ESET_NOD32

Рецензии и отзывы на Город Брежнев

Читайте в приложениях:
715 уже добавило
Оценка читателей
4.42
Написать рецензию
  • lustdevildoll
    lustdevildoll
    Оценка:
    35

    Весьма приметный факт, что за три последних года два из трех наиболее впечатливших меня отечественных романов написаны татарскими писателями. Всегда знала, что татары крутые.

    "Город Брежнев" - это бережный слепок эпохи, до самых мельчайших деталей, полгода из жизни нескольких человек, с открытым финалом. Все эти полгода я у мамы в животе сидела, но если честно, провинциальное детство середины восьмидесятых мало отличалось от детства середины девяностых, разве что у нас уже были киндер-сюрпризы, жвачка, джинсы и зарубежная культура, были бы деньги.

    Тринадцатилетний Артур Вафин - самый обычный советский подросток. Он ездит в пионерлагерь на море, смотрит фильмы с субтитрами Ээро, мечтает о магнитофоне, дерется на районе, влюбляется, задается вопросами, чего хочет от жизни и что в ней любит. Его папа главный энергетик литейки на заводе КамАЗ, но семья живет не как блатные, хотя имеет квартиру, машину, гараж и дачу. Вазых Насихович, которого жена зовет Вадиком, крепкий профессионал и честный человек, у которого душа болит за работу, из-за чего на заводе он проводит львиную долю времени. Очень подробно и емко описывается взаимодействие с системой и вообще встраивание в нее людей, все эти бесконечные цепочки согласований и "все всё знают, но никто ничего сделать не может".

    Отдельной линией идет судьба любимого вожатого Артурика Витальтолича, прошедшего Афган и не имеющего образования парня, который с легкой руки начальства попадает на КамАЗ и уже мечтает о карьерном взлете и семейной жизни с любимой, учительницей немецкого и французского Мариной Михайловной, однако все очень хрупко и может сломаться в один момент.

    Книга прямо-таки дышит тем временем, погружение как на десять метров с аквалангом в кристально-чистое море. Кинематографично не то слово, читаешь - и воочию видишь перед глазами эти картины. Очередь за выброшенными апельсинами по два рубля кило с аджикой за тридцать копеек в нагрузку, ритуальные остановки на выезде из города и на въезде, чтобы наскоро перекусить взятым из дома тормозком и выпить пару рюмок, панельные многоэтажки с местами неработающими лифтами и риском нарваться на перо (кстати, лифтов в книге много, и это не случайно - точно так же намертво стоят и социальные лифты, и кровь в виде людских судеб льется в них точно так же), стрелки комплекс на комплекс с самодельным оружием - арматурой, палками и нунчаками из табуреточных ножек, милицейский беспредел, когда четырнадцатилетнему подростку могут в отделении угрожать и дать по почкам, а милиционерам за это ничего не будет, заводская жизнь, где никто не хочет брать на себя ответственность - кабы что не вышло, школьные будни с идеологической нагрузкой и запретами делать что-то смелое, выбивающееся из казенного ряда, пионерлагерь с несъедобной столовской жратвой, дискотеками, куда приходят кадрить девчонок местные, и обязательным обмазыванием девчонок зубной пастой в королевскую ночь... Читала и прямо даже какая-то ностальгия пробивала, умеет автор с помощью мельчайших деталей создать иллюзию переноса туда, в Брежнев.

    Конец, конечно, внушает ужас, ведь знаешь уже, что там, впереди - авария на ЧАЭС, а там и распад страны не за горами, но пока, в феврале 1984-го, когда тебе четырнадцать и ты ничего этого не знаешь, будущее кажется светлым. Финал открытый, но дальнейшие судьбы героев нанесены аккуратными мазками и каждый волен сам строить догадки, что в итоге станется с героями. Идиатуллин бережно развесил по стенам все ружья, и все они к концу романа выстрелили, причем в самые неподходящие моменты, отчего грустно на душе и назад туда не хочется. Спасибо за экскурсию.

