Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
135 печ. страниц
2020 год
18+

Кофейная чашка
Выпей, расслабься, упокойся
Сэмюэль-Ли Вайт

Дизайнер обложки Uchisun

© Сэмюэль-Ли Вайт, 2020

© Uchisun, дизайн обложки, 2020

ISBN 978-5-4498-6433-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1 «Райский вкус и аромат свежесваренного ада»

Среди бесчисленного количества простых, совсем заурядных дней, и дней полных радостей и светлых впечатлений, всегда присутствовала работа… Она не только кормила и давала возможность становится сильнее, но и поднимала нас на какую-то особую степень осознания в наших собственных глазах. В конце концов, работа не давала человеку превращаться обратно в обезьяну, да простит меня Дарвин! Работа была, есть и будет главным двигателем прогресса общества, как труд – двигателем эволюции человека. Исход работы не менялся, менялась сама работа, сам труд эволюционировал подобно живому микроорганизму, вокруг которого, как и миллионы лет назад скапливались паразиты…


Рабочий день у Джареда закончился два часа назад, но он совсем не спешил покидать рабочее место. Может быть, увязнув в работе, он даже не заметил как все давно ушли, а может отсутствие сотрудников приходилось ему только на руку, ведь в тишине можно было работать спокойнее и усерднее – это существенно отражалось на его трудовом КПД. Офисный этаж давно был пуст, но его молчаливое величие высоких стен подначивало цоканье липких мочек пальцев о кнопки клавиатурной раскладки. Потирая красные от усталости глаза и зевая, работяга трудился над квартальным финансовым отчётом компании, в которой он работал.

Неожиданно он наткнулся на записку, приклеенную уборщицей на одну из папок с документами – доброжелательная старушка приклеила её в тот момент, когда он отлучался в туалет.

P.S. нельзя было не заметить, что он мог и не помнить в котором часу он его посещал.

На жёлтом стикере было написано: «Или Вы сами начинаете мыть в этом кабинете пол и вытирать пыль на рабочем столе, или мне придётся пойти на крайности! К примеру, оглушить Вас по затылку шваброй, и вытолкать Вас на Вашем кресле в коридор и спустить на первый этаж по ступенькам. Такси закажете сами! Пятого напоминания о конце рабочего времени не будет – взгляните в окно, за ним давно темно, как и в Ваших суженных зрачках!»

«Ненси, прости…» – с улыбкой на лице произнёс Джаред, оборачиваясь к сердитой женщине стоящей у него за спиной с недовольным взглядом и приподнятой бровью.

«Мне нужно поскорее убраться на этом этаже и самой уйти домой, пока наш пресловутый и тупой охранник не закрыл все двери и не включил охранную систему! Я не собираюсь здесь ночевать из-за Вас… сэр!» – сердито ответила ему пожилая уборщица.

«Всё, дай мне пять минут – я соберу своё барахлишко и не стану тебя задерживать.» – устало пробормотал парень, захлопнув крышку ноутбука и свалив в портфель необходимые папки с документами.

«Странные вы какие-то стали, молодые… Всё гонитесь за славой и большими деньгами, сами не понимая того, что выдохнетесь в этой нечестной гонке без финиша и потратите всё заработанное на восстановление. Вот только в пятьдесят-шестьдесят лет, оно вам на хрен не нужно будет!» – начала вдруг причитать не успокаивающаяся старушка.

«Приятно слышать о себе, что я ещё молодой» – поблагодарил её Джаред, решив, что спор с ней лишь только задержит его уход, а от этого он услышит ещё больше причитаний в свою сторону.

«Мужчины должны стареть к девяносто годам, ну или пока штурвал в их руках не превратится в якорь! Если ты понимаешь, о чём я говорю!» – рассмеявшись ответила ему Ненси, при этом указав ему шваброй к выходу.

