Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
270 печ. страниц
2017 год
16+

Такую возможность давал специальный чип, вживленный каждому курсанту при поступлении.

Курс обученья делился на недельные циклы. В конце каждой недели курсант подвергался гипнопедии, во время которой, весь недельный цикл ускоренно повторялся под гипнозом и записывался на чип. В последствии, по мере необходимости тех или иных знаний, импульс мозга открывал в чипе нужный цикл и информация мгновенно освежала память.

Благодаря уникальному методу обучения, дети учились быстро и с отличными результатами. На третьем году обучения, все в группе, прошли школьную программу. Изучили высшую математику. Защитили диплом: по химии, физике, и по всем естественным наукам.

Напряжённый график обучения, компенсировался активным отдыхом.      На территории центра, работал отличный спортивный комплекс. Театры, от кукольного, до балетного, видеосалоны и танцевальные залы. Сам центр располагался на окраине города в ухоженной тайге. Недалеко была одинокая скала, метров триста высотой, а рядом со скалой, бежала небольшая речка.

Дети с воспитателями часто ходили в ночные походы по таёжному краю. Любимое место ночевки было на берегу речки, у скалы.

Очень часто скала использовалась как природный инвентарь, для тренировок.      Серёжа и Женя, со своими друзьями, в свободное от занятий время, любили пробираться в спец-зал, куда взрослые космонавты приезжали осваивать Космо-десантный скафандр.

Наблюдать за взрослыми было очень забавно. Надевая Космо-десантный скафандр взрослые дядьки, превращались в беспомощных, не умеющих ходить, детишек. Видя эту сцену, ребята хохотали от всей души и того не зная, набирались опыта. Потом, когда пришло время изучать скафандр им самим, этот опыт пригодился.

После трёх лет обучения ребята стали вылетать в космические командировки, где выполняли задания наравне с взрослыми. Конечно по мере своих сил, а они, когда находишься в Космо-десантном скафандре, уравниваются.      Космо-десантный скафандр, это робот, в котором есть место для человека. Перед тем как занять это место, к специальному датчику на скафандре прислоняют браслет десантника, где хранятся все параметры погружаемого. Такой браслет имеют все космонавты с допуском к использованию Космо-десантного скафандра

Датчик считывает информацию и автоматически подгоняет по параметрам место погружения. Когда человек погрузился, скафандр начинает выполнять все движения тела.

Для работы в таком скафандре, надо иметь большой опыт.      Необходимо потратить немало времени и сил, прежде чем научишься делать первые шаги. Со временем, привыкаешь к нему так, что скафандр становится полностью тобой. Даже походка человека передаётся Космо-десантному скафандру.

Только сила скафандра не зависит от физической подготовки человека. Поэтому дети, находясь в Космо-десантном скафандре, не отличались этим от взрослых.

Для экипажей, в которые курсанты направлялись на практику, они так и остались детьми. Взрослые их всерьез не принимали и старались от всех сложных заданий отстранить. Ведь у многих на земле были свои дети такого же возраста. Родительский инстинкт всегда брал верх. С ними делились всем вкусным и опекали как родных. Поэтому курсанты частенько возвращались в Центр, с излишним весом, который, инструктора с ожесточением выгоняли на полигоне.

Не успели курсанты отдохнуть после месячной практики на Венере, как группу, по тревоге подняли в четыре утра. Заспанные курсанты выскочили из казармы. Шёл мелкий, холодный дождь. Курсанты сразу стали похожи на мокрых продрогших цыплят.

Группу построили на плацу и объявили, всем срочно надо быть на борту космического корабля, находящегося в данный момент на орбите.

Тёмное, затянутое облаками небо озарилось светом, и на мокрый плац, приземлился космический челнок. Крышка люка, бесшумно опустилась, образовав собой трап.      Ребята поспешили внутрь. На борту челнока, курсантов пригласили занять места в Космо-десантных скафандрах, затем рассадили парами. Челнок взмыл в воздух и полетел к кораблю.      В стратосфере, у курсантов на мониторе скафандра, загорелся сигнал аварии. Ребята забеспокоились, но объявили учебную тревогу.      Поступил приказ, срочно покинуть борт и в течение трех суток, прибыть в космический Центр. Прыгали парами, в предрассветную тьму. Парой Серёжи, как всегда, была Евгения. Выпрыгнув из челнока, Серёжа сразу потерял Женю, она растворилась в темноте. Следить за направлением её полёта время было недостаточно, появились непредвиденные обстоятельства. При отделении от челнока, двигатель на Космо-десантном скафандре должен заработать немедленно, но этого не произошло. От инерции прыжка и встречных потоков воздуха, скафандр закрутило, и пришлось приложить немало труда и умения, чтобы в полной темноте выровнять полет. Когда полет стабилизировался, пришло время думать.