    Читать полностью
  • zhem4uzhinka
    zhem4uzhinka
    Оценка:
    32

    «Город Брежнев» - увесистая книжка, но это как раз тот случай, когда не хотелось, чтобы она заканчивалась. Я бы жила и жила дальше жизнь Артура, молодого парня, который при всех своих загонах и сложном характере умудрился получиться чертовски обаятельным. И темп повествования в книжке идеален, сюжет почти постоянно держит в тонусе, но нет такой «морковки», которая заставляла бы быстрее продираться к концовке, чтобы узнать, как там все будет. Точнее, формально-то она есть, в самой первой главе подвешивается, но мне, наоборот, не хотелось к ней приближаться. Страшно было за Артурика очень, хотелось, чтобы вот этот промежуток от первой главы и до последних событий тянулся и тянулся. Пусть будет эта череда непонятных девчонок и непонятных чувств к ним, эти странные взрослые со своими загонами, школа, пионерлагерь, вот это все пусть будет подольше.

    Хотя книжка не была бы так хороша, будь она только про советского школьника, который учится правильно держаться среди пацанов на районе, и не более того. Нет, это более широкий портрет эпохи, который одним Артуром не мог ограничиться. Тут и положение в стране, тут и специфика самого города Брежнева, тут и настроения, радости и печали советских людей в те годы, когда союзу осталось всего-ничего, но пока об этом никто не знает.

    Особенно понравилось, как показаны характеры окружающих Артура взрослых сначала его глазами, а потом более объективно. Такая получается разница… Короче, если бы не длинноватые истории о сломавшихся фиговинах на заводе «КАМАЗа», книга могла бы и вовсе стать любимой. И то я еще в конце года подумаю.

    Читать полностью
  • MarchingCat
    MarchingCat
    Оценка:
    26

    Моё Спасибо Шамилю Идиатуллину. Он написал роман, какой хотел бы прочитать сам, но при этом и такой, какой всегда хотел прочитать и я. Такой, где просто и честно про школьников 1980-х. Такой, где без крайностей. Но честно. Просто - как оно было.
    И чудесно, что не мемуары, а роман. Усреднение, некоторое обобщение и концентрация явлений и событий больше показывают эпоху, чем личный опыт одного человека.
    Производственные моменты, что уже отмечалось в отзывах, тоже очень хороши. А ещё - пионерский лагерь, магазины, общаги, быт - вот и срез жизни людей целого десятилетий.
    Сам я в восьмидесятые был чуток помладше главного героя, но многое осталось в памяти. Так что и ностальгия сыграла свою роль.
    Очень доволен временем, проведённым за чтением этой книги. Ещё раз спасибо автору.
    Не могу не отметить лишь один крупный (ИМХО) недочёт. Это, собственно, финальные события романа, а именно - поступок Витальтолича в гараже (кто уже прочитал - поймёт) - ну никак он не укладывается в тот образ Виталия, который автор обозначил за роман.
    Зато финальные слова романа диво как хороши. В них одна из ключевых черт советского (русского) человека:
    "Но мы, наверное, что-нибудь придумаем."

    Читать полностью
  • majj-s
    majj-s
    Оценка:
    17

    У хорошего писателя непременно есть черта, отличающая его от других, яркая особенность. Для прозы Шамиля Идиатуллина это эффект внезапного погружения. Сколько бы ни объясняли высоколобые критики, что книги следует читать с отстранённостью ломбардного оценщика, и вовсе не за тем, чтобы максимально слиться с героем; прочувствовать полноту его переживаний. Но любование стилистическими красотами, поиск аллюзий и упоение аллитерациями — все-таки дело десятое. А читаем мы для ощущений. Потому что чтение, как никакое другое занятие, как ни один из созданных наукой гаджетов, позволяет войти в иную реальность.

