Книга или автор

Отзывы на книги автора Сергей Соловьев

5 отзывов
shulaev
shulaev
Оценил книгу

Об этом периоде нашей истории - о Смуте - и, следовательно, об этих двух томах исследования Соловьёва крайне не хочется писать длинную заметку. Мрачно, грязно и страшно. Об этом Сергей Михайлович честно и пишет. Иван Грозный совершил кровавую глупость - сына убил - с того всё и началось. Самодержавие пошатнулось, полетело в бездну, чуть не утянув за собою и всю страну. В эпоху безвластия народ занимается чёрте чем, верит во всякую чепуху, готов поверить любому мерзавцу и проходимцу. Выборный, не наследный царь априори слабее богопомазанного. Это доказало правление Годунова, который был достойным управляющим внешними делами (замечательно играл на противоречиях Польши и Швеции, достигал выгодного для страны внешнего мира), но никудышным внутренним правителем, потакателем льстецов и доносчиков. От того и погиб, уступив власть и жизнь свою и сына самозванцу. А дальше - смешались в кучу кони, люди, за самозванцом Шуйский, за Шуйским самозванец, за самозванцем боярское правление и поляки в Москве.
Кто всё это время охранял хоть как-то честь России? Мужественные люди, оборонявшие Смоленск и Троице- Сергиев монастырь, да под конец Смуты всем известные Минин и Пожарский.
Но главный защитник чести Российской - церковь православная, патриарх Гермоген и митрополит Филарет (Романов). Чтобы не случилось, нельзя покоряться иноверцу и иноземцу, пришедшему с насилием. Эту простую и неоспоримую мысль церковь смогла донести до ополоумевшей на какое-то время страны. И Филарет (постриженный в своё время в монахи насильно уже после рождения сына Михаила) получил заслуженную награду - его род создал величайшую в истории России династию. Память и слава!
---
А в подробности того, как переходила власть от тушинского вора к боярам московским, как свергали Шуйского, как на русский трон претендовал королевич Владислав, вернее отец его - Сигизмунд 3 Ваза - здесь распространяться не буду. Кто захочет - прочтёт. Но тема разит зловонием и в очередной раз заставляет со скорбью думать о мерзкой сущности человека. Сущность эту иногда может облагородить истинная вера. Как хорошо, что она изредка, но всегда вовремя проявляется. Вера не обязательно религиозная, главное - что искренняя, вера в то, что свою страну и своих предков нужно любить, вера в то, что зверское надо с себя соскабливать, восстанавливая человеческое. Только с благочестивым единением веры и разума человек становится человеком. Прописная истина, но пора бы всем, творящим историю, это усвоить.
---
Следующие два тома хранят для меня немалую интригу - эпоху царствования Михаила Фёдоровича (1613 - 1645) не знаю совершенно. Наверняка, интереснейшее описание позиционной войны с Польшей и Швецией, собирания земли Русской.

George3
George3
Оценил книгу

Я с большим трепетом отношусь к книгам всех жанров по истории, особенно истории своей страны. Понимаю, что фундаментальные труды читают, как правило, только специалисты, хотя есть и любители типа меня, которые набираются сил и терпения осилить всю , скажем, Историю Государства Российского Соловьева или труды Карамзина. Но такая книга, как эта, доступна для каждого, кому хотя бы немного интересна история государства, в котором он живет. Без знания истории своей страны нельзя быть ее патриотом.

