Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Он снова здесь

Слушать
Читайте в приложениях:
844 уже добавили
Оценка читателей
4.3
  • По популярности
  • По новизне
  • После пожара я не буду тем человеком, кто неделями и месяцами оплакивает старый дом! Я тот, кто строит новый дом. Лучше, крепче, красивее. Но я могу сыграть лишь ту незначительную роль, что предназначило мне Провидение. Я буду лишь скромным архитектором. А владельцем и главным строителем, фройляйн Крёмайер, станет и навсегда останется немецкий народ.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мне была нужна и приятна фройляйн Крёмайер. А если в венах у фройляйн Крёмайер обнаруживается неопознанная часть еврейской крови, то к этому надо приспосабливаться.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В памяти вдруг всплыла Олимпиада 1936 года. Может, и неслучайно, поскольку женщина на фотографии напомнила мне именно еврейку-фехтовальщицу Хелену Майер. Итак, представьте себе: у тебя в стране Олимпийские игры – великолепная возможность для самой лучшей, первоклассной пропаганды. Можно произвести хорошее впечатление на заграницу, выиграть время для вооружения, если еще слабоват. И приходится решать: а следует ли одновременно с Олимпиадой и дальше преследовать евреев, сводя тем самым на нет все вышеприведенные преимущества? Нужно уметь четко расставить приоритеты. Потому я допустил участие Хелены Майер, хотя она принесла нам лишь серебро. Нужно уметь сказать себе: хорошо, четырнадцать дней я не буду преследовать евреев.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Если бы я знал раньше, как дешев поляк, спокойно мог бы и не трогать его страну.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Но потом мне пришло в голову, что тогда в скором времени какие-нибудь работники типографии будут обсуждать, стоит ли печатать текст “полужирным гитлером”, и потому я отбросил эту идею.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • мне все-таки кажется, что идея наряжать елку золотыми свастиками была, может, и излишней.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Как чудесно, – с одышкой сказал человек, протянув мне свою толстенькую руку, – господин Гитлер. Меня зовут Апфель, Хольгер Апфель[62]. Федеральный председатель Национал-демократической партии Германии. С интересом наблюдаю за вашей передачей.
    Я окинул взглядом это странное явление. Разбомбленный Берлин выглядел менее печально.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Сколько бомб нам надо было еще сбросить на их города, чтобы до них дошло, что мы им друзья?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Вы нацист?
    Это едва не сбило меня с толку.
    – Что за вопрос? Разумеется!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Она села и бережно установила сумочку на пустом стуле рядом. Эта вечная возня с дамскими сумочками, это стремление пристроить сумочку, едва женщина куда-то садится, словно бы она устраивается с чемоданами в купе поезда, – нет, это не изменится и еще через пятьдесят лет.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я, кстати, проводил небольшую проверку инфраструктуры посредством интернет-сети и с прискорбием узнал, что в концентрационном лагере Дахау стоят лишь два барака. Немыслимые условия, так что придется после первых же волн арестов вновь запускать крематории.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я разъяснял все снисходительно и терпеливо, потому что техническая понятливость у женщин – это дело особенное.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • А теперь представьте себе, что выходит кто-то вроде Геринга или матроны-канцлерши, которые, кстати, по комплекции похожи как две капли воды.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Когда я смотрю на сегодняшнюю Германию, меня это не удивляет.
    Ведь сегодняшний немец умеет разделять отходы тщательнее, чем расы.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • С комментарием дня выступит Адольф Гитлер.
    И я впервые шагнул из-за кулис под слепящий свет прожекторов.
    В мои цитаты Удалить из цитат