Книга или автор
5,0
5 читателей оценили
269 печ. страниц
2019 год
16+

Таня Винк
Замуж – никогда

© Винник Т. К., 2018

© Depositphotos.com / SolominViktor, обложка, 2019

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2019

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2019

Глава 1

– Ничего себе – какая молодая мама! – В мужском голосе было больше удивления, чем заигрывания. – И такая красивая!

Ну, это уж слишком! Аня закрыла кошелек и повернула голову, собираясь отбрить незнакомца, но слова застряли у нее в горле. Сердце екнуло. Впервые в жизни, так, что даже дыхание остановилось. Несколько мгновений она вообще ничего не могла сказать, только моргала, зато Женька нашелся сразу.

– Это моя сестра, – с гордостью, четко выговаривая слова, объявил он.

– А… – Незнакомец открыл рот. – А я решил…

– Ничего. – Женька сунул руки в карманы джинсов. – Ты не первый. – Он выжидательно уставился на незнакомца.

«Он говорит ему “ты”. Так нельзя», – мелькнуло в голове у Ани, но она ничего не сказала, не смогла, у нее будто язык отнялся. Возникла неловкая пауза.

«Ну, и что дальше?» – подумал Женя, глядя на незнакомца, а тот смотрел на Аньку, как дурак. Другого слова не найдешь – если парню нравится девушка, он тут же становится недоумком. Ох уж эти ухажеры… И Анька в ступоре… Надо же, а еще взрослые люди! М-да… Анька покраснела, глазками хлопает, блондинистые локоны туда-сюда елозит, грудь свою цыплячью выпячивает, живот втянула. Да там и втягивать нечего, вообще непонятно, куда она ест. Вздыхает… Ужас! А этот… Ничего, симпатичный. Видимо, в «качалку» ходит. Но не дебил. Прикид нормальный. Ногти аккуратно подстрижены. Женя осмотрелся. «Надо что-то делать, а то торчим посреди тротуара, как памятники, обходи нас!»

– И долго вы так будете стоять? – с нетерпением и насмешкой спросил Женька, немного досадуя на то, что он тут третий лишний.

Но они, видать, ничего не поняли, насмешки не уловили и продолжали пялиться друг на друга. Ну, чистые идиоты… Что он, что она.

– Аня, мы, кажется, гуляем? – Женька сверлил сестру глазами.

– И я гуляю, – промямлил «не дебил».

Женька смерил его с головы до ног пристальным взглядом и снова уставился на Аню. Раньше ему очень не нравилось, когда к ней приставали, но теперь он уже взрослый, все понимает. Сеструхе пора личную жизнь устраивать, а то уже задолбала своей опекой, все думает, что он маленький, а он совсем не маленький, уже с Кариной из девятого «б» целовался. Все, хватит, пусть Анька кого-нибудь другого долбит. Вот этого мужика, например.

– Ребятки, сойдите с дороги, – громко сказал Женя и шагнул к обочине.

– Что? – Аня вздрогнула и удивленно распахнула глаза.

– Вы людям мешаете, – прошипел брат.

Аня тут же отскочила к кустам, и вдруг все вокруг нее зашумело, загудело, задвигалось… «Ой, что это со мной?» – подумала девушка, осматриваясь, и, пока она приходила в себя, а потом, отчаянно краснея и пряча лицо, зачем-то полезла в сумочку, Женька и незнакомец пожали друг другу руки и она услышала:

– Дима.

– Аня, ты что-то потеряла? – спросил Женя.

– Нет… Кажется, телефон звонил. – Она подняла голову и провела рукой по волосам.

– Моя сестра Аня, ну, ты уже понял… – Женька улыбнулся.

– Очень приятно. – Дима протянул ей руку.

– Аня… – пробормотала девушка.

Его пожатие было теплым и нежным. По телу Ани будто ток пробежал…

– Ты один гуляешь? – поинтересовался Женя. Он басил подобно многим пятнадцатилетним мальчишкам.

– Женя, ты не имеешь права говорить старшим «ты», – наконец озвучила свою мысль Аня.

– Ну что вы, я не против! – воскликнул Дима, улыбаясь. – Да, я гуляю один. Я каждый вечер тут прогуливаюсь. Я живу рядом, возле военного училища…

Слушая его, Аня все больше напрягалась – она уловила в голосе Димы то, чего не слышала у других: странную, волнующую вибрацию. Или ей показалось? И вообще, что, черт возьми, с ней происходит?!

– В твоем доме почта, да? – со знанием дела спросил Женька, щурясь от теплого апрельского солнца, пробивающегося сквозь густую листву старых каштанов.

– Да, в первом подъезде.

