Внизу наш дом

3,8
51 читатель оценил
421 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу
  1. MarchingCat
    Оценил книгу

    Основной смысл сюжета - насытить войска правильными самолётами к началу войны. Ну и что будет дальше благодаря этому. Но не просто подсказав кому что нужно, а очень подробно. Что на каком заводе. Какой двигатель в каком самолёте. Типы самолётов, двигателей, шестерёнок, шняг и приблуд. В деталях. Настолько правдоподобно, что полное ощущение, что роман написан человеком, самим строившим те самолёты и на них летавшим.
    То есть - хорошее производственное попаданство. Всё о самолётостроении в предвоенный период. И традиционно для Калашникова - всё очень так по-доброму. Невзирая на жертвы. Всё-равно по-доброму. Со строгим, но добрым Сталиным, с иногда непутёвыми, но как минимум не злобствующими НКВДшниками и так далее. Тут автор себе верен. Злых или даже просто жёстких книг у Калашникова, по-моему, вообще нет.
    Юмор в наличии. Но изредка и того типа, что улыбает, но не заставляет смеяться в голос.
    Роман пусть и интересный и достаточно хорошо (легко) читающийся.... но он именно что производственный, подчёркиваю это ещё раз и особо. Боёвки мало. Чего-то душевного, личного - ещё меньше. Использования предзнаний за пределами самолётостроения - почти никакое, чисто условное.
    Сюжетная линия закрыта. Продолжения не ожидается. Читать можно смело.
    Моя оценка, возможно, на балл занижена. Это субъективно. Лично я ждал от книги про попаданца чуток другого...

  2. rskt...@mail.ru
    Оценил книгу

    Еле дочитал.

  3. Алексей Мартынов
    Оценил книгу

    Принца тут нет. Есть Муся и много авиации. Как ни странно читаемо. Хотя и несколько скучновато местами.

  1. А чем же так привлекателен для вас социализм? – продолжил допытываться товарищ Сталин. – Социальные гарантии, – развела руками Мусенька. – Именно большевики сделали ставку на обещание их в качестве основного аргумента, привлекающего народные массы. И, кстати, сделать в этом направлении сумели достаточно много. – Даже буржуям проклятым пришлось заниматься этими вопросами, глядя на нас. А то бы у них народ всё время бунтовал. И кое-где они даже сумели добиться на этом поприще больших, чем в нашей стране, успехов потому что имели для этого лучшую производственную базу. Одним словом – соревнование между капиталистической и социалистической системами в области экономики – это и будет основным процессом в ближайшие десятилетия.
    16 ноября 2018
  2. У нас в конце восьмидесятых крах системы социализма как раз и начался с того, что разрешили возродить кооперативы. Они сразу начали заниматься спекуляцией – покупали товар по государственной цене, а продавали по коммерческой, – снова объяснила Мусенька. – Всё сразу во много раз подорожало, и началось обесценивание денег. А потом настали лихие девяностые. Власти теряли контроль над ситуацией, потому что кругом расцветала преступность, чиновники продавались недорого, зарплату на предприятиях перестали платить – всем тогда было тошно.
    16 ноября 2018
  3. В общем-то, с точки зрения диалектики, наш мир пребывает в постоянном развитии. Вместе с миром развивается и борьба за рынки сбыта. В их пределах происходит конкуренция между производителями, нацеленная на повышение качества продукции и снижение её стоимости. Оба эти фактора я полагаю положительными. Однако в борьбе случаются и победы, когда проигравший разоряется и уходит, оставляя всё выигравшему. Таким образом, формируется монополизм – страшный враг прогресса. Предприятие, избавившееся от конкурентов, начинает повышать цены и не так пристально присматривает за качеством плодов своих трудов. Классики марксизма справедливо назвали этот процесс загниванием, – сделал я новый «заезд». – Так вот! Коммунистическая партия сейчас как раз и вступает в фазу монополизма – побеждает всех своих врагов. Далее, по тому же Марксу, произойдёт загнивание, вызванное внутрипартийными процессами – борьбой за позиции в собственной иерархии, вслед за которым начнётся разложение. Из передового отряда рабочего класса большевики превратятся в тех же чиновников, столь ярко описанных Чеховым, Гоголем и другими писателями ещё дореволюционной поры.
    15 ноября 2018