    Видеть глазами другого человека, что видит он; слышать, что он слышит; обонять, осязать, чувствовать вкус. Наслаждаться и ощущать боль, и вздрагивать от унижения, горечи, безнадежности. Я не оговорилась, ритуальная инициация даже важнее, чем «сон золотой» - пройди это опосредованно и в реальной жизни чаша сия минует тебя. Прививка по методу Луи Пастера или шаманское камлание — кому что ближе. Так вот, этот автор умеет что-то такое делать со своим читателем, что заставляет последнего мгновенно и неотвратимо впрыгнуть в шкуру героя. Только что ты была взрослой, умудренной жизнью женщиной, а следующее мгновение встречаешь мальчишкой под бетонной тяжестью обрушившихся на него проблем. И как/когда превращение случилось — поди разбери. Так было с «Убыром», с обеими частями, то же довелось пережить с «Городом Брежневым».

    Итак, его зовут Артур, он живет в Набережных Челнах, только в тот период город называется иначе, именем «мелкого политического деятеля во времена Аллы Пугачовой». И в этом городе совсем недавно построен завод, который обеспечит страну грузовыми автомобилями мирового уровня (угу, как в Тольятти, где теперь живу я, чуть раньше построили завод легковых авто мирового, хм, уровня). Артуру четырнадцать, мальчик крупный для своего возраста. Отец главный инженер одного из камазовских заводов (КамАЗ - не предприятие в городе, но город, построенный, чтобы обслуживать конгломерат предприятий).

    Артурик единственный ребенок в семье и если вы сейчас подумали: ясно, мажор, - то глубоко ошиблись. Отец героя, Вазых Насихович для коллег и подчиненных, Вадик для жены - горит на работе и живет работой (и это правильно, как по мне, мужчина без дела - не мужчина). И он не хапуга, не рвач, не коррупционер. Что, не было уже такого к 82 году? Я тоже думала - то было время слегка напуганных андроповским закручиванием гаек и "трудовой дисциплиной" несунов. Все тащили под шумок, до чего могли дотянуться или использовали служебное положение

    ("воруют дураки, умные живут на зарплату, но из уважения помогают друг другу").

    Может быть это диаметральное расхождение в оценке приоритетов того времени обусловлено тем, что мое детство (а мы с героем почти ровесники, он на год старше меня, как я на год старше автора) прошло в Азии - другой менталитет. Мы сталкивались с другими проблемами и решали их несколько иными способами. И теперь уже я говорю не о мире взрослых, а о тогдашних своих ровесниках. Наши мальчики (пацаны, да) тоже дрались, но не квартал на квартал, Алма-Ата вообще не делилась по такому принципу, там районы, и подросток из одного конца города мог спокойно появиться в любом другом, ну, если не вести себя чересчур дерзко.

    Мир книги - это мир искусственно созданных изолятов, именно так строились крупные градообразующие предприятия. Совершенно особая социодемографическая ниша - в один котел свалились деревенские, что искали лучшей доли в городе; перекати-поле из числа городских, кто подался за тридевять земель, соблазненный обещанными надбавками и соцпакетом; молодежь по распределению как учительница Марина Михайловна и специалисты как отец Артура.

    Понимаете, не десятилетиями складывавшиеся отношения и разграничение сфер, а такая вот солянка сборная с неминуемой борьбой за власть среди представителей второго поколения. Я теперь живу в городе, который строился по тому же принципу и деление на кварталы здесь четкое, и свары полвека назад были такими же, как те, что в книге.

    Я иногда думаю, кто из этих ребятишек вырастет и что они сделают через десять лет. Со страной, с миром. И страшно становится.

    говорит один из героев, что ж, здесь было несладко и тольяттинские криминальные войны девяностых гремели (когда те детишки выросли). Но мир устоял. Мир - саморегулирующаяся система с куда большим запасом прочности, чем может показаться.

