Книга или автор
Стихотворения

Стихотворения

Бесплатно
Стихотворения
4,5
15 читателей оценили
104 печ. страниц
2011 год
12+
Оцените книгу

О книге

Беспощадный сатирик и тонкий лирик, ярко и с безукоризненным вкусом блиставший всеми гранями таланта – Саша Черный (А. М. Гликберг, 1880–1932) был необыкновенно популярен в России начала XX века. Его острые, беспощадные сатиры искали в свежих номерах «Сатирикона», знали наизусть, о нем спорили и им восторгались. Саша Черный прожил не очень долгую, но насыщенную и плодотворную жизнь. В ней была и война, на которую он ушел добровольцем и о которой рассказал в стихах, и революция, которую он решительно не принял, и эмиграция, нелегко дававшаяся ему. Но он всегда был верен себе, оставался настоящим поэтом, не отступавшим от своих творческих принципов. Может быть, поэтому его поэзия до сих пор жива. Более того, она злободневна, свежа, иронична. Откройте книгу – и вы увидите знакомые ситуации, знакомые лица. Вы будете смеяться, хмуриться, раздумывать – эти стихи не оставят вас в покое, будут припоминаться, потребуют перечитать их. Словом, они навсегда останутся с вами.

Читайте онлайн полную версию книги «Стихотворения» автора Саши Черного на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Стихотворения» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Год издания: 2011

ISBN (EAN): 9785699491766

Объем: 188.6 тыс. знаков

  1. kraber
    kraber
    Оценил книгу

    Почти все вещи и явления он называл по-своему, и всякий, кто пробовал его исправить, неизменно терпел поражение, разбиваясь о спокойствие и фантастическую уверенность Александра Сергеевича
    в собственной правоте.
    («Записки Планшетной крысы»
    Эдуард Кочергин)

    Записываю:

    «Саша, Саня, Александр.
    Бородач? Да нет, усач.
    Оказался славным кадром,
    Хоть ты смейся, хоть ты плачь»

    Включаю «Вниз головой» Сплина:

    03:06

    Просматриваю фотографии, которые сделал во время путешествия с Сашей Черным.

    Дальше...

    Когда нашему взору открывался очередной захватывающий вид, я щелкал фотоаппаратом, а Саша читал свои стихи, подходящие конкретному месту, в котором мы находились. Вот некоторые из фотографий, на обороте которых я записал потом свои впечатления.

    Санкт-Петербург. Фонтанка.
    "Саша!", – кричал я Черному. Мы только-только познакомились. Слова его стихов, которые он мне рассказывал, пока мы дрожали от холода как плешивые щенки, доступные всем ветрам этой северной столицы, окунались в яд сатиры, строфы едко проникали в мое сознание, интонация кололась и подкашивала.
    Кого травит-то Саша? Нас, нас и только нас: грешных, упавших, низких, слепых.

    Капри.
    "Саня!", – кричал я Черному, пальцем грозил ему, когда он читал о любви. Трогаю свои щеки – горячие! Пристыдили стихи, а Сашка, негодник-шалун, продолжает вспоминать не то Машу, не то Дашу, да и путается, в конце концов. О любви он говорит с иронией. Покрывает ей чувство бережно, если воспоминание о даме ценно, либо выставляет напоказ свою забывчивость (с кем же он был вчера?). Опять всех перепутал...


    Париж. Латинский квартал.
    "Александр", – с уважением говорю Черному, без возгласа, жму ему руку. Забираю с собой понравившиеся стихи, просматриваю вновь – они как иллюстрации меня: "о, вот я тут такой глупенький вышел", "ах, было дело, приходилось также тосковать", "у меня с девушками так и бывает".


