Читайте и слушайте
169 000 книг и 11 000 аудиокниг

Лирика (сборник)

4,6
12 читателей оценили
167 печ. страниц
2010 год
Оцените книгу

О книге

Лирика Бориса Пастернака, составившая эту книгу, сродни русской природе, особенно зимней. И не случайно многие зимние стихи поэта положены на музыку, стали нашими любимыми песнями. Поэзия Б.Пастернака, в которой «дышат почва и судьба», – образная, глубокая, чистая и страстная – никогда не устаревает.

Подробная информация

Правообладатель: ФТМ

Дата написания: 2012

Год издания: 2010

ISBN (EAN): 9785699152131

Объем: 150.5 тыс. знаков

ID: 87508

Отзывы на книгу

  1. nevajnokto
    Оценил книгу

    О вкладе, которым Пастернак обогатил русскую, да и мировую поэзию, можно говорить долго. Его почерк своеобразен - его не спутаешь. Он, одновременно, и сложен и прост. Он буйный и динамичный, словно молодой гнедой скакун на просторах, но, вместе с тем, спокойный и умиротворенный, как утреннее море под первыми лучами солнца. Перо Пастернака способно творить чудеса. Самая обычная картина оживает и играет совсем иными красками, превращаясь в совершенный шедевр. Пастернак смело нарушает привычные правила, создавая свой собственный стиль, где слова переплетаются в совершенно безумном ритме, вихрем врываясь в сознание, заставляя душу ликовать.

    В посаде, куда ни одна нога
    Не ступала, лишь ворожеи да вьюги
    Ступала нога, в бесноватой округе,
    Где и то, как убитые, спят снега, —

    Постой, в посаде, куда ни одна
    Нога не ступала, лишь ворожеи
    Да вьюги ступала нога, до окна
    Дохлестнулся обрывок шальной шлеи.

    Ни зги не видать, а ведь этот посад
    Может быть в городе, в Замоскворечьи,
    В Замостьи, и прочая (в полночь забредший
    Гость от меня отшатнулся назад).

    Послушай, в посаде, куда ни одна
    Нога не ступала, одни душегубы,
    Твой вестник — осиновый лист, он безгубый,
    Безгласен, как призрак, белей полотна!

    Метался, стучался во все ворота,
    Кругом озирался, смерчом с мостовой. . .
    — Не тот это город, и полночь не та,
    И ты заблудился, ее вестовой!

    Но ты мне шепнул, вестовой, неспроста.
    В посаде, куда ни один двуногий...
    Я тоже какой-то... я сбился с дороги:
    — Не тот это город, и полночь не та...

    Отрывок

    Вот посмотрите, речь, вроде бы, о человеке, который заблудился в посаде, разыгралась метель, которая еще хуже запутала следы. Обратите внимание, насколько явно ощущается замешательство и тревога, растущие в душе заблудившегося. Его состояние передается читателю, и он кожей чувствует пробирающий до костей, холод, и потерянность самого путника. Невероятная, дикая пляска слов, оборотов, совершенно дерзкий синтаксис... и от всего этого захватывает дух!
    И еще, у Пастернака очень необычные ассоциации, он раскрывает ту или иную тему так, как она видится только ему. Подход оригинален, не избит, не пережеван - это свежий поток воздуха, не надышишься, не насытишься...

    Февраль. Достать чернил и плакать!
    Писать о феврале навзрыд,
    Пока грохочущая слякоть
    Весною черною горит.

    Достать пролетку. За шесть гривен,
    Чрез благовест, чрез клик колес,
    Перенестись туда, где ливень
    Еще шумней чернил и слез.

    Где, как обугленные груши,
    С деревьев тысячи грачей
    Сорвутся в лужи и обрушат
    Сухую грусть на дно очей.

    Под ней проталины чернеют,
    И ветер криками изрыт,
    И чем случайней, тем вернее
    Слагаются стихи навзрыд.

    Метафоры, в которых и философия, и рассуждение: любовь, как великое и горькое чувство...И ни одной затоптанной тропы! Пастернак не повторяет - он вносит новое, свое.
    Для Пастернака слово природа и жизнь являлись синонимами. В стихах о природе чувствуется страсть поэта, его трепет, дрожь, эмоции - самые яркие и необузданные. Мановением пера Пастернак создает настроение, изменяет самоощущение читателя, заставляет кровь диким рывком нестись по венам.

    Как бронзовой золой жаровень,
    Жуками сыплет сонный сад.
    Со мной, с моей свечою вровень
    Миры расцветшие висят.

    И, как в неслыханную веру,
    Я в эту ночь перехожу,
    Где тополь обветшало-серый
    Завесил лунную межу,

    Где пруд, как явленная тайна,
    Где шепчет яблони прибой,
    Где сад висит постройкой свайной
    И держит небо пред собой.

    Вот нет слов! Полная потеря дара речи! Погружение в волшебный мир поэзии и блуждание, точнее, парение в эфире...
    Пастернак меняет сознание. Сказать, что он глубок - это значит, просто смолчать. До "дна" Пастернака не достать! Его можно читать, упиваться каждой строчкой, сходить с ума от непривычных ощущений, изучать...но попытаться достать до дна... Невозможно! Не хватит ни жизни, ни сил, ни дерзости.
    Посмотрите, какими словами Борис Леонидович отозвался о Поэзии:

    Это — круто налившийся свист,
    Это — щелканье сдавленных льдинок,
    Это — ночь, леденящая лист,
    Это — двух соловьев поединок,

    Это — сладкий заглохший горох,
    Это — слезы вселенной в лопатках,
    Это — с пультов и флейт — Фигаро
    Низвергается градом на грядку.

