Читать книгу «Земля 2252» онлайн полностью📖 — Сергея Куца — MyBook.

Сергей Куц
Земля 2252

Пролог

– Господин Воронцов! – Старик с редкими белыми волосами склонил голову в почтительном поклоне.

– Здравствуйте, Игорь Иванович. – Майор Воронцов протянул для рукопожатия руку в тяжелой перчатке.

Закованный в армейскую экзоброню старший сын президента корпорации «Сигма», высокий и широкоплечий, казался огромным рядом с профессором Мартыновым. Почтенного академика тоже облачили в штурмовую броню, но, будучи ниже ростом, тот смотрелся не столь внушительно. Да и вообще Мартынов ученый, а не солдат, он бурно протестовал, не желая надевать экзокостюм. Однако профессора поставили перед фактом: или подчиняется приказу, или в Дикие земли не летит. Мартынов сдался. Впрочем, себе дороже перечить прямым распоряжениям наследника одной из трех корпораций, что разделили меж собой Землю, Солнечную систему и человечество.

Корпорация – это дом, это мать и отец, и каждый в Красном секторе принадлежит Корпорации. Гражданин для Корпорации, Корпорация для граждан!

Владимиру Воронцову рассказали о попытке академика поспорить с капитаном Вариным, начальником вещевой службы базы. Глядя на профессора, бросившего очередной недоуменный взгляд на свою броню, Владимир непроизвольно улыбнулся. Говорят, у профессора злой, мелочный характер, но пока академик только забавляет.

– Прошу вас, профессор, не злоупотребляйте протоколом, – сказал Воронцов, мысленно пожелав, чтобы Мартынов принял его ухмылку за улыбку приветствия: не хотелось начинать знакомство с негатива. – Моя просьба касается и экспедиции. Между нами достаточно называть меня по имени, а на борту – майором Воронцовым.

– Почту за честь, – произнес профессор. Всецело поглощенный предстоящим событием, он не заметил невольной насмешки Владимира.

В восемьдесят с небольшим старик выглядел бодро, лет на десять – пятнадцать моложе своего возраста, и сейчас волновался как юнец. Проект, который профессор вел четверть века, закрыли после первых положительных результатов. Это был тяжелейший удар для Мартынова, он перенес инфаркт. Все, ради чего жил и работал, потеряло смысл. Однако он не сдался, он дал бой бюрократии. Пришлось дойти аж до самого вице-президента Ролова, зато лаборатория продолжила замороженную программу. Сегодня важнейший этап возобновившихся исследований.

– Гос… извините меня, Владимир, – осекся Мартынов. – Моих людей допустят к силовой установке? Я говорю о перелете и о самом эксперименте. Признаться, мы крайне беспокоимся за наше оборудование, которое запитали от реактора корабля.

– Не волнуйтесь. Я, как начальник экспедиции, отдал приказ не препятствовать вашим помощникам. Их могут в чем-то ограничить только после моего непосредственного распоряжения.

– Благодарю вас, господин Воронцов, – сказал академик, – и простите старого профессора за забывчивость, но иногда я буду обращаться к вам по протоколу.

Владимир поморщился. В армии протокольный этикет только мешает.

– Скажите, на каких кораблях мы полетим?

– Наши номера 042 и 043.

Воронцов указал на пару выведенных из ангаров бортов с большими белыми цифрами на внешней обшивке. Малые десантные корабли одинаково хорошо подходили как для межпланетных переходов внутри Солнечной системы, так и для полетов за Периметр, границу Красного сектора, без выхода за пределы атмосферы Земли. Огневая мощь и две роты личного состава на двух бортах даже избыточны для короткого визита в Дикие земли, но иначе эту экспедицию не организуешь.

Майор Воронцов и профессор направились к десантным кораблям. Мощные прожекторы делали ветреную ночь днем, и на взлетно-посадочной полосе 10-го отдельного десантно-штурмового полка кипела жизнь. Механики заканчивали подготовку к вылету.

– Я читал отчет по заседанию закрытой комиссии при Совете директоров, которая заслушала ваш доклад. – Чтобы занять время, пока идут к кораблям, Владимир продолжил разговор новой темой. – И, не стану скрывать, очень удивлен, что вы все-таки добились разрешения на эксперимент.

– Если бы не личное ходатайство вице-президента и вмешательство самого президента, мне бы нипочем не удалось их убедить, – развел руками Мартынов. – При том что исследования моей лаборатории имеют прямое и непосредственное значение для будущего Корпорации. Да что там… Речь обо всем человечестве! Американцы тоже ведут работы по моему направлению.

– И европейцы, – поправил Воронцов. Ему, как куратору нового совместного проекта Генштаба и Академии наук, за неделю с момента назначения пришлось изучить солидный объем информации – научной, разведывательной и аналитической. Почти всегда с грифом «совершенно секретно».

Все три мировые корпорации активно продвигали разработки по варп-двигателям. Межзвездные перелеты – это пока еще мечта, но уже кажется вполне достижимой. Помимо прямых исследований велись десятки смежных. Одно из второстепенных направлений возглавлял профессор Мартынов, и он получил вполне конкретный результат. Обратный поток времени.

