4,1
218 читателей оценили
290 печ. страниц
2016 год
5

Светлана Шумовская
Невеста на три дня

Глава 1

– После того как колокол пробьет три раза, мы должны будем это сделать, – шепнула Уна мне на ухо.

Я плотнее укуталась в одеяло и испуганно сжалась в комок. Другие девушки уже не спали, а просто лежали и думали. Каждая о своем. Кто-то, как я, боялся; кто-то предвкушал; кто-то думал, что лучшей доли нельзя и желать…

– Лея, – продолжала нашептывать подруга, – не бойся. Ничего ужасного не произойдет, мы просто переедем в другое место.

Я хмыкнула. Переедем в другое место, как же. Нас просто продали подобно скоту. Интересно, а деньги за нас брали как за души или как за живой вес? Работать в доме увеселений! Как? Как я могла докатиться до такого? Знала ли моя матушка, что ждет ее дочь, когда отдавала меня в этот пансион.

– Танцевать на потеху кьернам, илирам и грастам – это ты называешь «ничего ужасного»? – зло спросила я. Уна вздохнула и поежилась.

– Нас этому учили, – риторически заметила она, – нас учили быть лучшими, уметь угождать мужчинам. И нас предупреждали, что распределение не оспаривается.

– Да! – с горечью воскликнула я. – Но никто не предупреждал, что нас продадут!

– Лея, – уже более мягко заговорила подруга, – у нас нет особого выбора. Наши роды́ обанкротились, у многих из девушек вообще нет родни, а как иначе мы будем выживать? Нам нужно найти себе приличных супругов. Ты подумала о своих сестрах, которые остались без приданого? Что будет с ними?

«То же, что и со мной», – грустно подумала я, но отвечать не стала. Доля истины в ее словах была. Здесь, в «Чайной розе», благородно именующейся «Пансионом для юных искусниц», нас учили всему. На протяжении семи лет мы учились грамоте, этикету, танцам… Но главной задачей наставниц было обучить нас тому, чтобы девушки из бедных, но когда-то бывших знатными родо́в смогли удачно устроиться в жизни. Мы думали, что в день нашего выпуска нас распределят по разным городам, может, даже странам, возможно, устроят работать при дворе… Семь лет назад родители отдавали нас сюда с надеждой и верой в светлое будущее. Брали только девочек из знатных семей и преимущественно бедных. Предполагалось, что свой долг перед пансионом воспитанница выплатит сама после распределения, поэтому и направляли из «Чайной розы» в лучшие места королевства. Многие из прежних выпускниц успешно попали на службу при королевском дворе и теперь живут в столице с богатыми супругами, которые покрыли все долги их семей. Мы надеялись, что сможем быть фрейлинами или хотя бы преподавать этикет у отпрысков знатных семей. Но все пошло не так, как мечталось. Донна Криста, директор пансиона, решила нашу судьбу. И она не увидела для нас лучшего пути, кроме как отправить всех в столицу великого королевства Крамиил город Саак. Там мы будем работать в доме увеселений, который назывался «Алар». Впрочем, про это место мне пока мало что известно. Разве только то, что девушки, работающие там, не в чести́ у дам из высшего общества. Ходили слухи, что они даже сопровождают благородных кьернов, у которых еще нет невест, на балы и приемы за приличную плату.

Криста не призналась, что продала нас. Свое решение распределить всех выпускниц именно туда она объяснила тем, что это самое идеальное место для того, чтобы найти достойного супруга. А даже если супруг не найдется, денег, заработанных в «Аларе» всего за пару месяцев, с лихвой хватит на то, чтобы уплатить долг пансиону за наше обучение. Каким именно образом мы должны будем зарабатывать деньги в этом загадочном для нас месте, она, естественно, умолчала. То, что Кристе заплатили за столь интересное распределение, мы с Уной узнали совершенно случайно, подслушав разговор директора с некой дамой из столицы, которая предлагала ей внушительную сумму за десяток юных леди, сетуя на то, что все ее подопечные разбежались. Отказаться от назначения мы не имели права, потому что наш долг был довольно велик. По крайней мере, у моего рода точно не было средств, чтобы оплатить мое обучение здесь, так же как и у рода Уны. Семья ни одной из нас не могла расплатиться с пансионом за семь лет проживания и обучения.

Пока я размышляла и взвешивала все положительные и отрицательные стороны сложившейся ситуации, колокол пробил три раза.

– Подъем! – раздался усиленный рупором гнусавый голос старого коменданта.

Все живо вскочили с постелей и наперегонки понеслись к ванным комнатам, коих было всего четыре на десять воспитанниц-выпускниц. После короткого умывания мы, толкаясь в узком проходе между двумя рядами постелей, натягивали черные ученические платья. Волосы все в основном заплетали на ходу, потому что каждая знала, что сегодня перед завтраком директор объявила общий сбор в холле. Через считаные минуты мы уже опрометью неслись по лестнице вниз.

– Доброго утра, искусницы, – ледяным тоном поприветствовала нас донна Криста.

Мы слаженно присели в реверансе и с замиранием сердца воззрились на нее. Лично я тайно надеялась, что все услышанное нам с Уной просто приснилось и сейчас донна Криста объявит о совсем другом распределении.

– Сегодня день вашего выпуска, – директор перешла сразу к делу. – И, как вы уже знаете, для вас открывается лучший из жизненных путей, который только можно себе пожелать.

Я была в корне не согласна с таким заявлением. Если лучшее – это «Алар», то мне трудно даже представить, что ожидает выпускниц в худшем случае.

– Ваше распределение в этом году весьма и весьма удачно, – тем временем говорила она, расхаживая перед нами. – После завтрака каждая из вас, по одной, должна зайти в мой кабинет и получить распределительную грамоту, а также бумаги по долговым обязательствам.

Мы дружно кивнули, а донна Криста продолжила, остановившись напротив одной из девушек.

– Нинель, – обратилась она к хрупкой блондинке, – твоя семья готова выплатить твой долг. Со мной связался твой брат и сообщил, что у него есть нужная сумма, так что ты можешь отказаться от распределения.

Нинель судорожно вздохнула, всхлипнула, и на ее лице расцвела счастливая улыбка. Донна Криста, напротив, поморщилась.

– На твоем месте я бы так не радовалась, – серьезно сказала она. – Подумай о том, что ждет тебя в твоем родном захолустье.

Нинель немного изменилась в лице, но, видимо, воскрешение в памяти родных пенатов не показалось ей столь страшным.

– Я все же откажусь от вашего предложения, – пискляво сообщила она.

Донна Криста пожала плечами и кивнула. Многие из нас сейчас позавидовали блондинке, ведь ей не придется отрабатывать долг непонятно где. После этого короткого разговора нас отправили завтракать. Примечательно, что директор с подозрительной ловкостью уклонялась от расспросов об «Аларе», уверяя лишь в том, что это лучшее место для юных искусниц и ничего плохого нас там не ждет.

– Повезло тебе, – шепнула я на ухо Нинель, когда мы уже вошли в столовую. Девушка просияла и часто закивала.

– Даже не представляю, где Бертрам нашел такую кучу денег, – сказала она. – Но я этого никогда не забуду.

– Зря радуешься, – процедила Ди, проходя мимо Нинель и намеренно задев ее плечом. – Будешь сидеть в своей глуши совершенно одна, никому не нужная и забытая всеми.

Не знаю, как Нинель, а я была бы не против сидеть в своем доме и заниматься чем угодно, только бы не ехать в столицу на поиски супруга. Возможно, я трусиха, а возможно, просто наивная. Я надеялась, что все же смогу выйти замуж по любви, а не потому, что так нужно. Хотя в наших краях о любви, наверное, уже давно все забыли. Почти все бывшие знатные роды́ обеднели, но, по иронии судьбы, у них продолжали рождаться девочки, а те роды́, которые стали знатными после прихода нового короля, могли похвастаться значительным преимуществом детей мужского пола.

Все началось сто сорок лет назад, когда наши земли захватил старый король соседнего королевства. Тогда Крамиилом правил король Люций. Он был магом, не знаю, насколько сильным, но определенным даром обладал. Поэтому запрета на магию не было. Еще в бытность моей бабушки в Крамииле были распространены школы магии и даже один университет. Неудивительно, что многие обладали даром, особенно в семьях аристократов. Дар передавался по крови из поколения в поколение, носителями в большинстве случаев становились девочки, реже мальчики. Насколько я знаю из семейной истории, магия нисколько не мешала народу, а даже, наоборот, во многом помогала и способствовала его развитию. Но король, который правил соседним королевством, магию на дух не переносил, она как чума пожирала его изнутри. Он очень боялся, что в скором времени маги станут править везде. Тогда Адалион собрал армию, преимущественно человеческую, но не погнушался набрать наемников из некромантов, которым заплатил немалые деньги за их помощь. Поговаривали, что он даже вызывал демонов преисподней и, заручившись их поддержкой, пошел войной на Крамиил. Война длилась пятнадцать лет и была самой жестокой и кровопролитной в истории. В конечном итоге Адалион все же взял власть, можно сказать, он вырвал ее зубами, попутно уничтожив целые роды́ магов. После того как ситуация немного стабилизировалась и он укрепил свою власть, пришло время инквизиции. Она мечом и огнем прошлась по поверженной стране, истребляя тех, у кого была хотя бы капля дара. Некоторые успели сбежать, но спастись удалось немногим. Так Адалион объединил два королевства, тем самым расширив свои границы.

Когда король-тиран, как называли в народе Адалиона, скончался, это дело продолжил его сын. Он пошел еще дальше и устраивал самые настоящие облавы. У всех младенцев, которые рождались в семьях, когда-то обладавших даром, брали кровь в первый же день жизни. И если в крови находили дар, младенца тут же убивали. Такими же методами действует и король Наар, который правит сейчас. Моего деда с бабушкой по отцовской линии убили из-за того, что в их крови была магия. По закону все их земли отошли королю, а мои родители оказались в нищете. Мамиными родителями были обычные крестьяне и мало чем могли помочь нашему роду. От былой роскоши остались только замок да четыре деревушки во владении. У моих родителей, хвала великому пантеону, дара не обнаружили, что сохранило им жизнь. Видимо, изуверы в инквизиции не знали, что в большинстве случаев дар передается через поколение. Тем не менее меня и моих сестер проверяли при рождении. На тот момент они ничего не нашли, но уже к десяти годам я спокойно зажигала свечу одним лишь взглядом, о чем, впрочем, упорно молчала. Я не собиралась пользоваться своим даром, да и не знала, как это делается, а потому опасной для общества себя не считала, хотя фанатикам может показаться иначе. Мама говорила мне когда-то об Империи, от которой нас отделяют горы. Якобы там магам всегда рады, и если на то будет нужда, то я смогу укрыться там.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
217 000 книг 
и 35 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно
5