3,5
2 читателя оценили
215 печ. страниц
2016 год

Сергей Елис
Разбитая призма

© Сергей Елисеенко

* * *

Отдельная благодарность тем людям, кто внёс непосредственный вклад в издание этой книги.

Жилин Борис

Хусаинов Арсен

Чехонадских Ирина

Оксби Елена

Лазарева Алёна

Везнер Екатерина

Еньшин Андрей

Чернышева Маша

Елисеева Вера

Шваева Татьяна

Хмурое небо будто ощущало настроение людей, собравшихся на кладбище. Фигуры, затянутые в чёрное, скрывали свои лица за зонтами, а чувства – за гнетущей тишиной. Скупыми движениями две серые фигуры опускали богато украшенный гроб в заранее вырытую могилу. Несколько капель воды упали с небес, но дождь так и не начинался. Наконец, мрачное действо разорвал низкий голос мужчины, одетого в какие-то религиозные одежды.

– Хотя наши сердца и преисполнены скорби, возблагодарим Бога за все блага, которыми Он одарил усопшего, и возгласим: «Благодарим Тебя, Боже, Отче наш, за все годы и дни, которые прожил он с нами. За великий дар святого крещения, благодаря которому он стал Твоим сыном. За способности, которыми Ты его одарил», – торжественно произнёс он.

Еле слышное бормотание собравшихся вторило ему ответом. Он продолжил свою речь, и слова его были тяжелы и правдивы.

Наконец, была закончена последняя часть молитвы-литании, и тогда уже все более громко произнесли: «Аминь». Люди по очереди подходили, бросая горсти земли на гроб. Кто-то добавлял цветы, кто-то что-то шептал. Вскоре неспешная процессия двинулась прочь от ритуального действа. На месте похорон остались лишь двое могильщиков, что завершали процедуру захоронения. Когда последний человек вышел за витые ворота кладбища, хлынул ливень. Холодный, резкий, бесстрастный, сплошным потоком смывающий весь этот день…

– Я до сих пор не верю, что это произошло, – произнесла миловидная женщина с азиатской внешностью и короткими тёмными волосами.

– Хватит уже банальностей, Сяомин. Мы, конечно, все скорбим, но сейчас стоит думать о другом, – чуть брезгливо произнёс мужчина в дорогом костюме, сидевший напротив.

– Я бы попросил без грубостей в адрес дам, – вставил убелённый сединами господин в странных тёмных очках.

– Вячеслав прав, сейчас нам как нельзя лучше нужно держаться друг за друга. Ибо в нашем единстве кроется сила, а в разрозненности – слабость, – поддержал предыдущего собеседника спокойного вида человек в тибетском одеянии монаха.

Вся компания находилась в чреве бронированного ультракомфортного лимузина, что мчался сейчас по шоссе в сторону ближайшего аэропорта. Чтобы там пересесть на личный самолёт Жана Дьора и отправиться в его максимально защищённую резиденцию на другом материке. И хотя по своей сути собравшиеся здесь люди являлись самыми могущественными существами на этой планете, сейчас они были взволнованны, а некоторые и откровенно испуганы. Ставшие известными половине мира, Люди Радуги бежали, словно крысы с тонущего корабля, оставив своего друга мёртвым и погребённым.

Конечно, никто из них старался не показывать вида, но внутри каждого творился настоящий хаос. Только индивидуальные особенности этих людей давали выплеск эмоциям по-разному. Месть, справедливость, опустошённость и боязнь за близких – вот те ингредиенты душевного коктейля, что бушевали сейчас в них. И разница была лишь в пропорциях.

– Ладно, я успокоился. Почти. Но все-таки давайте закончим нытьё. Я, конечно, тоже очень уважал и любил Санги, но сейчас этим делу не поможешь. Нужен план дальнейших действий, – потерев переносицу и шумно вздохнув, продолжил Жан.

– А зачем спешить? Может, стоит переждать всю эту шумиху и хорошенько поразмыслить, не выходя за стены твоего особняка? – чуть повернув голову в сторону говорившего, сказал Вячеслав.

– Думаю, это будет не самое лучшее решение. И предвосхищая возражения Золотого, я скажу, что это ещё и будет выглядеть обычной трусостью, – вставил Номин.

