немного интересуется, как в этом мире все устроено.

Читать полностью