«Раз двигатель не запустился, значит в него заложен таймер, – пронеслась мысль в голове у Серёжи. – В таком случае, надо запустить самому. Для этого под правым указательным пальцем, есть кнопка запуска. Чем быстрее произведешь запуск, тем выше бал».

По истечении заданного времени, запуск производится автоматически, но курсант в этом случае считается погибшим, а это может повлечь за собой серьёзное наказание.

С ручным запуском обошлось без проблем. Как только заработал двигатель, падение прекратилось. Автоматика выровняла полет, но скафандр не отвечал на мысленное управление полётом. Двигатель просто замедлял падение.

«С первым заданием справился, теперь можно немного оглядеться», – радостно подумал Серёжа. Но тут, обнаружилось, что обзорный монитор не работает и ночное видение отсутствует. Серёжа сделал прозрачным шлем, но это большого результата не принесло. В предрассветной мгле под ногами просматривались неровности поверхности.

«Приземляемся в горной местности», – по рельефу определил Серёжа.

Он угодил в расщелину между скал.      Это он понял, когда перед глазами замелькала скальная порода. Мысленно дал команду подняться, но ноги уже коснулись поверхности, и двигатель перестал работать. Скафандр наполнился тишиной.

– Вместе с двигателем отключили и передатчик, а особый сплав скафандра поглощает все наружные звуки, – понял Серёжа, окунувшись в полную тишину.      Попытка заполнить безмолвие музыкой, успехом не увенчалась, музыкальный кристалл, тоже отсутствовал. Оглядевшись, Серёжа увидел, что на завтрак тоже можно не рассчитывать. Блок питания испарился:      – Хорошенькие делишки, – произнёс вслух Серёжа, и замолчал.

Он подумал, обратная связь может быть исправной, и его могут слышать. А шизофреником, который разговаривает сам с собой, он слыть не хотел.

Расщелина, в которую угодил Серёжа, была погружена во мрак. Рассвет ещё не добрался сюда, хотя, небо над головой уже имело светлые тона, а тучи стали реже.      Сверившись с компасом, Серёжа определил, что направление к космическому центру, преграждала вертикальная стена, метров пятьдесят высотой:      «Как жаль, что не работает двигатель, в два счёта, был бы на верху!» – подумал Серёжа, и приступил к подъему, цепляясь за неровности и выступы.

Жене, повезло больше: она приземлилась невдалеке от той расщелины, куда угодил Серёжа. Внезапная тишина, обрушившаяся на неё, заставила мгновенно пробежаться взглядом по приборам. Женя, так же как и Серёжа увидела, что очень многого лишилась.      С тишиной, Женя стала бороться тем, что стала напевать модные мелодии.

На мониторе скафандра, высвечивались яркие точки, которые обозначали нахождение участников этого учебного выброса. Евгения, быстрым шагом направилась к ближайшей точке, она должна обозначать Серёжу:

«Мы прыгали вместе и он должен оказаться ближе всех», – рассуждала Женя. Рассвет начался, но было ещё темно.

«Местность незнакомая, надо продвигаться осторожней», – решила Женя, и сбавила шаг.      Когда она подходила к краю расщелины, заря уже окрасила половину неба. Вершины гор, как будто плыли в расплавленном золоте. Зацепившиеся за вершины облака, ожидали появления солнца.

Женя подошла и заглянула вниз.

Серёжа был уже рядом. Перед ним, был участок гладкой стены, но если немного подпрыгнуть, можно ухватиться за выступ, подтянуться и победа! – стена пройдена.

Серёжа увидел Женю, помахал рукой. Женя жестом попросила его подождать, но Серёжа прыгнул и ухватился за выступ. Однако он, оказался не прочным и вывернулся из стены. Серёжа полетел вниз, держа в перчатке скафандра камень.