– Собственно, так и есть! Сидеть, спрятавшись за семью замками и дрожать от страха – это точно не по мне. Я бы не стал одним из крупнейших финансистов мира, если бы боялся трудностей или оправданного риска. Так что здесь следует начать активную работу по поиску всех ниточек, ведущих к заказчику этого убийства, – произнёс Жан.

Он понимал, что сейчас главное – не пустить ситуацию на самотёк. Нужно держать руку на пульсе, не дать остыть горячим следам. И поэтому стоит предпринимать решительные действия именно сейчас, а не после того, как улягутся страсти. И даже если другие будут против, он пойдет своим путём. Ведь он – Жан Дьор из рода Дьоров – никогда ни у кого не шёл на поводу и всегда имел собственное мнение.

– Мне кажется, Золотой прав. Дожидаясь самостоятельного разрешения проблем, мы только оттягиваем неизбежное. Тот человек, что начал всё это, просто так не остановится. И мы должны сделать удар на опережение. Главное – подойти ко всему этому с холодной головой, – неожиданно изрекла доселе молчавшая Сяомин.

С ошарашенным видом Вячеслав взял её за руку и начал что-то горячо шептать на ухо. Спустя пару минут девушка нежно, но твердо отодвинула его губы от себя и произнесла:

– Я все понимаю. Ты волнуешься за меня. И хочешь оберегать. Но я не фарфоровая ваза. Вспомни на секунду, кто управляет всем синим цветом, насколько хватает взгляда? Верно, это я, Небесное море!

Номин и Жан удивленно переглянулись. Они не ожидали от скромной и тихой ученой таких слов. Видимо, ощущение власти изменило её. И пока неизвестно, в какую сторону. Но было очевидно, что силы воли и решительности у неё определённо прибавилось. Так что сейчас мнение Вячеслава оказалось в меньшинстве.

– Думаю, каждый из нас ещё выскажет то, что у него лежит на сердце, и мы сможем выработать согласованный план действий. Но стоит это делать в том месте, где не будет даже малейшей возможности нас подслушать или как-то узнать о наших замыслах. Как говорили древние мудрецы, предупреждён – значит, вооружён, – подытожил Зелёный Глас.

Все согласно закивали. И дальше уже дорога проходила в полном молчании. Лишь когда все пересаживались в салон самолёта, чуть приостановившийся позади Вячеслав что-то тихо сказал Сяомин. На что она, лишь скорчив хмурую мину, махнула рукой. Заметно погрустневший мужчина двинулся за ней.

* * *

Шёл второй день вынужденного затворничества в особняке Золотого. И никто так и не мог внятно описать дальнейший план действий. Каждый стоял на своем, упорно не желая слушать остальных. Наконец, Номин предложил сделать передышку и до самого вечера не обсуждать ничего касающегося их проблем. Разгрузить, так сказать, мозг. Сказал он это, конечно, более «одухотворёнными» словами, но общий смысл всем был понятен. Так что сейчас каждый занимался тем, чем хотел, стараясь выбросить «тяжёлые» мысли из головы.

Жан погрузился в мир финансовых махинаций и миллиардных оборотов денежных средств. Его транснациональная корпорация всё ещё требовала его личного участия. Вячеслав и Сяомин предсказуемо уединились. Ну а Номин решил заняться медитацией в саду.

Там его и застал Кристоф. Неспешно подойдя к застывшей фигуре монаха, он на некоторое время застыл в раздумье. Но, похоже, то, зачем он пришёл сюда, не терпело отлагательств, так что он, решившись, окликнул Зелёного Глас а.

– А я уж подумал, что ты просто посмотреть на меня явился, – с легкой иронией произнёс монах.

Похоже, он знал о том, что парень стоит здесь с самого его появления. Но предоставил инициативу ему самому.

– Вижу, у тебя ко мне есть разговор. Так что предлагаю присесть рядом и начать, – произнёс Номин.