В ученой среде цивилизованного мира давно говорили, что с началом эры варп-двигателей, искажающих пространство и время, путешествия в прошлое или будущее станут реальностью. Полагали, что сначала человечество доберется до чужих звезд, а потом откроются межвременны́е перемещения. Но все обернулось иначе. Сперва открыли обратный поток времени.

Два года назад в лаборатории под Новосибирском группа ученых под руководством профессора Мартынова экспериментально доказала возможность путешествия в прошлое. Результаты сверхсекретной работы потрясли высшее руководство. Как полагали, открылось грандиозное окно возможностей, но очень скоро первоначальная эйфория сошла на нет. Эксперименты продемонстрировали, что играть с прошлым крайне опасно: любое вмешательство в былое делает настоящее непредсказуемым, и спустя полгода исследования свернули.

Но когда президент получил информацию, подтвердившую, что в Синем и Белом секторах также ведутся активные работы в области обратного времени и американцы уже получили первые результаты, профессора Мартынова незамедлительно вызвали в Красноярск на закрытую встречу с Владиславом Воронцовым.

После общения с президентом исследования продолжились, однако с существенным ограничением. Со строжайшим запретом на перемещения в прошлое! Однако без экспериментальной практики работа основательно забуксовала. Тогда Мартынов подготовил новый доклад.

Он представил программу, открывающую реальную возможность покончить с самым серьезным вызовом современности, на который до сего дня так и не удалось дать адекватного ответа, – человечество стремительно вымирает. Сто лет назад впервые зафиксировали мутацию, убивающую функцию продолжения рода, и сейчас в Красном секторе и колониях каждая седьмая женщина не может иметь детей, и процент бесплодных растет с каждым годом.

По прогнозам, недалек тот день, когда воспроизводство человеческого рода будет возможно только искусственным путем, но это не лучшее решение. Дети, рожденные от тех, кто зачат в больничных палатах, почти всегда бесплодны. Генетический код человечества необратимо поврежден. Аналогичная ситуация и в двух других цивилизованных секторах, как и в их инопланетных владениях. Среди одичалых то же самое.

Привлеченная Мартыновым группа биоинженеров убедительно доказала, что мутация зародилась в период Третьей мировой войны. Значит, нужно изъять генетический материал из прошлого, и это возможно. Если Корпорация обратит вымирание своих граждан вспять, то стратегия завоевания господства над цивилизацией обретет вполне конкретные очертания.

– Кто наша цель? – спросил Владимир.

Они прошли половину расстояния до кораблей.

– Андрей и Евгения Ливадовы.

Нетчип, вживленный в тело сына президента, получил от Мартынова файл из архивов МВД за двадцать первый век: они частично сохранились после гибели старой России. Нетчип передал данные по нейросети в мозг, который сформировал проекцию информационного окна, повисшую перед Владимиром словно в воздухе и видимую только ему.

Воронцов синхронизировал свой нетчип с нетчипом профессора, и теперь они вместе изучали архивные данные. Евгения Константиновна Ливадова, уроженка города Ярославля, 1998 года рождения, и Андрей Константинович Ливадов, уроженец города Рыбинска, 1995 года рождения, пропали без вести при невыясненных обстоятельствах в ночь с 26-го на 27 сентября 2016 года в окрестностях Ярославля.

– Смазливая девчонка, – произнес Владимир, пролистывая старомодные фотографии. – Мы летим за ней?

– Все так, Владимир Владиславович, – забылся профессор.

– Прошу вас, оставьте это, – напомнил майор. – Две тысячи шестнадцатый год. Вы уверены, Игорь Иванович? До Третьей мировой и Судного дня еще довольно далеко.

– Уверен, – заявил Мартынов. – Вживление нетчипов производилось контрольным экземплярам из десяти разных веков. Умерли все, даже человек из середины двадцатого века. Их сознание не выдерживает вживления, полная аналогия с одичалыми. До закрытия исследований не успели изъять представителя более поздней эпохи. Сегодня мы продолжим, и на этот раз все получится!

– Полагаете, что с молодой женщиной из начала двадцать первого столетия выйдет иначе, чем с предыдущими объектами?

– Да, и у меня есть основания так думать. Именно в этот период началось широкое проникновение сетей. Теоретически ее психика подготовлена к соединению с нетчипом. Поглядим, как выйдет на практике. Но, смею заверить, две тысячи шестнадцатый год и начало Третьей мировой – это по сути один технологический уровень, а первые нетчипы появились на второй год войны.

Воронцов и профессор миновали линию из десантников. Старший оцепления отсалютовал майору.

– Допускаю, что ваши предположения верны, – рассуждал вслух Владимир, когда они начали подниматься на борт МДК с номером 042, – однако же одна, две или даже сотня рабынь не остановят вымирания. Потребуются тысячи и тысячи женщин, которые будут рожать. Вы предлагаете устроить вторжение в наше собственное прошлое?