В голове Серёжи мелькнула мысль:      «Всё, это конец!»      Падая, он увидел испуганное лицо Жени, как она метнулась к нему, но перехватить не успела. Серёжа понимал, что пролетев такое расстояние, он разобьется. Представил лица мамы и папы, когда они получат известие, о его смерти. Стало очень жалко родителей.

Ещё он подумал. «Надо бы, прежде чем взбираться, закрепить страховочный линь». Вспомнив о лине, Серёжа направил пусковой аппарат в сторону скалы и нажал пуск. Так как он падал спиной в низ, выстрел линя был удачный, но запоздалый. В этот миг, заработал двигатель, выравнивая падение и скафандр совершил мягкую посадку. «Я живой», – мысленно кричал Серёжа, даже в такой ситуации не забыв о прослушке. Сердце стучало, разрывая грудь. Обильный пот заливал глаза, смешиваясь с выступившими слезами:

«Какой же я глупый, полез на стену, а про страховку забыл», – запоздало корил себя Сергей. Повторный подъем был гораздо быстрей и легче. Евгения опустила спасательный линь, Серёжа закрепил за него скафандр, и очень скоро, они стояли вдвоем наверху. Взглянув на Женю, он увидел, что она что-то очень энергично говорит, забыв в пылу, что скафандр звуконепроницаемый. В этот момент Серёжа был рад, что связь отключена.

Направление к Космическому Центру было в противоположную сторону от гор, это немного радовало. Идти на спуск, в скафандре, намного трудней, чем на подъём, но это всё же легче, чем взбираться на скалы и спускаться с них. По монитору было видно, что все ребята собрались парами и двигаются к намеченной точке встречи. Серёжа и Женя пошли тоже.      Вскоре, на склоне стали встречаться редкие деревья. Чем ниже спускались, тем лес становился гуще. Намеченное место встречи, оказалось в самой чаще.

Ребята подходили, весело махая руками. Общаться приходилось с помощью азбуки Морзе и фонаря освещения, который находится на верхней части скафандра. Немного отдохнув, двинулись дальше.      Был конец лета, в лесу встречалось очень много спелой ягоды. Сочные грозди привлекали внимание и вызывали очень сильное чувство голода. Растения со съедобными кореньями, просто, путались в ногах, но выйти из скафандра и что-то сорвать, чтобы утолить голод, было запрещено.      Курсанты должны представлять, что движутся по каменистой поверхности Венеры или другой планеты, где нет растительности и воздух насыщен ядовитыми газами, а пища и отдых их ждут на базе.      К вечеру лес закончился и ребята вышли к болоту, тянувшемуся в обе стороны. Пришлось остановиться и осмотреться по сторонам, пытаясь увидеть проход. Только Дробышев Гена, не останавливаясь, пошёл в затянувшуюся ряской воду, решив преодолеть препятствие с ходу, не тратя время на поиски. С первого шага погрузился по грудь и стал погружаться дальше. Гена знал, что в Космо-десантном скафандре не утонешь, но ощущение было неприятное.

Когда вода стала закрывать обзор, страх начал закрадываться к сердцу. Гена сумел развернуться лицом к берегу, чтобы подать знак просьбы о помощи и увидел, что на него никто не смотрит. Спасать его было некому, все крутили головами, осматривая окрестности. И тогда, страх поборол его, он закричал, уже не понимая, что его никто не слышит.

Никто из ребят не ожидал от Гены такой прыти, обычно спокойный и рассудительный, он некогда и ничего не делал наспех, а сегодня, вдруг, решил показать товарищам как надо с ходу преодолевать такие препятствия. Ребята стояли и смотрели в разные стороны, пытаясь увидеть проход. Вдруг, какое-то неизведанное чувство, заставило всех повернуться и взглянуть на болото. Ещё какой-то миг, и никто бы не узнал, куда делся товарищ по имени Гена.

Серёжа Лугов, увидев погружающегося в топь товарища, выхватил из инструментального отсека, на скафандре, магнитную насадку на линь. Быстро надел её и выстрелил в уходящий под воду скафандр. Общими усилиями Дробышева вытянули из болота. Гена жестами сообщил товарищам, что с ним всё в порядке, но ещё долго лежал на берегу не поднимаясь.      Посовещавшись, ребята решили отдыхать до утра, а с рассветом начать искать место, где можно переправиться.