– А мы живем возле рынка.

– Так мы почти соседи! – обрадовался Дима. – Я недавно сюда переехал, точнее вернулся. Раньше я жил тут, потом на Холодной горе, а здесь моя бабушка осталась. Она умерла в прошлом году, и вот, – он развел руками, – мы вернулись, так сказать, под родную крышу. А вы в каком доме живете?

– В пятьдесят седьмом, – сказал Женя.

– Ты учишься в шестнадцатой школе? – Дима повернулся к Женьке всем торсом.

– Да.

– Я тоже там учился до седьмого класса. Кто у вас сейчас математику преподает?

– Леонид Семенович.

– Леня? – Дима удивленно выпучил глаза и засмеялся. – До сих пор? Тебе повезло, он классный препод.

– Суперовый!

– А что, его пиджак по-прежнему весь мелом испачкан?

– Да, – Женька растянул губы в улыбке, – и брюки. Он очень занятный дядька. Никогда не кричит и в школу ходит через дырку в заборе.

– До сих пор?! Ой, я тебе такое расскажу…

И Дима увлек Женьку к фонтану. Аня последовала за ними, не отрывая глаз от спины Димы.

– …Однажды мы решили сорвать контрольную по математике. У нас в классе был пацан, его отец работал в трамвайном депо и приносил домой графитовую смазку, ну, мы и обмазали ею дыру в заборе. Спрятались за трансформаторной будкой и ждем…

«Как он на меня смотрел…» Аня набрала в грудь побольше воздуха. Ощущение такое, будто ее легкие не дышат. Только пульс бьется там… внизу живота… Надо взять себя в руки! «Спокойно. Спокойно…» Аня вдохнула, и воздух наполнил легкие. «Вот так… Молодец…» Но сердце, непослушное сердце забилось так испуганно! Ему было хорошо как никогда, но оно не верило, что такой парень, как Дима, может обратить на нее внимание. В ней ведь нет ничего особенного, обычная одежда, неброская внешность. Разве что волосы… Да, волосы у нее красивые, золотистые и длинные, ниже лопаток. Правда, сейчас они собраны в конский хвост.

– …И он вел урок в халате трудовика? – рассмеялся Женька.

– Ага! И в спортивных штанах, их он у физрука взял.

– Уникальный дядька! Он же мог пойти домой, переодеться…

– Тогда бы контрольная сорвалась, – хмыкнул Дима.

Женя бросил через плечо:

– Анька, ты слышала про математика?

– Да.

Она все слышала, но плохо понимала, о чем идет речь, – не только глаза, все ее существо было приковано к тоненькому серо-синему пуловеру и джинсам, облегающим стройную спортивную фигуру нового знакомого, к его каштановым, слегка вьющимся волосам.

– Ты знаешь, – услышала Аня голос Димы, – благодаря Леониду Семеновичу я полюбил математику и поступил в политехнический институт.

– Ты студент? – поинтересовался Женька.

– Нет, я уже восемь лет как окончил вуз.

– Ничего себе! А я думал, ты моложе Аньки. А ты накачанный… Чем занимаешься?

– В институте боксировал, побеждал в соревнованиях, – с гордостью ответил Дима, – а сейчас в тренажерный зал хожу, чтобы форму поддерживать. А ты занимаешься спортом?

– Да, плаваю и тоже побеждаю. – Женька самодовольно улыбнулся.

– А ну, покажи мускулатуру.

Женька остановился и поднял руку, сжатую в кулаке.

– Ого! – Дима обхватил пальцами его бицепс. – Слушай, с таким ростом и длиной рук тебе прямая дорога в бокс.

– Я не люблю бокс. – С лица Жени исчезла улыбка.

– Не любишь? – удивился Дима. – Ты просто не пробовал. Ты даже не представляешь…

– И не хочу представлять, – оборвал его Женя. – Ненавижу, когда один человек бьет другого.

– Так это же игра! – Дима пожал плечами и развел руки в стороны.

– Тем более.

– Хм… Ну… – Дима повернулся к Ане. – Ой, простите, мы о вас совсем забыли.

– Нет, что вы, все в порядке. А… где вы работаете? – спросила Аня.

– В одной очень интересной лаборатории. – В глазах Димы вспыхнули озорные огоньки.

– А что в ней интересного? – Женька наклонил голову к плечу.

– Мы опресняем воду, вернее, ищем новые, более дешевые методы опреснения.

– Опресняете воду? – Лицо Жени вытянулось. – А где вы берете соленую воду? В Харькове моря нет…

– Нам привозят образцы со всех морей и океанов. Морская вода, знаешь ли, везде разная.

– Догадываюсь, – хмыкнул Женя.