    Все, что ночи так важно сыскать
    На глубоких купаленных доньях,
    И звезду донести до садка
    На трепещущих мокрых ладонях.

    Площе досок в воде — духота.
    Небосвод завалился ольхою.
    Этим звездам к лицу б хохотать,
    Ан вселенная — место глухое.

    Перечитываю, еще и еще... Каждая буква ложится на память, словно в колыбель. Цепляет. Не забудется. Не сотрется.

    Дальше...

    Квентин Тарантино на могиле Бориса Пастернака.

  2. majj-s
    Оценил книгу

    "СВИДАНИЕ" БОРИС ПАСТЕРНАК.

    Может нет во мне созвучности генеральной линии. Дмитрий Быков ведь генеральную представлял, активно издаваясь, будучи обласканным и востребованным. Сейчас не так, кажется? Совсем не слежу за политикой, но что-то такое и ко мне пробивается. Быкова поэта люблю всем сердцем и очень давно. Драматурга. А вот литературоведа... В общем, давно хотела прочесть его книгу о Пастернаке. Как-то представлялось, что хороший поэт должен как никто другой уметь рассказать мне, понимающей, но безъязыкой, о другом поэте, Гениальном.

    Потому что Борис Пастернак - гений и для меня это так же очевидно, как то,что ночью на небе звезды. Подруга моя говорит: не могу читать Пастернака, он весь - плач. И, ну да, склонна с ней согласиться. А вот Быков говорит в своей книге об удивительно светлом, восторженном мироощущении поэта, О счастливом человеке. И, ну да, склонна с ним согласиться тоже. Каюсь, не дочитала его замечательного, с большой любовью написанного исследования. Не смогла. Хорошо, а не мое. Не надо препарировать тех, кто мне дорог. Как-то так.

    И все же, какое главное мое ощущение. Да вот оно. Ангел, случайным недоразумением или во исполнение высокой миссии, воплощенный в человеческом облике. Он знает, что Мир устроен правильно и справедливо и движется в целом в верном направлении. И оттого глубинно счастлив. Но после горних сфер, смутный отголосок музыки которых звучит в нем, юдоль скорбей острее режет и тяжелее давит. И оттого плач. Есть еще третье, оно важнее всего: он может Видеть и Рассказать об увиденном. Широко раскрытые, изумленные величием и красотой, залитые слезами глаза.

    Снег сейчас, на всем, кажется, белом свете. И вот так "как будто бы железом, обмокнутым в сурьму, тебя вели нарезом по сердцу моему". Он такой для меня, Пастернак.

    * * *
    Свидание

    Засыпет снег дороги,
    Завалит скаты крыш.
    Пойду размять я ноги:
    За дверью ты стоишь.

    Одна, в пальто осеннем,
    Без шляпы, без калош,
    Ты борешься с волненьем
    И мокрый снег жуешь.

    Деревья и ограды
    Уходят вдаль, во мглу.
    Одна средь снегопада
    Стоишь ты на углу.

    Течет вода с косынки
    По рукаву в обшлаг,
    И каплями росинки
    Сверкают в волосах.

    И прядью белокурой
    Озарены: лицо,
    Косынка, и фигура,
    И это пальтецо.

    Снег на ресницах влажен,
    В твоих глазах тоска,
    И весь твой облик слажен
    Из одного куска.

    Как будто бы железом,
    Обмокнутым в сурьму,
    Тебя вели нарезом
    По сердцу моему.

    И в нем навек засело
    Смиренье этих черт,
    И оттого нет дела,
    Что свет жестокосерд.

    И оттого двоится
    Вся эта ночь в снегу,
    И провести границы
    Меж нас я не могу.

    Но кто мы и откуда,
    Когда от всех тех лет
    Остались пересуды,
    А нас на свете нет?

  3. Ververia
    Оценил книгу

    Очень понравилась обложка книги))
    Содержание книги вне всяких похвал))) Великолепно тут просто не вяжется)
    Все стихи построены на ощущениях, ассоцициях, фонетике...
    Браво!!!!!
    10/10 ЧИТАТЬ ВСЕМ!

  1. Другие по живому следу Пройдут твой путь за пядью пядь, Но пораженья от победы Ты сам не должен отличать.     И должен ни единой долькой Не отступаться от лица, Но быть живым, живым и только, Живым и только до конца.
    7 апреля 2018
  2. Услышать будущего зов.     И надо оставлять пробелы В судьбе, а не среди бумаг, Места и главы жизни целой Отчеркивая на полях.     И окунаться в неизвестность, И прятать в ней свои шаги, Как прячется в тумане местность, Когда в ней не видать ни зги.
    7 апреля 2018
  3. Не это подымает ввысь. Не надо заводить архива, Над рукописями трястись.     Цель творчества – самоотдача, А не шумиха, не успех. Позорно, ничего не знача, Быть притчей на устах у всех.     Но надо жить без самозванства, Так жить, чтобы в конце концов Привлечь к себе любовь пространства,
    7 апреля 2018