    Чего не скажешь об отдельном человеке. Помните, у Стинга: "How fragile we are" - "Какие же мы хрупкие". Я говорила прежде о ритуальной инициации, так вот, Шамиль Шаукатович проводит своих героев через нее полной мерой (высшей, я бы даже сказала). Это уже не Крапивин, если искать корней, но в большей степени Железников и Лазарчук и в какой-то момент думаешь себе: да что же он делает, забыл что ли о нашей хрупкости? Помнит, к финалу не все доберутся, просится метафора о лифте, который может быстро и с невиданным комфортом доставить наверх, а может вдребезги разбить при падении.

    И еще одна, о том, что подземелья не так страшны. Раз уж затеялись вспоминать хорошие песни,то из Высоцкого: "Коридоры кончаются стенкою, а туннели выводят на свет". Те, кто нам дорог, выйдут на свет, зачерпнув дополнительной силы от корней, которые как известно, под землей. Как по мне, без последнего можно было бы обойтись, но такова природа таланта Идиатуллина, что вдохновение его во многом окрашено астрологическим четвертым домом: Мать-Сыра Земля; преданья старины глубокой и в конечном итоге семейные ценности. Каждый пишет, что он слышит.

    Мне тут маленькая птичка на хвосте принесла о лонг-листе Большой Книги 2017, буду держать кулаки. Теперь уже короткий лист БК (приписка от 31.05.2017). Не зря кулаки держала.

    Читать полностью
  • likasladkovskaya
    likasladkovskaya
    Оценка:
    14

    Производственный роман, в котором не разберешь - где утопия, где антиутопия, потому можно прозвать скромно - бытийный роман, повествование о жизни, слепок с эпохи...

    Даже родившись в 1996 году, настолько погружаешься в атмосферу, будто жил и знал, впитывал и пребывал вовлеченным. Такое редко бывает с писанным словом, чаще с творением кинематографии.

    Представьте себе типичный советский городок (для не москвичей и не питерцев совет: посмотрите в окно, прогуляйтесь до магазина), периода "пост-застоя" - брежневской эпохи.
    Городок, свидетельствующий, что "не все спокойно в Датском королевстве". Районы, кварталы, жилые Массивы, построенные по принципу, как говорил наш преподаватель: "Приезжаешь, видишь эти чёткие линии, квадраты, пятиэтажки, и веришь, что это фабрика по производству новых счастливых советских граждан, место, где спят рабочие, строители.., и на душе радостно".

    Советское детство, маленькие радости мелких диссидентское, которые слушают запрещенную музыку и говорят полушепотом, пионерский лагерь, где в "здоровой среде" Дети переживают пубертатный период при помощи подглядывания, разглядывания, слежки, встреч с глазу на глаз и глаза в глаза. Взрослые переживают любовь и во вовлечение в среду строителей коммунизма или хотя бы социализма, но чтоб обязательно развитой.

    Тогда о чем эта книга? О мучительно периоде осознания пола и ответственности перед собственным "я"? Может о простых рабочих парням? Или же ростках интеллигенции? О любви двух разных людей? Или же о трагедиях лифтов, которые убивают первоклассников? О мужских поступках и насилии? О бандах, которые никак не поделят квадратуру круга (те самые уютные жилые кварталы типичного советского города)?

    Важна ли здесь любовная линия или же преобладает детективная в духе российских полицейских романов? Нужно ли быть гомо советикусом или достаточно получить наследство в бывшей, наспех переделанной коммуналке?

    Думаю, что детали романа как цементные блоки выстраивают цельную картину советской действительности (невыносимая чёткость бытия глазами рано повзрослевшего ребёнка (Артурик) и двух заигравшихся взрослых.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Большое спасибо автору романа. Спасибо за правдивую книгу. Да это было наше советское детство, нам есть чем гордиться, спасибо Стране за то время!
  • Оценка:
    Потрясающая книга!!!Просто экскурс в детство!прочитала на одном дыхании,хочется ещё!