Лифт уже не работал, поэтому парню пришлось спускаться вниз с двадцатого этажа по лестничному пролёту на своих двоих отёкших ногах. Лифтами в такое время уже никто не пользуется, но один охранник попросту решил отключить питание для них, считая это решением проблемы больших расходов компании на электроэнергию. В чём заключалась такая логика, было известно только ему самому.

«Неужели здесь каждый так хочет выслужиться, что начинает творить глупости?» – возмущённо бормотал себе под нос Джаред, продолжая спускаться вниз по ступенькам, пока его глаза не ослепил яркий свет фонарика.

«Эй, это кто там такой разгуливает по лестнице?» – раздался голос где-то за ярким ореолом света фонарика.

«Хей, Доусон! Это же ты? Я думал, что ты в комнате охраны, смотришь там сейчас финальный матч между „Ястребами“ и, как их там…» – замешкался с названием второй бейсбольной команды ослеплённый парень, прикрыв глаза портфелем.

«И «Команчами» – подсказал ему охранник, опустив фонарик вниз.

«А, Руперт… это ты! Я спутал тебя с твоим напарником!» – распознав охранника по его голосу, произнёс Джаред.

«Да. А кто же ещё может тут бродить, кроме тебя и нашей старой доброй Ненси? Доусона и ста баксами не выманишь из комнаты сейчас! Так он любит этот чёртов бейсбол…» – ответил ему тучный охранник и продолжил – «может быть, ты бы лучше уходил домой пораньше и брал работу на дом, чем задерживался тут? Знаешь, ведь по инструкции я могу тебя задержать! Мало ли! Может ты воруешь корпоративное имущество! А может ты там… с Ненси многовековую пыль временами стряхиваешь?»

«Очень смешно, Руперт! Я скорее буду дрочить всю жизнь в одиночестве на порно с карликами, чем полезу в панталоны старой уборщицы» – ответил ему слегка раздражённый парень, решив поддержать шутку охранника собственной.

«Давай уже, шевелись к выходу! Уверен, Дрю ждёт тебя дома с мокрыми от тоски глазами! Или не глазами, а чем-нибудь, что пониже их будет?» – тут же снова опошлил Руперт.

«Скорее, где-то в другом месте и то – от радости…» – досадно ответил ему Джаред.

Охранник сморщил лицо не понимая о чём говорит Джаред и неспешной походкой продолжил свой ночной осмотр помещения, фальшиво насвистывая какую-то мало знакомую мелодию.

Дверь в комнату охраны никогда не была закрыта, и проходя мимо неё, сразу по коридору к выходу из здания, всегда можно было услышать нелепые шутки и комментарии Доусона к просматриваемым им по телевизору телепередачам. Но, на этот раз в комнате не было слышно ничего, кроме свиста и шума болельщиков по ту сторону голубого экрана – матч был в разгаре.

«Эй, Доусон! Доусон! Доусон, твою ж мать!» – крикнул стоящий в дверном проёме Джаред, наблюдая, при этом, небольшой испуг охранника от внезапного появления парня.

«Чего тебе? Вали уже домой!» – обиженно пробурчал охранник и снова уставился в телевизор.

«Прости, я не хотел тебя напугать» — ответил ему парень, стараясь сдержать собственный смех.

С лёгкой улыбкой на лице, хоть и с красными и очень уставшими глазами, молодой и перспективный сотрудник компании было уже вышел за дверь, как вдруг под собственные аплодисменты и поздравления для «Команчей» за очередное очко в их пользу, охранник попросил его немного задержаться…

Доусон лениво поднялся со стула, прихватил жёлтую папку с пульта охраны и подошёл к парню.

«Распишись об уходе, вот здесь, где я указал время» – попросил его Доусон.

«Это ещё зачем? Такого ещё не было!» – удивлённо спросил его Джаред, готовясь расписаться в отмеченном месте.

«Будем считать кто сколько электроэнергии мотает!» – ответил Доусон, ехидно улыбаясь и почёсывая свой заплывший жиром затылок, который почти сросся с шеей.

«А твой телевизор? За ночь мотает не много, а вот за месяц – можно спросить и с тебя будет!» – парировал его зевающий парень.

Доусон потупил свой взгляд на открытой двери комнаты охраны из которой шумел и светился телевизор и, спустя несколько секунд, убрал свою папку, молча развернулся и с недовольным лицом стал возвращаться обратно к просмотру матча.

«Там, в фойе, на тумбочке – посмотри, тебе кое-что оставили… в очередной раз» – услышал от охранника напоследок не перестававший зевать парень.

«Безголовые, вам бы только важность свою мнимую доказывать и указывать на чужие проступки» – подумал уже раздражённый парень и поднял с тумбочки папку.

«О, Боже… Неужели этот так сложно сделать одному? Самому, в конце концов! Это же арифметика для начальных классов!» – искренне недоумевая и возмущаясь думал парень, листая оставленные для него документы его коллегой.

В папке под названием «Рыба» для инвесторов» с внушительным вложением документов он нашёл записку с подписью «М» и незамысловатый текст – «Эй, Джаред, нужно будет приложить усилия, если мы хотим попасть в «Золотой список»! Я сейчас работаю с очередным поручением шефа: привести до ума освещение верхних этажей, и частично по рестайлингу интерьера основных кабинетов – да, жуткой фигнёй занимаюсь, не по должности! Но, кто же будет перечить царю горы, когда, подобно Магамеду приходится идти к ней самому, а не ждать пока эта гора сама к тебе подкатит на своём Ролсройсе? Поверь, делаю для этого всё, что только нужно! Знаю, что напрягаю твою, на радость не ленивую, задницу! Надеюсь, что уже к концу года она будет греться в шикарном кресле управляющего, на верхних этажах, рядом со смекалистой задницей твоего кореша! Прошу, помоги с цифрами! Моя голова сейчас забита другим!»

«Ну ты и выскочка! Лучше бы своим делом занимался, а не лез боссам в задницу без мыла» – подумал Джаред и положил папку в свой портфель.

На улице уныло царствовал переменчивый октябрь, но он не помешал одинокому парню пройти пешком несколько кварталов до своего дома, под строем высоких фонарей и сводами омрачённых временем суток домов.

Большое везение иметь работу не далеко от места жительства в наши дни, хоть и дорогое – центр города никогда не славился дешёвой квартплатой или дешёвым съёмом квартир. Но, в силу престижа это не имело никакого значения – закон муравейника основан на принципе кучности и единства, а мираж условностей выступает в роли характера слабых звеньев и отшельников, чудаков и слабаков.

То ли было достаточно прохладно и дул северный ветерок, от чего юноша прятал шею за воротник пальто, то ли работающий прямо над ним, в его кабинете, кондиционер наконец-то дал о себе вспомнить лёгкой простудой с небольшим ознобом. Парень ёжился весь путь и часто чихал. Но даже это его мало беспокоило, ведь впереди была ночь без сна и даже нависшее над ним переутомление, на которое он не обращал внимания, не должно было помешать ему доделать работу дома. Небольшой зуд по коже и, время от времени, появляющийся звон в ушах, раздражительность по мелочам – всё это сливалось в одно размытое непонятное ощущение, в котором простуда и усталость были неразличимы.