– А ты слышал, что воды, пригодной для питья, на нашей планете осталось всего около трех процентов? В Саудовскую Аравию, например, пресную воду возят танкерами – их воду опреснять дороже, чем привозить.

– Нет, не слышал. – У Женьки отвисла челюсть.

– Если хочешь, покажу тебе нашу лабораторию.

– Конечно хочу! – Глаза Жени загорелись любопытством.

– Отлично. Это очень интересная проблема, и ее надо решать сегодня, потому что запасов пресной воды на планете катастрофически мало… – Дима запнулся. – Ой, извините… Когда я говорю о работе, меня невозможно остановить.

– Это хорошо, когда любишь свою работу, – сказала Аня.

Вот, они снова уставились друг на друга!

– Дима, давай прокатимся на колесе обозрения, – предложил Женя.

– На колесе обозрения? С удовольствием. – Мужчина посмотрел Ане в глаза. – Вы разрешите составить вам компанию?

– Да не будет она кататься, она высоты боится, – бросил Женя.

Аня усмехнулась:

– Это правда. Кто-то боится пауков, а я высоты.

– Больше она ничего не боится, она у меня особенная, – с гордостью добавил мальчик.

– Женя, перестань! – Аня снова покраснела, и Диме вдруг захотелось обнять и успокоить эту натянутую как струна девушку с огромными синими глазами.

Он не мог объяснить себе, что привлекло его, избалованного женским вниманием, к этой ничем не примечательной худышке – фигура далека от идеала, скорее мальчишеская, чем женская, почти плоская грудь, узкие бедра, бледное лицо без макияжа. Правда, волосы удивительные, блестящие, волнистые… Так и хочется их потрогать. Но все-таки… Все-таки он не кривил душой, когда сказал, что она красивая. Красота таилась в ее движениях, в осанке, в том, как она провела рукой по волосам, и его сердце екнуло… А потом он увидел ее глаза. Глубокие, как озера. И в этих озерах таилась тревога. Вот сейчас она смотрит то на него, то на брата, шагающего между ними, смотрит с тревогой, и Диме хочется прямо сейчас, без промедления, ее защитить. От кого – неизвестно, но такое желание присутствует.

Они подошли к аттракциону.

– Вы действительно боитесь высоты? – спросил Дима у Ани, когда они направились к кассе.

– Да. – Девушка вынула из сумочки кошелек.

– Позвольте, я куплю билеты. – Дима мягко отстранил ее от окошка и протянул кассиру деньги. – Два взрослых, – бросил он, наклонившись.

– Не нужно! – решительно заявила Аня. – Я сама могу купить билет! – Ее глаза метали молнии. Она попыталась оттеснить Диму, но он уже держал в руках два билета. – Больше так не делайте! – сердито потребовала она.

– Не буду.

– Спасибо, – сказала Аня после короткой паузы, бросив на Диму взгляд, полный упрека.

– Пожалуйста, – ответил он, восхищенный ее сердитостью.

И вдруг ему так захотелось ее поцеловать! Не жадно, а нежно – едва коснуться губ и почувствовать ее дыхание. Странно – он без труда знакомился с девушками, легко заманивал их в свои объятия, но с Аней… Нет, он не хочет ее заманивать, он хочет просто быть рядом с ней, держать ее за руку. Это желание возникло в тот самый момент, когда она повернулась к нему, собираясь что-то сказать, но так и не сказала. Однако ее взгляд был красноречивее слов. Он затронул самые потаенные, самые тонкие струны Диминой души. Прежде он даже не знал о существовании этих самых струн. И еще что-то теплое, нежное выглянуло из синих озер, за доли секунды «пощупало» его, прильнуло, обняло и снова исчезло в их таинственной глубине. Это длилось несколько мгновений, и в это время мир застыл. Дима видел это! Видел, как замерли люди, аттракционы, птицы в небе, как тишина покрыла землю, солнце ослабило жар, а жар его сердца в тот момент достиг своей наивысшей точки.

Дима вскочил в движущуюся кабинку. Она поднималась все выше и выше, но он не видел открывающейся перед ним панорамы – он смотрел вниз, на уменьшающуюся тоненькую фигурку с поднятой головой, и его бешено колотящееся сердце не уставало удивленно и радостно повторять: «Это она… Это она. Она!»

– Тебе понравилась моя сестра? – Голос Женьки вернул его в реальность.

– Да, – Дима кивнул, – понравилась.

– Она классная.

Дима улыбнулся:

– Да, классная…

Он посмотрел на Женю и вдруг увидел в глазах пацана то, чего в них быть не должно, – необычную серьезность.