Ни капли не показав брезгливость, молодой человек чуть подтянул брюки костюма, стоившего как небольшой автомобиль, и аккуратно опустился на обычную газонную траву. Секунду он молчал, словно собираясь с силами, затем начал – Когда-то мой отец вытащил меня из одной заварухи. Можно сказать, спас жизнь. Я безмерно благодарен ему за это. Затем я познакомился с тобой, и это также повлияло на меня. Да и на моего родителя тоже. Он стал видеть во мне равного, ведь я выполнил его задание и стал совершенно другим человеком. Я же считаю, что действительно повзрослел.

На мгновение Кристоф замолчал, будто обдумывая свои следующие слова. Затем произнёс:

– Вы с отцом стали почти друзьями. Я не знаю насколько близкими. Он вообще к себе мало кого подпускает. За исключением Джессики, но это немного другое. А здесь я увидел, как он даже начал доверять тебе. Я знаю про вашу договорённость о том, что он носит твой «зелёный» кулон, а ты – его золотой браслет. Таким образом, вы сдерживаете друг друга, если кто-то пойдёт не по тому пути. Хотя сейчас это, скорее, символ, чем, действительно, превентивная мера. И сейчас я вижу, что он находится в смятении. Поневоле он стал лидером вашего сообщества, и хотя он не показывает вида, но ему сейчас приходится очень тяжело. Ведь всю ответственность за смерть Санги он берёт на себя. И это давит на него. Особенно сейчас, когда вы не можете вновь собраться вместе и решить, что делать дальше.

– Ты видишь суть. Но позволь спросить, к чему ведёт весь этот разговор? – спросил Номин, воспользовавшись очередной паузой в беседе.

Казалось, вопрос застал парня врасплох. Он замялся и, отведя взгляд, произнёс – Видишь ли… Я хотел бы… Чёрт! Почему-то у меня в голове эта часть разговора выглядела по-другому. Ладно, не буду тянуть кота за хвост. Я хочу стать одним из Людей Радуги. И пусть у меня нет каких-либо сверхспособностей, я мог бы координировать всех, продумывать тактику, заниматься другими важными вопросами, чтобы никто из вас не отвлекался на эти «мелочи».

Монах удивлённо взглянул на Кристофера. Уж такого он не ожидал. Просьба сына Дьора граничила с безрассудством. Его отец просто не позволит такому случиться. Мало того, что это будет каждодневная опасность для его чада, так ещё и в квалификации парня есть определённые сомнения. На эту роль лучше уж было бы предложить Джессику, что росла, воспитывалась и тренировалась, как воин. А тут практически мальчишка, возомнивший себя мужчиной. Вот только как сделать так, чтобы отказ не разбил ему сердце? Конечно, он не девочка и плакать не будет, но все же определённые проблемы возникнуть могут. Поэтому нужно очень аккуратно отговорить его от этой идеи.

– Скажи, а чем ты готов пожертвовать ради этого? Только честно и откровенно, – сказал Номин.

– Я готов отказаться от всего, что только понадобится, – полный рвения показать себя, заявил Кристоф.

– Но это всё слова. Сможешь ли ты жить без привычных тебе комфорта и удобств? Забыть своё имя и скрывать свою личность? Учиться всему, что только понадобится, днями и ночами напролёт? – продолжил Номин.

– Хм, насчёт учиться – это, безусловно. Скрывать личность? Да я и так лишь отражение отца. Но какой смысл отказываться от удобств? – недоумевал Кристоф.

Вот, кажется, и нашлась слабая сторона парня. Все-таки рождённый в богатстве не всегда может представить себя без слуг, изысканной еды, дорогой одежды и тому подобного. Хотя, быть может, это и преувеличение, но в данной ситуации налицо именно этот антимотив.

– Хорошо. Представь на секунду, что мы спасаем людей от извержения вулкана на каком-нибудь забытом острове, или, к примеру, жуткий шторм обрушивается на прибрежный город. Нужно быть в центре событий, чтобы анализировать и мгновенно просчитывать возможные действия. И всё это может продолжаться не один день. И тогда не будет времени даже перекусить. Ты будешь предоставлен сам себе. И это только один из вариантов, – произнёс Зелёный Глас.

– А что мешает взять с собой всё необходимое? Например, когда я искал тебя, со мной были мои телохранители, помощники, да и в удобствах мы себе не отказывали, – удивился Кристоф.

Что ж, всё стало еще более понятно и предсказуемо, подумал про себя Номин. – Хорошо. Мне нужно как следует обдумать твоё предложение. Давай вернёмся к нему чуть позже. Но главное – не говори пока ничего отцу. Ты же понимаешь, что лучше это сделать мне, – закончил беседу монах.

– Да, да, конечно! Ты прав, – воодушевлённо сказал парень.

Видимо он воспринял слова Номина, как заранее положительный ответ, и не скрывал своей радости. Во всяком случае, в его словах и на лице были видны именно эти эмоции.

* * *

– Думаю, все уже понимают, что тянуть с дальнейшим планом действий бессмысленно, да и если говорить откровенно – опасно. Так что сегодня я представлю вам мой вариант развития событий. Хотя каждый может вносить в него правки и изменения. Итак, начнём, – произнёс Жан Дьор, и чуть отойдя в сторону, запустил презентацию за своей спиной.

На плазменном экране размером во всю стену загорелись крошечные звёзды, которые лучась и дрожа, соединились в странные созвездия. Каждое из них постоянно меняло цвет и фактуру, становясь то плавно закруглённым, то угловато-колючим. Затем появились полупрозрачные столбцы цифр и какие-то мудрёные формулы. Жан Дьор пояснил:

– Для непосвящённых все эти визуализированные сплетения вероятностей покажутся просто красивыми картинками. Но сейчас я расскажу подробности, и вы поймёте, что это, действительно, самый лучший выход из сложившегося положения. Поможет мне в этом Джессика. Она, кстати, и была основоположником этой теории.

Из полутьмы появилась девушка в строгом деловом костюме. Но даже в этом облачении была видна её спортивная фигура, да и целеустремлённый, хладнокровный взгляд выдавал в ней сильную личность.

– Спасибо, Жан. С вашего позволения я буду иногда дополнять вас, – оглядывая собравшихся, сказала она, и вновь вернувшись в тень, застыла там, словно каменное изваяние.

– Каждая точка – это какое-либо событие, происходящее в данный момент в мире. Естественно, все это катастрофы, военные конфликты, стихийные бедствия и так далее. Я взял на себя смелость не размениваться на мелочи, вроде обычной преступности или тому подобной чуши. Это уже удел полиции и других органов охраны правопорядка. Мы должны действовать более масштабно. Возражения, предложения имеются? – вопросил Золотой в зал.

Ответом ему была тишина. Все прекрасно понимали, что изменить человеческую натуру они не в силах. И всегда будут существовать люди, ставящие себя выше других. Вот только обычно их можно остановить стандартными средствами, начиная с закона и заканчивая банальной пулей. Так что расходовать свои поистине запредельные силы на каждого воришку или грабителя было бы глупо. Как-то же с этим справлялись и без них. А вот остановить, например, цунами или землетрясение – это работа для избранных. Да и какую-нибудь кучку психопатов, к примеру, решивших взорвать атомную электростанцию, лучше остановить побыстрее при помощи Людей Радуги. – Продолжаю. Выстраивая логическую цепочку в соответствии с возможностями каждого члена команды, мы подбираем ту область воздействия, для которой подходит определенная сила. Конечно, здесь стоит учитывать и уровень владения способностями, психологическую составляющую, местонахождение. Действовать полноценной группой считаю, стоит только в особых случаях, когда отдельный индивидуум не справляется. В остальных случаях нецелесообразно собираться вместе. Тем более это облегчает задачу тому, кто захочет нам как-то навредить.

Вячеслав поднял руку, прося задать вопрос. Жан вежливо остановился.

– Я, конечно, не вижу, какие красивые картинки вы тут показываете, но прекрасно слышу, о чём идет речь. И у меня есть ряд возражений, – чуть более эмоционально, чем следовало, произнёс он.

Золотой удручённо вздохнул. Кажется, он знал, о чем сейчас будет говорить Фиолетовый. Вячеслав продолжил:

– Есть такое выражение «разделяй и властвуй». Вот мне кажется, здесь оно подходит, как нельзя лучше. Только с обратным смыслом. Неужели не понятно, что по отдельности мы существенно слабее? Никто не прикроет спину, никто не поддержит в случае чего. К тому же мы – не бригада быстрого реагирования, чтобы быть всегда и везде. Зачем тогда нужны правительства стран? Может им и не требуется наша помощь. А тут мы вторгаемся, можно сказать, на их суверенную территорию и начинаем помогать направо и налево. Золотой, чуть прищурив глаза, посмотрел на Вячеслава, затем молвил – Начнём с первого пункта. Если бы ты дал мне рассказать всё до конца, то такой вопрос не возник бы. Предполагается, что любой из нас, кто выдвигается на задание, не будет в гордом одиночестве, словно герой из комиксов, бороться со злом. Мы создали специальные группы поддержки, состоящие из людей, призванных обеспечить не только защиту от внешних факторов, но так же и наладить взаимодействие с местными властями. Тем самым освобождая нас для решения более важных проблем. В среднем в такую группу поддержки будет входить от 20 до 30 человек в зависимости от сложности ситуации. Любое техническое, материальное обеспечение будет предоставлено в необходимом объёме. Поэтому никто не останется один. Представьте, что вы – генералы, и у вас кроме обычной армии в подчинении есть еще и сверхсекретное оружие. Это вы сами.

Жан остановился и потер виски, словно хотел избавиться от несуществующей головной боли. Затем продолжил – Что касается правительства и всего остального, это я беру на себя. Не спорю, многие будут против так называемого вторжения на свои земли. Но напомню, что мы не агрессоры, а наоборот, защитники и спасатели. И иногда народ должен решать, а не высшие чинуши, что греют свои толстые зады за крепкими стенами. К тому же сейчас мы имеем настолько положительную репутацию во всём мире, что к нам будут прислушиваться. И на самом деле, Вячеслав, я прекрасно понимаю, к чему был весь этот разговор. Ты просто не хочешь оставлять Сяомин одну. Ты волнуешься за неё. И это нормально. Но не забывай, что она человек, а не фарфоровая чашка, которая может случайно разбиться. Да к тому же, Сяомин обладает сверхспособностями. Так что дай ей немного свободы. Будь мужчиной, а не рабовладельцем.

Вскочившего было Вячеслава, остановила рука Сяомин. Она что-то горячо зашептала ему на ухо. Спустя пару минут, чуть успокоившись, он уже снова сидел, а слово взяла девушка – Очень приятно, что ты, уважаемый Жан, раскрываешь всё тайное и показываешь истинные намерения людей. Но будь ты умнее и дальновидней, то понял бы, что иногда стоит говорить другими словами, чтобы не настраивать собеседника против себя. Ты, безусловно, прав. Вячеслав, действительно, кроме всего прочего хочет защитить меня. Только есть ещё пара моментов, которые ты, видимо, посчитал ненужными или слишком мелкими для своего стратегического взора.

Дьор недоуменно посмотрел на неё. Еще одна неожиданность от Сяомин. Да, она изменилась, причем существенно. Сяомин продолжила:

– Во-первых, мы не твои работники или служащие. Не забывай это. Должны быть друзьями, но я что-то этого особенно не замечаю. Да, ты дал нам многое, но всё это материально, а главного – духовной близости – пока нет. И если ты будешь продолжать просто командовать нами, то этого и не будет. Так что поразмысли над этим на досуге. Дальше. Как ты, наверное, опять не учёл, Вячеслав пока не полностью контролирует свою силу, да он, в конце концов, и пределов её не знает. И пока только я могу урезонить и направить его мощь в нужную сторону. Так что моё присутствие рядом с ним обосновано. Я всё сказала, – закончила девушка, и сурово взглянув на Золотого, села на своё место.

Да, Небесное море показала себя совершенно с иной стороны. И сейчас Номин хотел немного остудить накалившуюся атмосферу, но не успел. Чуть хриплым от начинающегося бешенства голосом Жан громогласно заявил, что выслушивать оскорбления от какой-то там дилетантки, ни разу ничего толком не организовавшей, он не намерен. Да и её саркастичное «спасибо» за то, что он, можно сказать, спас их с Фиолетовым из того шторма (который, к слову, и случился по вине последнего) и предоставил крышу над головой вкупе с безопасностью, лишний раз показывает этакую напускную благодарность.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
216 000 книг 
и 34 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно