quiz_vacation
Татьяна Александровна Яшина

Татьяна Александровна Яшина

Нравится 1 Не нравится
Подписаться на автора
Вы 0 уже подписались
1 книга
Добавить все к моим книгам

Мне было немного жаль королеву-мать: Монсеньера невозможно ни забыть, ни кем-то заменить – кто еще так храбр, так умен, так любезен, с таким красивым лицом, по-юношески стройным станом, выразительными глазами, вкрадчивым бархатным голосом? Наверное, она будет страдать. Потом, когда я почти заснул, мне вспомнилось, что большой наперсный крест, усыпанный рубинами, подарила Монсеньору королева Мария. Он был как пурпурная река – крупные, со смородину, рубины горели и переливались, ослепляя и завораживая. А ведь в сегодняшнем событии государственного значения (если все получится), есть толика и моего участия. Могла бы ее величество одарить меня хотя бы одним камушком? Я мог бы сделать серьгу. Хотя серьгу носят только старики вроде герцога Д’Эпернона, как во времена их молодости при Генрихе III. Но потом я вспомнил, что рубины возжигают честолюбие и жажду власти в их владельце, и решил – пусть мой вклад во благо Франции останется анонимным. Когда вернулся Монсеньер, гадать о результате дипломатического сношения было излишним: он так и сиял. – Большая победа! Договор одобрен, наконец-то испанцам дадут по рукам!
Мне было немного жаль королеву-мать: Монсеньера невозможно ни забыть, ни кем-то заменить – кто еще так храбр, так умен, так любезен, с таким красивым лицом, по-юношески стройным станом, выразительными глазами, вкрадчивым бархатным голосом? Наверное, она будет страдать. Потом, когда я почти заснул, мне вспомнилось, что большой наперсный крест, усыпанный рубинами, подарила Монсеньору королева Мария. Он был как пурпурная река – крупные, со смородину, рубины горели и переливались, ослепляя и завораживая. А ведь в сегодняшнем событии государственного значения (если все получится), есть толика и моего участия. Могла бы ее величество одарить меня хотя бы одним камушком? Я мог бы сделать серьгу. Хотя серьгу носят только старики вроде герцога Д’Эпернона, как во времена их молодости при Генрихе III. Но потом я вспомнил, что рубины возжигают честолюбие и жажду власти в их владельце, и решил – пусть мой вклад во благо Франции останется анонимным. Когда вернулся Монсеньер, гадать о результате дипломатического сношения было излишним: он так и сиял. – Большая победа! Договор одобрен, наконец-то испанцам дадут по рукам!
"Кто говорит "Ришелье" - говорит "сатана"!" (А. Дюма "Три мушкетера") При жизни его клеймили тираном и душителем дворянской вольницы, вскоре после смерти - вспоминали с тоской. Через полтораста лет - разорили его гробницу и глумились над телом. Еще век спустя прославили как великого политика. Палач, руки которого в крови невинных жертв? Государственник, стоящий на страже интересов родины? Человек-загадка. Красный сфинкс... Не менее таинственной была и частная жизнь кардинала. Одни видели его аскетом, живущим лишь одной целью - величием Франции. Другие - страшным грешником, которым после смерти возгнушается даже преисподняя. Дядя, совративший родную племянницу! Развратник, окруживший себя юными пажами! Список обвинений можно продолжать до бесконечности. А если бы о жизни Ришелье рассказал кто-нибудь из его окружения? Не памфлетист, и не ученый-историк, а просто близкий человек. Преданный слуга, друг и даже больше, чем друг. Каким бы тогда предстал "красный сфинкс"?.. Книга увлекает с первых страниц: неожиданностью образов, сюжетных ходов. Я радовалась и плакала вместе с персонажами, переживала за них. Иногда восхищалась, иногда возмущалась, иногда - спорила с автором и с героями. Отдельно хочется отметить любовь автора к историческим деталям: их много, и они к месту - создают очень яркую, живую "картинку". И язык: приятно, когда получаешь удовольствие от самого текста. Но, наверное, самое главное: автору и его героям веришь.
"Кто говорит "Ришелье" - говорит "сатана"!" (А. Дюма "Три мушкетера") При жизни его клеймили тираном и душителем дворянской вольницы, вскоре после смерти - вспоминали с тоской. Через полтораста лет - разорили его гробницу и глумились над телом. Еще век спустя прославили как великого политика. Палач, руки которого в крови невинных жертв? Государственник, стоящий на страже интересов родины? Человек-загадка. Красный сфинкс... Не менее таинственной была и частная жизнь кардинала. Одни видели его аскетом, живущим лишь одной целью - величием Франции. Другие - страшным грешником, которым после смерти возгнушается даже преисподняя. Дядя, совративший родную племянницу! Развратник, окруживший себя юными пажами! Список обвинений можно продолжать до бесконечности. А если бы о жизни Ришелье рассказал кто-нибудь из его окружения? Не памфлетист, и не ученый-историк, а просто близкий человек. Преданный слуга, друг и даже больше, чем друг. Каким бы тогда предстал "красный сфинкс"?.. Книга увлекает с первых страниц: неожиданностью образов, сюжетных ходов. Я радовалась и плакала вместе с персонажами, переживала за них. Иногда восхищалась, иногда возмущалась, иногда - спорила с автором и с героями. Отдельно хочется отметить любовь автора к историческим деталям: их много, и они к месту - создают очень яркую, живую "картинку". И язык: приятно, когда получаешь удовольствие от самого текста. Но, наверное, самое главное: автору и его героям веришь.