– Пускай об этом болит голова у Совета директоров и Генерального штаба, – уклончиво ответил Мартынов. – Мое дело маленькое. Наука.

Слова Игоря Ивановича позабавили Воронцова, и он не сдержал новой ухмылки. Академик добился возобновления замороженной программы, но сложности практического применения результатов своей работы предпочел взвалить на чужие плечи. Владимир подозревал, что ему отец и поручит проработку данного вопроса, раз уж назначил куратором проекта.

Мартынов углядел улыбку начальника экспедиции, но предпочел сделать вид, что не заметил ни ее, ни ироничного взгляда молодого офицера. За долгие месяцы после закрытия исследований и не на такое насмотрелся.

Позади с шипением закрылся входной люк. «Снимайте оцепление!» – сообщил через сеть Воронцов. Спустя секунду из штаба полка пришло подтверждение о получении команды и разрешение на взлет.

– Если позволите, я выскажу свое мнение относительно вашего вопроса. Но предупреждаю: это всего лишь частные суждения старого профессора.

– Извольте.

– Известно, что архивы с персональными данными по гражданам России периода Третьей мировой и Судного дня сохранились почти в полном объеме. Мы изымем нужных нам женщин, которые погибли при катаклизме, непосредственно перед их смертью и дадим им новую жизнь в нашем времени.

– Вы представляете масштаб и сложность подобной операции?

Мартынов не ответил. Он хотел что-то сказать, но промолчал – наверно, собрался опять умыть руки. Дескать, давайте решать проблемы по мере их поступления. Владимир выругался про себя.

Они прибыли в командную рубку, где размещалось одиннадцать человек: семеро флотских во главе с командиром корабля капитаном 3-го ранга Минкладзе и четыре офицера из управления роты. Всего двое лишних людей создали тесноту. В МДК свободное внутреннее пространство резали по-живому.

Капитан Минкладзе приветствовал старшего по званию и одновременно сына президента. Затем доложил:

– Взлет разрешен!

– Взлетаем, – кивнул майор.

Почти мгновенно появилось чувство полета. Воронцов смотрел на главный монитор командного отсека десантного корабля – они набирают высоту. За рабочими местами экипажа только старомодные экраны: считается, что они гораздо надежнее инфопроекций. А под мониторами – выдвижной дублирующий блок управления. Если нарушится связь нетчипа с системой корабля, команды будут подаваться клавиатурой и джойстиком – архаичными, но полностью рабочими.

Владимир почувствовал, как закололо кончики пальцев, два удара сердца – и это ощущение ушло. Сорок третий борт, идущий параллельным курсом, включил маскирующую завесу. Невидимая сфера окутала два судна. Хотя сорок второй ведущий, а сорок третий ведомый, блок силовой установки на их МДК, питающий радиоэлектронное поле, переключен на оборудование Мартынова. Поэтому маскирующая завеса сорок третьего укрывает сразу обоих. Чужие спутники не должны засечь работу ученых.

Скоро пара бортов вышла за Периметр. Граница Красного сектора, который иногда по старой памяти именовали Россией, осталась позади, они над Дикими землями. До мертвого Ярославля сорок минут полета.

… – Посадка завершена, – сообщил капитан Минкладзе.

– Первому взводу первой роты и первому взводу второй роты обеспечить круговую оборону, – приказал по каналу командной связи майор Воронцов. – Дальше пятисот метров от бортов не отходить! Дроны и разведчиков в небо поднимать только после моей личной команды! Командиру первой роты майору Городничему принять общее командование в случае нарушения связи со мной.

– Есть!

– Теперь ваш черед, Игорь Иванович, – обратился Владимир к Мартынову.

– Проводите к моим людям, – взволнованно произнес профессор.

Воронцов отправил с академиком командира третьего взвода, а сам последовал в десантный отсек. Спускаясь вниз, он вдруг понял, что его бьет нервная дрожь. Через каких-нибудь двадцать минут оборудование Мартынова создаст энергетическую сферу, которая обратит время вспять. Вся материя в радиусе одного километра от их кораблей перенесется из две тысячи двести пятьдесят второго года в две тысячи шестнадцатый. После сигнала профессора взвод бронемобилей выйдет за границу невидимой глазу сферы и проникнет в пространство прошлого. Захватом объектов Воронцов решил руководить лично.

Добравшись до десантной палубы, Владимир поприветствовал выстроившихся в линию бойцов. Майору подали его шлем. Щелкнув, он соединился с броней, выдвижной визор закрыл лицо.

– По машинам! – произнес Воронцов.

Система связи довела его команду до десантников, и взвод развернулся к пяти колесным броневикам. Владимир занял в головной машине пустующее место командира первого отделения. Ему передали крупнокалиберный штурмовой автомат.

Трехстворчатый люк десантного отсека пришел в движение, впуская внутрь наружный воздух. На грунт опустились выдвижные сходни для выезда техники.

– Вперед! – произнес Воронцов. Синхронизированный с экзоброней нетчип создал проекцию боевого интерфейса.

Стандарт

3.5 
(2 оценки)

Земля 2252

Установите приложение, чтобы читать эту книгу