shulaev
shulaev
Оценил книгу

Увлекательнейшее чтение, ровный и вместе с тем нескучный слог. Длинную рецензию писать не имеет никакого смысла. Воспользуюсь следующим поэтическим сравнением. Те, кто знакомы с Маркесом, поймут: как у того бесконечный (или практически бесконечный) ряд Аурелиано Буэндиа, так у Соловьёва ряд Изяславичей, Ростиславичей, Ольговичей, Мстиславичей, которые бесконечно из года в год воюют и гоняют друг дружку по городам и весям многострадальной матушки-Руси. При этом гибнет множество простых людей, о которых князья, в большинстве своём, особо не заботятся (впрочем, изредка один- другой князь ''много плакался''). Соловьёв безошибочно разбирается в переплетениях княжеских линий, я же - жутким образом плутаю и постоянно сверяюсь с генеалогической схемой. Но все эти шарахания князей по городам завлекают, как таблица футбольного чемпионата. Передвижения очень динамичны, нет ни единого года без событий, выделяю для себя с 1054 по конец 1 книги (1228), пустопорожней воды нет вообще, частенько язык автора стилизуется (впрочем, дозированно) под язык летописи, сама летопись обильно цитируется, но так, что современному человеку всё понятно, знать старославянский необязательно.
Соловьёв очень доходчиво объясняет, чем вызвано динамичное передвижение князей по городам. В отличие от Западной Европы, на Руси изначально не было понятие передачи власти по наследству. Правил страною огромный род Ярославичей, к тому же постоянно разветвляющийся. Старшим городом считался древний Киев. Только умрёт старший князь киевский, наследует ему самый старший из всего рода. Но линий, ветвей соперничающих, очень много. Начинаются разброд и шатание, перетасовки - кому каким городом управлять, войны.
В связи с этим интересно, что князья уходящие во в то время новый регион - Северо- Восток Руси (там впоследствии будут Владимир, Москва, Тверь и т. д.) постепенно теряют интерес к Киеву. Линия потомков Юрия Долгорукого на своём севере становится обособленной самовластной линией. Там тоже междуусобные войны продолжаются, но в ином качестве, хозяйственная линия стремится к власти не родовой, но к государственной...
Киев первым из крупных княжеств переживает и татарское разорение (во всяком случае, я так понял) и в итоге северный Владимир становится средоточием всей русской власти.
Уже из первой книги Соловьёва можно понять, откуда взялось разделение на Россию, Украину и Белоруссию. Князья полоцкие (белорусские правители) обособились раньше всех, ибо изначально не были из линии Ярослава Мудрого, были потомками Изяслава, другого сына Владимира Святого. Киев был столицей Юга, за него всегда все жестоко сражались, издревле. Про Владимирское княжество я уже упоминал. А Галицкое княжество Соловьёв описывает как геополитическую территорию, где впервые в истории Руси боярство попыталось стать силой более могущественной, чем князья. Уже тогда то боярство продавалось и полякам, и венграм, и кому только не продавалось...
На этом краткий, но сбивчивый отзыв закончен. Вторая книга обещает быть ещё более интересной. Там пойдёт рассказ о том, как татаро- монголький фактор повлиял на внутрекняжеские отношения.
В этом отзыве я практически ничего не отметил о международных делах Русского княжества, но смею вас уверить, что Соловьёв и этим занимается более чем обстоятельно. Мне же в данном случае было интереснее следить за внутриполитическими перипетиями. Каждый любитель отечественной истории найдёт в труде Сергея Михайловича что-нибудь себе по вкусу.

shulaev
shulaev
Оценил книгу

Увлекательнейшее чтение, ровный и вместе с тем нескучный слог. Длинную рецензию писать не имеет никакого смысла. Воспользуюсь следующим поэтическим сравнением. Те, кто знакомы с Маркесом, поймут: как у того бесконечный (или практически бесконечный) ряд Аурелиано Буэндиа, так у Соловьёва ряд Изяславичей, Ростиславичей, Ольговичей, Мстиславичей, которые бесконечно из года в год воюют и гоняют друг дружку по городам и весям многострадальной матушки-Руси. При этом гибнет множество простых людей, о которых князья, в большинстве своём, особо не заботятся (впрочем, изредка один- другой князь ''много плакался''). Соловьёв безошибочно разбирается в переплетениях княжеских линий, я же - жутким образом плутаю и постоянно сверяюсь с генеалогической схемой. Но все эти шарахания князей по городам завлекают, как таблица футбольного чемпионата. Передвижения очень динамичны, нет ни единого года без событий, выделяю для себя с 1054 по конец 1 книги (1228), пустопорожней воды нет вообще, частенько язык автора стилизуется (впрочем, дозированно) под язык летописи, сама летопись обильно цитируется, но так, что современному человеку всё понятно, знать старославянский необязательно.
Соловьёв очень доходчиво объясняет, чем вызвано динамичное передвижение князей по городам. В отличие от Западной Европы, на Руси изначально не было понятие передачи власти по наследству. Правил страною огромный род Ярославичей, к тому же постоянно разветвляющийся. Старшим городом считался древний Киев. Только умрёт старший князь киевский, наследует ему самый старший из всего рода. Но линий, ветвей соперничающих, очень много. Начинаются разброд и шатание, перетасовки - кому каким городом управлять, войны.
В связи с этим интересно, что князья уходящие во в то время новый регион - Северо- Восток Руси (там впоследствии будут Владимир, Москва, Тверь и т. д.) постепенно теряют интерес к Киеву. Линия потомков Юрия Долгорукого на своём севере становится обособленной самовластной линией. Там тоже междуусобные войны продолжаются, но в ином качестве, хозяйственная линия стремится к власти не родовой, но к государственной...
Киев первым из крупных княжеств переживает и татарское разорение (во всяком случае, я так понял) и в итоге северный Владимир становится средоточием всей русской власти.
Уже из первой книги Соловьёва можно понять, откуда взялось разделение на Россию, Украину и Белоруссию. Князья полоцкие (белорусские правители) обособились раньше всех, ибо изначально не были из линии Ярослава Мудрого, были потомками Изяслава, другого сына Владимира Святого. Киев был столицей Юга, за него всегда все жестоко сражались, издревле. Про Владимирское княжество я уже упоминал. А Галицкое княжество Соловьёв описывает как геополитическую территорию, где впервые в истории Руси боярство попыталось стать силой более могущественной, чем князья. Уже тогда то боярство продавалось и полякам, и венграм, и кому только не продавалось...
На этом краткий, но сбивчивый отзыв закончен. Вторая книга обещает быть ещё более интересной. Там пойдёт рассказ о том, как татаро- монголький фактор повлиял на внутрекняжеские отношения.
В этом отзыве я практически ничего не отметил о международных делах Русского княжества, но смею вас уверить, что Соловьёв и этим занимается более чем обстоятельно. Мне же в данном случае было интереснее следить за внутриполитическими перипетиями. Каждый любитель отечественной истории найдёт в труде Сергея Михайловича что-нибудь себе по вкусу.

fullback34
fullback34
Оценил книгу

Кем был и кем является для нас Петр? Изменилось ли что-то в оценках его деятельности? Точнее - меняются ли наши взгляды на то, что сумел сделать (и не сделать) Петр? Раскол народа на тех, для кого Петр - антихрист, и тех, кому он - наместник Господа на земле, пройдет ли? Или рассосется, как и вопрос нужно ли Ленина оставлять там, где он сейчас, сам собой? По причине пофигизма даже в научных кругах, не говоря уже об обывателях - кто на кого там что-то разделил и проч.
Эта работа предшествовала для меня Ключевскому о Петре, вообще была первой по теме, так случилось. Сказать, что принцип историзма в рассмотрении фигуры Петра, был каким-то особо значимым - нет, я не могу так сказать. То, что Соловьев по сути предлагает рассматривать историю реформатора контекстуально, в органике всей исторической ткани русского народа, да, ум это отмечал, но эмоционально впечатления не оставило. Осталось в памяти эмоционально яркое. А это, разумеется, какие- то особые факты. Например, что в столицу нельзя было заехать с товаром или грузом, не везя с собой определенного количества камней для мощения улиц.
Тут вот, какое дело. Почему Грозный и Петр - фигуры наиболее яркие в "лицографии" рюриковичей-романовых? Такая мысль пришла в голову: невероятное количество событий в сонной русской жизни, хотя никогда она не была таковой. От классиков, что вещали: всё та же убогая картина жизни народной, не меняющаяся столетиями, до "Машины времени", что вещала, что "в нашей жизни ничего не происходит и вряд ли что-нибудь произойдет". Или, что "влекут меня сонной державою, что распухла парам-барам от сна".
Достаточно самому постоять "на берегу пустынных волн", чтобы оценить решимость и решительность Петра (и самодурство? "хочу вот тутова - рубите дверь по мне" - Евтушенко о другом персонаже). Да, дело-то оказалось - мама не горюй! А коль скоро эмоций в отношении царственного ньюсмейкера было выше шпиля Петропавловки, то и науки, то есть объективного взгляда на Петра не было, - пишет Соловьев. Не отдельный герой и его поступки, где народ - глина, воск(или песок?), делают историю, но народ с историческим прошлым во главе с помазанником Божиим творят собственное предназначение (христианство и наука - так у Соловьева).
Мне нравятся такие понятия, как "святоотеческая литература", "святоотеческое наследие", "святоотеческое предание". Безусловно: научные труды Сергея Михайловича не подходят под эти определения. Но у него святость иного характера: глубочайшее уважение-приятие всего, что было в нашей исторической жизни, как бы прошедшие события не "смотрелись" ныне. Вот ведь крепостное право. Уж сколько говорено-переговорено о рабском-де нашем национальном характере. Почитайте "Чтения": несколькими предложениями, ясно и логично о причинах его возникновения и вообще - обо всем, что с ним связано. Остается чеканной строкой в памяти навсегда.
Рекомендую настоятельно к прочтению. Книга на много лет вперед определила национальный взгляд на Петра - реформатора, плоть от плоти своего народа.