Терзаемые голодом, ребята долго не могли уснуть, но всё же усталость взяла своё и сон овладел ими.      Проснувшись рано утром, стали искать место, где редкие деревья на болоте располагались бы так, чтобы можно было использовать для зацепки гарпуна, который будут выстреливать с линем.

Пройдя с километр вдоль болота, такое место нашли. Небольшие островки, как специально поднимались из болота, на доступном для выстрела расстоянии. На каждом из них, росло по нескольку деревьев. Все островки, будто по команде, вытянулись поперек болота.      На линь закрепили наконечник с гарпуном и стали выстреливать в ближайшее дерево на островке. Выстрел увенчался успехом у Громова Олега, ему и представилась возможность идти первым.

Закрепили, на всякий случай, за его скафандр, страховочный линь. Если линь, закинутый на остров, сорвется с дерева, то Олега можно будет притащить назад, а если не сорвется, то этот линь пригодится для следующего.

Космо-десантный скафандр весит прилично, хотя изготовлен из самых легких и прочных материалов. Поэтому, сделав несколько шагов, Олег скрылся в болотной ряске. Его продвижение можно отследить только по страховочному линю, который, медленно погружался в болото.

Время тянулось нескончаемо долго. Все находились в страшном напряжении. Опасное дело, всегда легче выполнять самому, чем ждать возвращения друга. Громов Олег погружался в болотную жижу, стараясь сохранить правильный наклон скафандра, для первого шага.

Полная тишина в непроглядной тьме болотных недр, у нетренированного человека могла вызвать панику. Но многочасовые тренировки, проводимые с курсантами в центре, научили Олега заглушать древний инстинкт самосохранения. То, что скафандр связан страховочным линем с командой, предавало дополнительную уверенность.      Двигаться было очень сложно. Каждое резкое движение, могло опрокинуть скафандр. Потому, все действия, старался делать медленно и обдумано. Для лучшего продвижения, Олегу пришлось, опуститься на четвереньки и двигаться, работая ногами и руками, раздвигая головой, многолетние слои перегнивших трав.      Когда Олег появился у дерева, все вздохнули с облегчением. Он помигал фарой на скафандре, сообщив, что все в порядке, можно двигаться за ним. Ребята быстро зацепились друг за друга линем, и пошли по проторенному пути. Громов помогал им продвигаться, наматывая линь на барабан лебёдки и подтягивая их. Когда у дерева собрались все, стали стрелять линем в следующее дерево.

На этот раз повезло Дробышеву, он зацепился за очередной островок, первым. Но так как он днем раньше уже побывал в болоте в качестве первопроходца, его линь, вместе с лебёдкой отсоединили от скафандра и поменяли на лебёдку Лугова Серёжи.

Закрепив лебёдку Дробышева на своём скафандре, Серёжа окунулся в топь, вместо него. Ступив с берега в болотную жижу, Серёжа сразу почувствовал, как скафандр своим весом продавливает болотную хлябь, увязая в густом донном иле. Сделав пару шагов, Серёжа погрузился по грудь и продолжал погружение. Чтобы не увязнуть до самого дна, пришлось активно работать ногами, чувствуя при этом, что продвижение в перед очень слабое. Тем не менее, погружение продолжалось, и солнечный свет заменила непроглядная тьма. Руки стали разгребать болотную массу, стараясь не дать скафандру завалиться назад. Наступившая темнота, вызвала чувство одиночества в этой среде, но мысль о лине, связывающим его с друзьями, успокоила его.      «Не паникуй! – мысленно приказал себе Серёжа, продолжая барахтаться в густом иле. Надо что-то придумать! Надо найти способ передвижения, – билась в голове, мысль.      Я как клин вбиваюсь в дно! Надо руками завалить скафандр в перёд, чтобы увеличить площадь распределение веса», – думал Серёжа, из всех сил работая руками и ногами. Подтягивать себя линем, зацепленным за дерево на острове, было страшно. Если линь сорвется, придется всё начинать сначала, или продвигаться на ощупь. А можно вообще, сбиться с курса и начать путешествие вдоль берегов, до тех пор, пока не выловят. Очень уж не хотелось, чтобы друзья тащили назад, как застрявший якорь.