Хочу быть сильным

3,6
5 читателей оценили
11 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу

О книге

«Когда-то я был школьником, двоечником, авиамоделистом. Списывал диктанты у Регины Мухолович. Коллекционировал мелкие деньги. Смущался. Не пил…

Хорошее было время. (Если не считать культа личности.)

Помню, мне вручили аттестат. Директор школы, изловчившись, внезапно пожал мою руку. Затем я окончил матмех ЛГУ и превратился в раздражительного типа с безумными комплексами. А каким еще быть молодому инженеру с окладом в девяносто шесть рублей?..»

Подробная информация

Правообладатель: Азбука-Аттикус

Год издания: 2017

Дата поступления: 07 октября 2017

Объем: 10.0 тыс. знаков

ID: 212432

  1. KontikT
    Оценил книгу

    Вот прямо в точку попала. Я как герой этого рассказа- у него все читали Кафку, а он нет, и когда признается , все удивляются.( я тоже не читала Кафку -признаюсь)
    Но дело в том, что я не читала Довлатова, хотя сколько читаю рецензий все просто без ума от его книг.
    Ну и решила начать с рассказа- не могу я никак к нему подступиться который год, что-то мне мешает. НО НАДО… как герою, все же читают.
    Честно если -было смешно , интересно, хороший язык.В рассказе показано то ущедщее время, и показано оно в таком небольшом рассказе просто замечательно.
    Так что возможно я и приду скоро к другим произведениям автора . Проверку рассказом прошел на хорошо.

  2. satanakoga
    Оценил книгу

    -- Я стал другим человеком, Натэлла. Не веришь? Я в институт поступил. Более того, я -- студент.
    -- В это трудно поверить.
    -- У меня есть тетради и книги. Есть учебник под названием «Химия». Хочешь взглянуть?
    -- Взятку кому-нибудь дали?
    -- Представь себе, нет. Бесплатно являюсь студентом-заочником.
    -- Я рада за вас.
    -- Так вернись же, Натэлла. У тебя будет все -- патефон, холодильник, корова. Мы будем путешествовать.
    -- На чем?
    -- На карусели.
    -- Не могу. При всем обаянии к вам.
    -- Я изменился! -- воскликнул Пирадзе. -- Учусь. Потом и градом мне все достается, Натэлла!
    -- Не могу. В Ленинграде, увы, ждет меня аспирант Рабинович Григорий, я дала ему слово.
    -- Я тоже выучусь на аспиранта. Прочту много книг. Можно сказать, я уже прочитал одну книгу.
    -- Как она называется?
    -- Она называется -- повесть.
    -- И больше никак?
    -- Она называется -- Серафимович!
    -- Лично я импонирую больше Толстому, -- сказала Натэлла.
    -- Я прочту его книги. Пусть не волнуется.

    Вы бы отказали такому пламенному мужчине? А она отказала. Жестокая!
    А если серьёзно, то это не книга - песня - забавная на грани, мелодичная, надрывная, тоскливая, отчаянная, но не без надежды, истерически смешная и правдивая. Лирический герой и не герой вовсе, он частенько раздражает и его хочется одёрнуть, ну скажи же нормально, без шуточек. А он смотрит на тебя прозрачными глазами, мол, какие уж тут шуточки, я просто так живу. Иначе бы давно сдох.
    Мне не всегда смешно, а от "Заповедника" веет прямо смертной тоской неустроенности, слабости и безнадёжности. Так быть нельзя, но и иначе быть невозможно. Так выпьем же, где наша не пропадала.
    И при всём при этом вечное и превосходное

    – Виноват, как звали сыновей Пушкина?
    – Александр и Григорий.
    – Старший был…
    – Александр, – говорю.
    – А по отчеству?
    – Александрович, естественно.
    – А младший?
    – Что – младший?
    – Как отчество младшего?
    Я беспомощно взглянул на Таню. Моя жена не улыбалась, печальная и сосредоточенная.

  3. Apsny
    Оценил книгу

    Эта книга впечатлила гораздо меньше, чем остальное у Довлатова, что я прочла. Думаю, попади мне в руки вместо "Зоны" сначала рассказы - вряд ли стала бы читать его дальше. Совершенно не понравились "Сентиментальные истории" - какие-то несмешные пародии Бог знает на что. "Демарш энтузиастов" тоже не ах - невнятные, размытые зарисовки чего-то малопонятного. Более приятное впечатление оставляют три рассказа 60-70 годов. "Соло на ундервуде" - что-то вроде записных книжек, не связанные между собой короткие отрывки, как бы запас наблюдений и острых слов для использования в дальнейшей работе. Да и многие удачные темы и моменты из рассказов встречаются в более поздних произведениях. В общем, если не считать включенной в сборник "Зоны", остальное похоже на учебное пособие, которое составлял сам для себя писатель Сергей Довлатов.