– Ты ей тоже понравился. – Лицо мальчика ничего не выражало, оно будто окаменело.

Дима вскинул брови:

– Ты так считаешь?

– Да. Ты собираешься поморочить ей голову и бросить?

– Ну, зачем так? – Он нервно усмехнулся. – Нет, я не собираюсь морочить голову твоей сестре.

– Сколько тебе лет? – Голос мальчика звучал серьезно.

У Димы возникло впечатление, что там, внизу, с ним разговаривал совсем другой Женя.

– Двадцать девять.

– Ты женат?

– Нет, не женат, – ответил сбитый с толку Дима.

Он не мог понять, почему отвечает на вопросы этого мальчишки, заданные довольно невежливым тоном, и уже начинал злиться.

– Это хорошо. Ты просто любишь знакомиться с девушками на улице? – продолжал расспрашивать Женя.

Увы, из маленькой кабинки, ползущей вверх, не выйдешь и пацана не вышвырнешь, а Диме очень хотелось закончить общение с этим нахалом.

Он прищурился и подался вперед:

– Слушай, кем ты себя возомнил? И вообще… Чего ты ко мне прицепился?

– Я к тебе прицепился? – Женя распахнул глаза. – Это ты к нам прицепился. – Он тоже подался вперед. – Вот что я тебе скажу. – Мальчик смотрел прямо на Диму. – Моя сестра не такая, как все. Если ты хочешь просто покувыркаться в койке, то ищи себе другую девушку, с Аней это не пройдет. Я не позволю ее обижать. Запомни, причинишь ей боль, и я тебя убью. – Женька откинулся назад и, сверля Диму недобрым взглядом, скрестил руки на груди.

Некоторое время Дима переваривал услышанное, а потом спросил:

– А почему ты решил, что я могу причинить твоей сестре боль?

– Потому что… – Женя запнулся, почесал затылок, и это получилось совсем по-детски. – Я же сказал – она не такая, как все.

Девочка не такая, как все

– Куда прешься?! Посмотри, на кого ты похожа! – Галка отталкивает Аню от калитки.

Аня с интересом смотрит на подружку, потом на свои руки. Они в песке. Платье тоже в песке, коленки содраны – неделю назад она каталась на велосипеде и упала. Аня растерянно улыбается. Она не понимает, почему Галка, с которой они столько лет вместе играют в куклы, не пускает ее во двор.

– Ты чего? – спрашивает Аня.

– Иди отсюда, – сердито бросает Галя.

– Почему? – Аня растерянно моргает.

– По кочану! – ворчит девочка и захлопывает калитку на щеколду.

– Галка, ты чего? – кричит Аня. Ее голос дрожит, ей обидно. – Галя! – Она ищет в заборе щель, но доски подогнаны безукоризненно – отец Гали, дядя Вася, лучший в селе столяр.

Хлопает дверь дома. Быстрые шаги по дорожке. Калитка распахивается.

– Ты хочешь, чтобы тебе по шее надавали?! – Над Аней нависает Шурка, Галкина сестра. Она старше Гали, на целых восемь лет. – Пошла отсюда, и чтобы духу твоего здесь не было!

Аня вздрагивает. Втянув голову в плечи, она испуганно пятится, спотыкается о кирпичи, ребром воткнутые в землю – это ограждение палисадника, – и падает на куст георгин. Затем вскакивает и хочет бежать домой, но не может – ее парализовало от испуга. Это уже не первый раз. Что интересно, испуг этот имеет определенную форму: он круглый, размером с Анин кулак и находится в середине ее груди, рядом с сердцем. Когда девочке очень страшно, он твердеет и Аня начинает задыхаться.

С трудом справившись с одышкой, девочка топает домой. Там ее ни о чем не спрашивают – мама и отец чем-то сильно озабочены. Это хорошо, пусть лучше молчат, чем ссорятся. Аня умывается, достает из холодильника ужин – винегрет, накладывает полную тарелку и, придерживая пальцами открытую книжку, съедает все до последнего кусочка, потому как нет ничего вкуснее винегрета, приготовленного дедушкой. Затем она чистит зубы и, обняв рыжую игрушечную собаку, подаренную дедушкой, ложится спать. Девочка не сразу засыпает – ей мешает разговор родителей за стеной, который ведется на повышенных тонах. А еще ее беспокоит то, что днем мама и папа поругались с дедушкой; тот ушел и пока что не вернулся. Зачем они ссорятся? Странно это – люди женятся, чтобы приносить друг другу радость (вдвоем ведь лучше, чем одному), а потом все время ссорятся. Аня смотрит в окно, на звездное небо, и, прижимая собаку к груди, шепчет:

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг