Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Мальчик Мотл

Добавить в мои книги
15 уже добавили
Оценка читателей
4.83
Написать рецензию
  • two_cats
    two_cats
    Оценка:
    21

    Мир глазами Мотла

    Девятилетний еврейский мальчик Мотл рассказывает о жизни своей семьи, о смерти отца, о безуспешных попытках старшего брата разбогатеть, о их поездке в Америку и о том, как они «делали жизнь» в Нью-Йорке. Благодаря счастливой особенности детей воспринимать жизнь as it is и радоваться каждому дню мир в историях Мотла, на первый взгляд, не так уж и плох, но мы-то с вами понимаем, насколько круто этот оптимизм замешан на печальном.

    Каков же он, этот мир глазами Мотла?

    В нем есть мама – она плачет по любому поводу, такая уж у нее привычка. Старший брат Эля, который знает, как, потратив всего 1 рубль, заработать целых сто. Друг брата Пиня, «человек с головой», «большой мастер говорить рифмой». Рай в мире мальчика Мотла совсем не на небесах, как думает мама, но и не в бане в пятницу, как считает переплетчик Мойше, и даже не на горе из чистого хрусталя, где мальчишки бездельничают день-деньской, купаются в молоке и за обе щеки уплетаю мед. Нет, рай – в соседском саду:

    …клянусь вам, сад не сад, а рай земной<…> Чего-чего только нет в этом саду! Яблоки, и груши, и черешни, и сливы, и вишни, и крыжовник, и смородина, и персики, и шпанка, и абрикосы, и малина, и шелковица… Чего уж больше — даже виноград к Новому году можно получить у лекарихи Менашихи.

    Побывать в этом раю при жизни, разумеется, невозможно – он обнесен высоченным забором с колючками. Но все-таки однажды Мотлу удается вкусить пищи богов – попробовать персик. Его, кстати, лучше есть с хлебом. А еще Мотл со знанием дела может вам рассказать, как есть незрелый крыжовник, как быстро поспевает черешня и почему дыня лучше арбуза.

    Где-то существуют, оказывается, погромы. Но что это такое, Мотл не знает. А услышанному от товарища не очень-то верит.

    Погром это такая штука, которая теперь бывает повсюду. Начинается это с пустяков, но уж если начнется, что тянется дня три подряд…<…>Вышибают стекла! Ломают мебель! Вспарывают подушки! Пух летит, как снег! <…> Громят не только дома, — громят и лавки. Выбрасывают на улицу товар, топчут, грабят, рассыпают, потом обливают керосином и жгут.<…>А потом, когда грабить уже нечего, ходят по домам с топорами, ломами и дубинами. А полиция ходит следом. Поют, свистят, кричат: «Эй, ребята, бей жидов!» Бьют, убивают, режут, штыками колют…
    — Кого?
    — Что значит, «кого»? Евреев!
    — За что?
    — Что значит, «за что»? На то и погром!

    И еще есть на свете Америка – это такая страна, где «можно делать жизнь» и зарабатывать деньги. Туда надо ехать – это тоже новое, неизвестное еще удовольствие.

    Я даже не знаю, что значит ехать. Однажды, правда, мне довелось испытать это удовольствие. Я проехался верхом на козе нашего соседа… Дорого мне это стоило! Помимо того что я упал и расквасил себе нос, я еще получил несколько затрещин.

    Прежде чем попасть в Америку, надо перейти границу, а дальше - Львов, Краков, Вена, Антверпен, Лондон… Это замечательные города, особенно Антверпен, где все торгуют бриллиантами. И самое главное – если хочешь в Америку, - береги глаза, потому что с больными глазами туда не пускают. Придется тогда, как девочке Голделе, у которой вся семья уехала в Нью-Йорк, а она осталась в Антверпене одна, работать – и лечить глаза.

    В самой Америке очень интересно. Здесь никто ничего не покупает за наличные деньги, только в рассрочку. Здесь нельзя обижать того, кто младше. А уж в кино «навидаешься таких чудес, что голова кругом».

    Огромная страна,
    Ей нет конца и края,
    Здесь лжи в помине нет,
    Неправды здесь не знают…

    Одна только беда – так и тянет нарисовать всех тех, с кем довелось встретиться на долгом пути в Америку, но нет ни карандашей, ни красок, да и брат Эля грозится побить, если будешь рисовать.

    От такого детского простодушия невольно сжимается сердце. Хочется плакать. И смеяться. И снова плакать. И опять смеяться.
    Повесть осталась незаконченной. Что ждет мальчика Мотла и его родных в «земле обетованной»? Я не знаю. Но повторяю про себя, снова и снова: «Только не возвращайтесь в Европу, только не возвращайтесь»…

    Читать полностью
  • Lu-Lu
    Lu-Lu
    Оценка:
    13

    Несколько скептически была настроена, раскрывая очередную "книгу про еврейского мальчика". Но... приятно удивилась. Никакого морализаторства, никакой скуки, нытья и страданий. Очень живая, наполненная событиями и одесским юмором, книга; приятный язык, множество наивных авантюр, занятнейшие путешествия, смех сквозь слёзы и очаровательные детские объяснения всего происходящего вокруг.

  • Amatik
    Amatik
    Оценка:
    12

    Что может быть замечательней прочтения книги весной, когда читать совсем не хочется? А если повествование ведется от имени мальчика, смотрящего на мир через свою детскую непосредственность, что может быть увлекательнее? Да и мальчик не простой, а еврейский мальчуган, прототипом которого является сам автор.
    Еврейская семья после смерти отца всеми правдами и неправдами перебирается в Америку, землю обетованную, где живется лучше, чем в России, где всегда можно заработать и которая, можно сказать, земля обетованная для евреев. Мотл рассказывает читателю про свою вечно плачущую маму, взрослого брата, щиплющего бородку, невесток, соседок, своих друзей и случайных прохожих. Рассказывает так, что нельзя удержаться от улыбки. А английские слова, произносимые "зелеными евреями" чего стоят? Взрослые проблемы кажутся мальчугану смешными, но абсолютно понятными. Мотла раздражает, когда его называют ребенком, но иногда и недоумевает, почему уже взрослый в глазах некоторых.
    Чтобы не было спойлеров, не буду пересказывать перлы из произведения. Просто скажу, что люблю еврейский юмор, качественный, на грани приличия, жизненный и человечный. Люблю уже и творчество Шолом-Алейхема.

    Читать полностью
  • MarinaK
    MarinaK
    Оценка:
    8

    Шолом-Алейхем - один из любимейших писателей, а эта книга - одно из лучших его творений. Когда я её первый раз прочитала, то реакция была практически такая же, как у М. Горького: прочитала, смеялась и плакала. А потом были "Тевье-молочник, "Блуждающие звёзды"... Биография, написанная внучкой Бел Кауфман... Всё было интересно, и ни разу я не разочаровалась, но первым был все-таки он, мальчик Мотл, сын кантора Пейси.

    Удивительная книжка получилась у Шолома-Алейхема: в ней всё гармонично. Райский сад лекаря, в котором каждый плод прекрасен и описан почти по-гоголевски: "Ах, персики! Персики! Люблю их больше всего. За всю жизнь я съел только один персик, но вкус его до сих пор чувствую во рту. Это было несколько лет назад..." Телёнок Мени, с которым Мотл сдружился и которого отправили на бойню. Шкаф - последняя ценность, которую приходится продать, чтобы поддержать жизнь умирающего кантора Пейси. Бублик, из-за которого Мотла посчитали вором. Шумовка и лисий воротник - единственные ценности, которые сохранила Броха после банкротства её отца-пекаря...

    Мир людей, открытый автором, ещё более разнообразен: богач Иося, старший брат Мотла Эля, одержимый идеей обогащения (потрясающе смешные и правдивые авантюры с квасом и чернилами), подслеповатый стихотворец Пиня, лекарь и его жена, зорко стерегущие свой "райский сад".

    Путешествие в Америку - страну обетованную - особенно интересно тем, что мы видим его глазами девятилетнего Мотла, у которого весьма своеобразные представления о мире: "Видите, куда нас занесло? Аж в Броды! Я думаю, уже недалеко до Америки!" Эти весёлые и трагичные приключения не могут оставить равнодушными.

    Мир еврейской литературы - особенный, постичь его - огромное удовольствие. Шолом-Алейхем, Бел Кауфман, Эфраим Севела, Дина Рубина... Всё это очень здорово!

    Читать полностью
  • Tasha
    Tasha
    Оценка:
    6

    Этот роман, к большому сожалению, автор закончить не успел. В ту пору Шолом-Алейхем уже добился признания в Америке и роман печатался в одной из газет по главам, по мере написания...
    Очень интересный, самобытный язык, ирония, юмор... Главные герои- совершенно непрактичные евреи. Невезучие, временами, кажется, просто притягивающие неприятности люди, но при этом не теряющие оптимизма и веры в что-то хорошее или даже чудесное, подстерегающее их где-то неподалеку. За каждой их новой аферой следишь с надеждой, что вот-вот тут должно наконец повезти... повествование обрывается и у нас есть возможность самим додумать хороший финал...