Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Сила искусства

Читайте в приложениях:
216 уже добавило
Оценка читателей
4.83
Написать рецензию
  • ELiashkovich
    ELiashkovich
    Оценка:
    8

    У каждого художника есть главное произведение. Зачастую он этого не признает, еще чаще называет вершиной творчества что-то другое, но это все равно не отменяет того факта, что Малевич — это "Черный квадрат", а Микеланджело — "Давид" и фрески Сикстинской капеллы.

    Популярный британский историк Саймон Шама утверждает, что все это неспроста. Великие шедевры оказывают на зрителя такое сильное воздействие из-за того, что в момент их создания художник переживал некий экстатический опыт, проходил через какой-то переломный этап. Чтобы развить этот тезис, Шама и написал "Силу искусства".

    Книга состоит из восьми очерков, в центре каждого из которых находится биография кого-либо из великих художников: Рембрандта, Давида, Караваджо, Ротко etc. Как по мне, лучше всего автору удались первые очерки — о Караваджо, Бернини и Рембрандте. В первом случае автор красиво показывает, как сумасшедшие страсти Караваджо — убийцы, задиры и дуэлянта — мешались с искренней мечтой о чистоте и невинности и на выходе давали потрясающие образы раскаявшегося грешника, в частности, на полотне "Давид с головой Голиафа". Безумная вспышка гнева чуть не похоронила и карьеру Бернини, но в итоге вылилась в "Экстаз Терезы Авильской". Рембрандт сделал правильный с точки зрения искусства, но неправильный с точки зрения обывателя выбор при создании "Ночного дозора" — тем самым он сломал себе жизнь, а нас обогатил новым шедевром. Потому-то эти картины и оказывают такое мощное воздействие — они написаны не красками, а авторской кровью.

    Читается книга легко и взахлеб, словно детектив. Но где-то после середины Шама будто бы слегка выдыхается. Поначалу я объяснял это тем, что мне просто субъективно не так интересны Тернер, Пикассо и Ротко, но очерк о ван Гоге и "Звездной ночи над Роной" тоже как-то не зацепил.

    Так или иначе, твердые 5/5. В том числе и за очень качественное издание — на высокококачественной бумаге и с прекрасными иллюстрациями.

    Читать полностью
  • Melissophyllon
    Melissophyllon
    Оценка:
    7

    «У искусства ужасные манеры!», — начинается аннотация и книга. Зато у автора, Саймона Шамы, есть своя машина времени. И во время чтения ты как будто бы проваливаешься сквозь века. Как будто бы тебя сграбастали и отправили в путешествие по римским улочкам, захваченному революцией Парижу. Можно даже утверждать, что видел, как горел Вестминстерский дворец. Но самое главное — был в мастерских Караваджо, Бернини, Рембрандта, Давида, Тернера, Ван Гога, Пикассо и Ротко. Надо сказать, что путешествие кажется безмерно быстрым — книга читается на одном дыхании. А при легком стиле, мастерском построении историй — все закручивается вокруг одного шедевра, благодаря которому и разворачивается полотно жизни художника и его окружения — и авторской любви к теме о времени можно и вовсе забыть, с некоторой печалью закрывая последнюю страницу. Хотя впереди, к счастью, есть и «Глаза Рембрандта» и серия фильмов, которая так и называется «Сила искусства». Но, как всегда, хочется больше.
    Единственный минус отлично изданной книги — ее не потаскаешь с собой в метро (не тот формат), поэтому мне удалось растянуть этот захватывающий калейдоскоп событий и личностей на несколько вечеров. Наверное, стоит еще отметить, что для тех, кто является знатоком представленных художников, книга вряд ли что-то откроет что-то новое (кроме безмерной авторской любви). Она будет идеальна для тех, кто не знал, как подступиться к искусству, для тех, кто хотел открыть что-то новое в мало известных художниках. И, быть может, она даже влюбит в искусство и вдохновит.

    Читать полностью
  • tentation
    tentation
    Оценка:
    5

    Искусство и его история бесспорно одна из интереснейших тем, по крайне мере для меня. К сожалению, зачастую книги по искусству написаны очень сухим языком и, откровенно говоря, их скучно читать. Но, к счастью, есть исключения и какие! Например, книга Саймон Шама «Сила искусства». Она потрясающая, даже если вы не любите живопись не отличаете кубизм от
    сюрреализма, и считаете, что Рафаэль – это черепашка, которая любит
    пиццу, то я все равно советую вам ее прочитать. «Сила искусства» -
    увлекательнейший рассказ о жизни 8 художников, это великолепный
    экскурс не только в искусство, но и в историю. Автор буквально берет
    нас с собой в путешествие во времени, и вот, читая первый очерк, мы
    уже вместе с Микеланджело Меризи попадает первый раз в художественную
    мастерскую в Милане. Мы видим, как никому неизвестный мальчик
    становится знаменитым Караваджо, как он пишет свои самые известные
    шедевры. Что стоит за его картинам? Какие события повлияли на его
    жизнь и творчество? Читайте в «Силе искусства», от первого очерка
    невозможно оторваться! Остальные тоже очень и очень интересные. Я
    читала книгу в электронном виде и эта первая книга, которую я
    незамедлительно хочу приобрести в бумажном виде. Видели бы вы какие
    там иллюстрации! В общем я в восторге от книги и всем ее советую.

    Читать полностью
  • MouzonChuckwalla
    MouzonChuckwalla
    Оценка:
    5

    Сегодня, зайдя в ближайший книжный магазин, любой заинтересовавшийся читатель может найти на полке настоящее ассорти из искусствоведческих книг. Среди них и труды маститых академиков, и книжки из серии «Для чайников», попадаются и занимательные экспонаты, скажем, руководства по оценке станковой живописи для начинающих. И это только в Читай-городе. Покупатель у этих книг случается редко. Некоторые из них тяжело даже унести с собой, другие лишены иллюстраций. Забавная особенность для книг по живописи; очевидно, что автор ожидает от читателя либо широчайших познаний в живописи, либо поисковика под рукой. И, наконец, бич мира искусствоведения – бесцветная речь, сухая и неприглядная как придорожный кактус. Такое растеньице при должном уходе, удобрении и поливке могло бы дать миру пару розовых бутончиков, но пыль на проселочной дороге академического знания – не лучшая почва. На вид он так себе, внутри – пресная, водянистая мякоть. Редко у какого прохожего он вызовет симпатию своими колючими фразочками и извилистыми предложениями. Так и растет этот неказистый кактус, никому, кроме редкого специалиста-ботаника, не интересный.
    Среди таких кактусов книжка известного английского писателя Саймона Шамы выглядит как глоток свежего воздуха. Как же долго познание искусства пыталось пройти тот же путь, какой прошло само искусство – стать ближе к людям, донести сложное простыми средствами. Вокруг нас каждый день возникают новые, свежие ветки развития искусства массового, доступного и открытого всякому. Музеи один за другим заводят лектории, детские курсы, проводят интерактивные выставки чуть ли не каждый день. И посреди этого многообразия – анализ композиции, бесконечное множество исторических изысканий, детальное изучение мазка и прочее, прочее, прочее… Вроде бы это и нужно для того, чтобы понимать искусство, этому нас учат: знать эпоху, стили, проводить параллели и искать в каждом квадратном сантиметре скрытую мысль. Как говориться в одном анекдоте: «Черные шторы — это просто черные шторы».
    Остается непонятным только одно – почему же люди несведущие, к искусствоведению совершенно безразличные, останавливаются посреди зала и смотрят, и не могут оторвать взгляд. Что держит их и что заставляет переживать? Композиция ли? Возможно, даже вполне закономерно. Но если спросить этих людей, что в этой картине такого необыкновенного, про композицию вы вряд ли услышите. Цвет? Вот это уже ближе. Вам могут ответить: «Отличный оттенок красного, очень тревожный». Хотя если просто замазать весь холст этим «тревожным» красным, то вы услышите: «Да так и моя дочь умеет». В чем же секрет успеха этих картин, которые интересны людям столетия спустя, ради которых люди идут на выставки и которые вешают у себя дома?
    Первый намек на правильный ответ дает нам уже само название книги: Сила искусства. По-видимому, во всех этих картинах есть что-то общее, некая воздействующая на зрителя сила. Именно из-за ее недостатка забываются ранее популярные творцы – этой силы не хватило на век, на два. Это и не удивление – человек быстро перестает удивляться, привыкает, а то можно было бы попросту красить все статуи в лимонно-желтый и из раза в раз шокировать публику сиянием неона. Это не мастерство – потрясающие по написанию полотна Лоуренса Альма-Тадемы, восхищавшие современников, забыты сегодня, их язык устарел, образы приелись. Так в чем же эта сила?
    Удивительно, что ответ не нужно долго искать: первая же фраза книги дает нам его. «У великого искусства ужасные манеры!» И правда, пресквернейшие. Ведь мало кто из великих творцов отличался покладистостью, радушием и сговорчивостью. Мало вспомнить выходки Микеланджело и Леонардо Да Винчи, они давно ушли в прошлое. Ближе нам Уорхолл, Фрида Кало, Сальвадор Дали. От мемуаров Челлини до сих пор встают волосы дыбом, а его скульптуры не перестают занимать нас и ошарашивать своей внутренней энергией. Верно то, что авторы «сильных» произведений прожили столь же сложную, многогранную жизнь. Шама выбирает для своей книги лишь некоторых из всемирно известных творцов и часто его выбор неочевиден. Он обходит вниманием эпоху итальянского Возрождения, нет в книге и импрессионистов. Даже фигура Дали не упомянута, а вот уж кто умел восхищать! Но простым восхищением дело не обходится, а иначе можно бы было дать Рембрандту в руки «Ночной Дозор», Пикассо – «Девочку на шаре» и отправится в спокойное плавание по волнам «великих шедевров мировой живописи». Да, общественное мнение податливо. Мнение брошюрок и книжек-«кактусов» заставляет нас иногда потерять из виду яркую точку и прошаркать с фотоаппаратом в зал с Джоккондой. Но настоящий всплеск этой энергии творца остается на плаву и без внимания брошюрок. Этим произведениям не нужно печататься на открытках, им нужно ваше внимание. Ваш взгляд, ваши эмоции, когда вы смотрите на них. И тогда они, как говорит Шама, «набросятся на вас». Эти «черные дыры» от искусства часто вызывают негодование, иногда именно они, вопреки своему назначению, становятся брендом, как «Звездная ночь» Ван Гога, но даже достойная пенсия в залах Лувра или Эрмитажа им не помеха. Остается только увидеть их.
    «Сила искусства» представляет их нам довольно неординарным способом. Вместо описания произведений Саймон Шама выбирает формат биографии, но не произведения, а творца. Каждый из них – самый обычный человек, со своими проблемами, поисками и несчастьями. Нам интересно наблюдать за их жизнью, в которую мы даже не заглядываем, а ныряем с головой. Читатель словно проживает ее вместе с художником, а ведь чтобы понять поступки человека надо представить себя на его месте. Ни одно событие, ни одна деталь поведения не ускользает от внимания писателя, но ярче всего путь художника представляют его произведения, которые автор только слегка приоткрывает нам, указывая на нюансы, но не разоблачая их притягательности. Часто чтение книги становится похожим на распутывание детективной цепочки – мы вглядываемся в детали картин, чтобы увидеть разочарование, влюбленность, ярость. Чтобы понять его в целом, не растрачиваясь на уже объясненные нюансы. Давиду пришлось оглашать приговор своим друзьям, Рембрандт потерял все свое состояние из-за ветрености общественного мнения, а Пикассо к концу жизни сам же назвал себя клоуном от искусства. И именно это мы хотим видеть в картине – опыт и жизнь, историю.
    Увы, то, что хотелось бы видеть многим, сложно достать и еще сложнее воспринять. «Сила искусства» не только интересна, но и вполне материально тяжела – стоит она около тысячи рублей, а ее оформлением явно занимались не самые практичные люди. Иллюстрации, отличающиеся, впрочем, хорошим качеством, плохо связаны с текстом и постоянное перелистывание страниц успевает утомить. Рядовой менеджер, интерес к искусству проявляющий редко, предпочел бы подобному громоздкому объекту пару видео на YouTube или статейку на Арзамасе. Очевидно, что желаемая аудитория книгой скорее всего не будут достигнута. Нельзя сказать, что это для нее будет большой потерей. Для людей осведомленных в предмете она тоже станет интересным приобретением и даст свежий взгляд на знакомые произведения. В каком-то смысле она помогает приблизить себя к толпе, попадая под воздействие тех же сил. Словно бы ты стоишь в очереди на выставку, которую уже давно ждут. Однако же книга не смогла избегнуть и тех черт, которые будут малоприятны аудитории начитанной, а именно в ней повествование не раз и не два переходит в простое восхищение художником. Такой поворот частенько встречается и у больших ученых, что делает книгу тяжелой для чтения: читателю волей-неволей приходится продираться через дифирамбы и совершенно безличные описания гениальных работ. Остается только радоваться, что Саймон Шама не долго держится этого направления и быстро возвращается в русло собственной идеи.
    Итак, книга имеет практические проблемы и отличный замысел. Какая же сторона перевешивает? Сложно сказать, мне весомее показалась вторая. При этом не стоит недооценивать и первую. По жизнеспособности в пустынных условиях искусствоведения эдакая ромашка под названием «Сила искусства» имеет мало шансов на выживание. И кактусы в этом случае не просто хороши, они необходимы. Нельзя засадить пустыню ромашками, они не сделают ее лучше. Растение должно отвечать своим условиям и требованиям к нему. Пустыня без кактусов опустеет, но мало кто, проезжая по пустынной дороге, назовет своим самым ярким впечатлением от путешествия кактус. Скорее это будет неказистая ромашка, одна из первых цветочных покорителей этих песков. На ее фоне даже кактусы встанут в памяти по-другому. А что же такое искусство без человеческого сознания, без нашей памяти? Без нас оно перестанет существовать. И потому нам нужно то, что оставит след в нашей памяти, что сможет зацепить, остановить нашу жизнь на мгновение. Нам нужна сила, удерживающая нас, меняющая нашу жизнь. Сила нашей цивилизации, сознания каждого. Сила искусства.

    Читать полностью
  • JekkiZero
    JekkiZero
    Оценка:
    4

    Больше всех тронула история о Ван Гоге - несчастный, одинокий, бесспорно талантливый художник страдал от своего душевного недуга и в то же время находил силы творить свои бессмертные картины. Маленький сеятель света во мраке безумного мира.