    Откладываю фотографии и вспоминаю.
    Во время путешествия к Черному я обращался по-разному. Мое обращение к нему менялось в зависимости от укрепления нашей с ним дружбы. Я заметил и свойское отношение к читателю каждого его стиха.
    Черный превозносит единение с моментом и местом: будь то бесплотное колыхание в морском прибое, будь то неподвижное созерцание неба, лежа на могильных плитах. Поэзия Черного пестрит призывами к обострению восприятия моментов, и в то же время высмеивает мелочные и бесполезные занятия людей.
    Ах, да! Самое яркое воспоминание, когда во время чтения своих стихов Черный находил Истину. Доставал её из богом забытого угла, прихватывая за воротничок большим и указательным пальцами, будто, преображаясь в фокусника, вытаскивал кролика из цилиндра! Затем он протягивал её прямо мне под нос и приговаривал: «Вот вам госпожа Истина. Примите, распишитесь...». Я не узнавал Истину. «Как так не понимаете что это такое? А вот так?», – удивлялся Саша и хватал Истину за носки туфелек, переворачивал её вниз головой. Тогда я ликовал и наслаждался Истиной, разглядывая её со всех сторон, благодаря Черного за такой подарок. Правда Саша огорчался мною, до того времени, пока я не понял в чем загвоздка с Истиной. В конце концов, он перестал переворачивать Истину вниз головой, и вдвоем мы часто начали впадать в сплин.

  2. PensonPerianth
    PensonPerianth
    Оценил книгу

    Вообще-то время серебряого века (примерно 1900 - 1917) было истроически довольно мрачным (хотя конечно это почти рай в сравнении с бывшим ссср). Туда вошли две абсолютно бессмысленные войны (последняя из них прибила Российскую империю), несколько революций, дикая, животная ксенофобия включая резни (не одну!) на Кавказе и погромы. Николай 2-й и его правительства действовали примерно также дуболомно как ворье у власти сейчас с той только разницей что воровали они (Николай 2-й и его правительства) все-же поменьше нынешних ну и в отличие от нынешних у них хватало ума не бодаться со всем цивилизованным миром. В этой обстановке либералы (что тогда что сейчас) безуспешно пытались "научить правительства приближению к приличным манерам", но тщетно. При этом правительства и тогда и сейчас видели своих врагов в либералах не замечая врагов настоящих (тогда ленина и его коммунистическую банду).

    В этой обостановке и писал свою сатиру (в том числе политическую) Саша Черный.

    Некоторые его строчки несомненно бессмертны

    "Эти вазы милый Филя ионического стиля"

    "Дама, качаясь на ветке,
    Пикала: «Милые детки!
    Солнышко чмокнуло кустик,
    Птичка оправила бюстик
    И, обнимая ромашку,
    Кушает манную кашку...»"

    "- Мадам, отодвиньтесь немножко! Подвиньте ваш грузный баркас.
    Вы задом заставили солнце, - а солнце прекраснее вас... "

    "И ему навстречу дева
    Приняла такую позу,
    Что из трубки, поперxнувшись,
    Я глотнул двойную дозу... "

    "…Разорвался апельсин
    У Дворцова моста.
    Где высокий гражданин
    Маленького роста? "

    "Мужичок, оставьте водку,
    Пейте чай и шоколад.
    Дума сделала находку:
    Водка — гибель, водка — яд. "

    словом цитировать можно бесконечно.

    Рекомендую всем.

  3. kopi
    kopi
    Оценил книгу

    Странные,чудесные,фантастические, помогающие в беде и невзгодах, как волшебное лекарство-стихи Саши Черного!
    Больному

    Есть горячее солнце, наивные дети,
    Драгоценная радость мелодий и книг.
    Если нет — то ведь были, ведь были на свете
    И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ...

    Есть незримое творчество в каждом мгновеньи —
    В умном слове, в улыбке, в сиянии глаз.
    Будь творцом! Созидай золотые мгновенья —
    В каждом дне есть раздумье и пряный экстаз...

    Бесконечно позорно в припадке печали
    Добровольно исчезнуть, как тень на стекле.
    Разве Новые Встречи уже отсияли?
    Разве только собаки живут на земле?

    Если сам я угрюм, как голландская сажа
    (Улыбнись, улыбнись на сравненье моё!),
    Этот черный румянец — налет от дренажа,
    Это Муза меня подняла на копьё.

    Подожди! Я сживусь со своим новосельем —
    Как весенний скворец запою на копьё!
    Оглушу твои уши цыганским весельем!
    Дай лишь срок разобраться в проклятом тряпьё.

    Оставайся! Так мало здесь чутких и честных...
    Оставайся! Лишь в них оправданье земли.
    Адресов я не знаю — ищи неизвестных,
    Как и ты неподвижно лежащих в пыли.

    Если лучшие будут бросаться в пролеты,
    Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц!
    Полюби безотчетную радость полета...
    Разверни свою душу до полных границ.

    Будь женой или мужем, сестрой или братом,
    Акушеркой, художником, нянькой, врачом,
    Отдавай — и, дрожа, не тянись за возвратом:
    Все сердца открываются этим ключом.

    Есть еще острова одиночества мысли —
    Будь умен и не бойся на них отдыхать.
    Там обрывы над темной водою нависли —
    Можешь думать... и камешки в воду бросать...

    А вопросы... Вопросы не знают ответа —
    Налетят, разожгут и умчатся, как корь.
    Соломон нам оставил два мудрых совета:
    Убегай от тоски и с глупцами не спорь.

    В общем,не болеть Вам и не хворать! И не делайте глупостей, читайте Черного!

  1. Обстановочка[53]   Ревет сынок. Побит за двойку с плюсом. Жена на локоны взяла последний рубль. Супруг, убитый лавочкой и флюсом, Подсчитывает месячную убыль.     Кряхтят на счетах жалкие копейки: Покупка зонтика и дров пробила брешь, А розовый капот из бумазейки Бросает в пот склонившуюся плешь.     Над самой головой насвистывает чижик (Хоть птичка Божия не кушала с утра). На блюдце киснет одинокий рыжик, Но водка выпита до капельки вчера.     Дочурка под кроватью ставит кошке клизму, В наплыве счастия полуоткрывши рот, И кошка, мрачному предавшись пессимизму, Трагичным голосом взволнованно орет.     Безбровая сестра в облезшей кацавейке Насилует простуженный рояль, А за стеной жиличка-белошвейка Поет романс: «Пойми мою печаль!»     Как не понять?! В столовой тараканы, Оставя черствый хлеб, задумались слегка, В буфете дребезжат сочувственно стаканы, И сырость капает слезами с потолка.
    18 июня 2020
  2. Мясо Шарж   Брандахлысты[46] в белых брючках В лаун-теннисном азарте Носят жирные зады.     Вкруг площадки, в модных штучках, Крутобедрые Астарты[47], Как в торговые ряды,     Зазывают кавалеров И глазами, и боками, Обещая всё для всех.     И гирлянды офицеров, Томно дрыгая ногами, «Сладкий празднуют успех».     В лакированных копытах Ржут пажи[48] и роют гравий, Изгибаясь, как лоза, —     На раскормленных досыта Содержанок, в модной славе, Щуря сальные глаза.     Щеки, шеи, подбородки, Водопадом в бюст свергаясь, Пропадают в животе,     Колыхаются, как лодки, И, шелками выпираясь, Вопиют о красоте.     Как ходячие шнель-клопсы[49], На коротких, пухлых ножках (Вот хозяек дубликат!)     Грандиознейшие мопсы Отдыхают на дорожках И с достоинством хрипят.     Шипр и пот, французский говор… Старый хрен в английском платье Гладит ляжку и мычит.     Дипломат, шпион иль повар? Но без формы люди – братья, — Кто их, к черту, различит?..     Как наполненные ведра, Растопыренные бюсты Проплывают без конца —     И опять зады и бедра… Но над ними – будь им пусто! — Ни единого лица!
    18 июня 2020
  3. Давайте спать и хныкатьИ пальцем в небо тыкать.
    16 июня 2020

Автор