Джаред был на хорошем счету у своего руководства несколько лет. Он старательно пахал на одну успешную компанию, и всё это время надеялся на повышение, ведь по словам боссов, в компании назревало расширение деятельности, в связи с чем, ей, вскоре, будут нужны новые управляющие. Руководство хорошо относилось к нему, за исключением последнего полугодия, когда компания начала переживать не лучшие дни своего существования. Все свои ошибки в управлении и ведении бизнеса руководство возлагало на подчинённых и ему было наплевать на их значимость. Стрессы и злоба не редко стали выливаться на коллектив и особенно на тех людей компании, от которых якобы зависел успех хода дел. В общем и целом, ситуация была похожа на ту, когда извозчик туго затягивал упряжку на шеях своих лошадей и часто лупил их хлыстом, в надежде набрать нужную скорость и успеть в пункт назначения с запасом времени, не обращая внимания на то, что колёса повозки были сломаны, да и сам извозчик уже давно запутался в маршруте. Поощрения становились обычной редкостью, а былые и текущие заслуги были обделены вниманием боссов. Джаред чувствовал, что, если он, в ближайшее время, не сможет поработать для компании свыше своих сил, мало того, что не видать ему кресла управляющего и почивать на нём в лавровом венце, а то и совсем не бывать ему этой сотрудником компании боле…

В бизнесе нет понятий «понимания», «дружбы» и «сочувствия». Это зверь, который подобно механизму без души, живёт и перерабатывает всё, что ему необходимо для движения. Если хотя бы одна деталь в его конструкции перестаёт быть полезной, то она тут же удаляется, даже не смотря на то, что она может быть улучшена. Парень часто вспоминал слова одного коллеги, который вынужден был покинуть компанию на взлёте своей карьеры по причине отсутствия интересов в долгосрочных планах компании на его персону: «Если ты готов брать на себя всю ответственность за безрассудность и трусость своего начальства, при этом приносить и приумножать свою полезность, то ты – такая же бездушная машина, как и они сами. Ведь ты сам начнёшь, вскоре, возлагать свою ответственность на других, попирая их право на страховку и требуя от них невозможного, забыв о том, что рыба гниёт с головы. Если нет, то лучше бы тебе найти другое место, в котором ты не будешь сталкиваться с парадоксом „разгона в тупике“, когда от тебя требуют растущей полезности, но при этом не дают гаранта подстраховки, поддержки и предоставления всех необходимых для этого ресурсов.»

Да, этот человек был настолько умён, что в итоге поплатился за свой собственный ум и мудрость. Его вытравили из компании его же работодатели. Они увидели в нём зеркало, в отражении которого были, не привычные им важные лица, а рожи с налитыми жадностью глазами и жующими щеками, полными семян. Семян, которые могли бы быть посажены и приумножены, вместо того, чтобы быть съедены здесь и сейчас, потому что это так давно вошло в привычку.

Сейчас нужно было поднатужиться ещё больше. Поэтому и приходилось оставаться на работе сверхурочно на два-три часа дольше, чтобы делать всю «бессмысленную и отнимающую время» бумажную работу. А утром заниматься тем, что в понимании хода дел называлось «основной работой» – поиском и привлечением новых постоянных клиентов и инвесторов компании. С точки зрения Джареда, это было делать тяжело уже давно, с тех самых пор, когда в услугах компании потребитель нуждался всё меньше и меньше, а альтернатив и сопутствующих услуг никто «наверху» не рассматривал. Да и цена на эти услуги только росла.

Целиком погружённый в собственные мысли, Джаред решил немного срезать путь и свернул в переулок. Его немного смущало отсутствие освещения и то, что нужно было пройти ещё несколько таких переулков чтобы быстрее добраться домой, но мерзкая погода мотивировала сделать такой выбор. Пройдя немного вглубь, постоянно попадая в лужи и нелепо ругаясь, он уже было почти передумал и решил вернуться на главную улицу, как вдруг внезапно зажёгся невыносимо яркий свет фар автомобиля и ослепил ему глаза.

«Эй! Выключите фары! Я ничего не вижу! Что за фигня?» – тут же разругался парень, но в ответ ничего не последовало.

«Да ну и чёрт бы с Вами!» – плюнул он, развернулся и последовал обратно, как вдруг фары погасли и рядом, как оказалось, с полицейским автомобилем, у открытой двери возник едва видимый во тьме мужской силуэт.

«Не стоит сегодня разгуливать в такое время одному» – обратился правоохранитель вслед Джареду весьма настойчиво.

«А? Что? Полиция, здесь?»

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг