«Критика цинического разума» читать онлайн книгу 📙 автора Петера Слотердайка на MyBook.ru
Критика цинического разума

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.75 
(4 оценки)

Критика цинического разума

883 печатные страницы

2021 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

«Критика цинического разума» Слотердайка – одно из важнейших произведений западной философии второй половины ХХ века. Приуроченная к 200-летнему юбилею «Критики чистого разума» Иммануила Канта, эта взрывная, фонтанирующая остроумием работа произвела настоящий фурор в академических кругах, заставила изменить взгляд на окружающий мир и проблемы морали.

Доминантой современной культуры, как на личностном, так и на институциональном уровне, для Слотердайка является цинизм – просвещенное ложное сознание. Это сознание усваивает уроки просвещения, но не хочет и не способно применять их на практике. Повседневный «диффузный» цинизм состоит в том, что человек знает лучшее, а делает худшее. Ситуацию распространения массового цинизма Слотердайк анализирует на материале политической и культурной жизни Германии времен Веймарской республики. Возможность преодоления цинизма Слотердайк усматривает в возрождении традиции кинизма от Диогена до Швейка, в этом «воплощении сопротивления», противоположном современному понятию стабильности, ориентированной на самосохранение и рационализацию капиталистической культуры.

читайте онлайн полную версию книги «Критика цинического разума» автора Петер Слотердайк на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Критика цинического разума» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1983Объем: 1590388
Год издания: 2021Дата поступления: 1 декабря 2021
ISBN (EAN): 97858890594020
Переводчик: А. Перцев
Правообладатель
63 книги

Поделиться

bramus

Оценил книгу

Петер Слотердайк написал увлекательную философскую книгу, что само по себе большая задача. Настолько увлекательную, что в Германии она превратилась в бестселлер. Причем академические философы Петера Слотердайка не приняли. Оно и понятно. Книга написана живым и ярким языком, без лишних концептов и умстствований. Единственный недостаток книги - излишняя толщина. Всё-таки, автор перегружает читателя тонкостями и нюансами, от которых ближе к концу начинаешь уставать.

Больше всего в книге мне запомнилась разгромная критика марксизма. Слотердайк говорит, что марксизм понимает общество в черно-белом свете: оно раскалывается на два лагеря по логике "все или ничего", всесильных (капиталистов) и бессильных (пролетариат). Однако в обществе существуют самые разные, не обязательно экономические, силы и противосилы.

Кроме того, политические и жизненные стремления пролетариата часто не совпадают. Рабочий класс жутко апатичен, труслив и бросает революцию как только получает "законный" кусок хлеба. Это маленькие люди, сошедшие со страниц русской литературы, боящиеся потерять комфортные кандалы. И т.д., и т.п.

Но книга всё-таки о цинизме, а не о марксизме. Петер Слотердайк рисует ловкую классификацию ложного сознания. Вначале ложь (сознательный обман другого), потом заблуждение (ошибка в рассчётах), идеология (удобная иллюзия) и наконец цинизм, венчающий схему. Критиковать идеологию трудно, но возможно. Критиковать цинизм - непосильный труд. Критика отлетает от цинизма, который смотрит на реальность с открытыми глазами, как мячик от глухой стены.

Цинизм многое перенимает от своего предтечи - кинизма, при этом они прямо противоположны. Кинизм Диогена Синопского разрушал тотальность культуры, смеялся в лицо власть имущих и выше всех ценностей ставил свободу. Цинизм, напротив, холодным взглядом окидывает реальность, принимает в рассчёт тотальность социальных иллюзий и не моргнув глазом идёт на компромиссы с властью. Формула цинизма проста: "самосохранение + прагматичный реализм".

Слотердайк называет цинизм несчастным сознанием в силу его внутренней разорванности, шизоидности. Сегодня, когда цинизм стал носить массовый характер, мы имеем дело с шизоидной культурой и современым диффузным цинизмом. Циник прячется за спиной анонимной толпы.

И т.д. и т.п. Ещё жутко интересный раздел про веймархскую Германию. Говорят ради него книга и затевалась.

29 мая 2011
LiveLib

Поделиться

ergo-sum

Оценил книгу

Смотря на обложку книги Питера Слотердайка и пытаясь проникнуться скрытой иронией названия “Критика цинического разума” ожидаешь чего-то как минимум пикантного, щекочущего нервы, держащего в напряжении, смешного, едкого и хитрого, как максимум - взрывоопасного, подрывного, радикального и революционного. Даже не открывая ни одной страницы можно ясно понять, что перед нами постпостмодернистское философское произведение, которое с одной стороны создано в рамках философских традиций, а с другой существует только для того, чтобы эти традиции нарушить, посмеяться над всеми современными императивами и уйти непобежденной…Но куда? Все варианты уже испробованы, все ходы уже давно заняты и перекрыты. Пессимизм? Экзистенциализм? Американский практицизм? Нет, Слотердайк взвалили на себя ношу много тяжелее и решил возродить в современном мире некогда популярное древнегреческое течение кинизма.

Образцом для подражания у Слотердайка выступает философ IV века до н.э. Диоген. Образ этого исторического персонажа в первую очередь интересен тем, что он шел вразрез с любой торжествующей доктринальной философией, идеалистической или материалистической системой ценностей, этическими, социальными или религиозными императивами. По сути дела, это был человек, скинувший с себя без остатка всю идеологическую шелуху, редуцировавший свою экзистенцию до каких-то базовых потребностей, необходимых для выживания, свергнувший кумиров с божественного Олимпа, но не засчет какой-то новой, всеобъемлющей онтологической системы, а простого отрицания, которое, на самом деле, даже нельзя охарактеризовать как нигилистическое, т.к. последнее уже несет в себе какой-то отрицательный заряд и стремится к тому, чтобы противостоять чему-то. Диоген же, напротив, стремился к чистейшей ментальной аморфности, некоторым образом, снимая с любой системы ее спесь. Это, если можно так выразиться, восточный дух, пересаженный на почту мышления западно-европейских ценностей. Атараксия, автаркия, аскетизм, умение контролировать себя и свои желания, парадоксальным образом сочетались в этом философе с радикальным цинизмом по отношению ко всем общественным институтам, социальному и экономическому расслоению общества, беспощадной критикой государственных, религиозных или этических ценностей (что таким образом резко отмежевывает его от всего направления стоицизма). Но почему именно эта персоналия так привлекла Слотердайка и какие параллели он видит в жизни Диогена и существовании любого жителя современного мегаполиса? Неужели столь далекие друг от друга вселенные как религиозная Древняя Греция и техногенное капиталистическое общество потребления сблизились и обрели общие точки соприкосновения?

То с каким потрясающим мастерством, искусностью, искрометным юмором и безграничным талантом Слотердайк описывает современный мир вызывает искреннее восхищение. Книга была издана в 1983 году и с того времени с каждым годом становится все более актуальной. Автор анализирует с критических позиций шесть формообразующих областей нашего существования - медицина, сексуальность-любовь, военное дело, государственная власть, религия и наука. Каждая из них сегодня претерпела абсолютно необратимую трансформацию - возврат к прежним формам их существования уже невозможен и неосуществим даже теоретически. По сути, сегодня каждая из этих сфер не только полностью погружена в машину капиталистического производства и служит строго интересам ее безостановочного производства, но и существует исключительно формально, иллюзорно в качестве симулякра, скорее как образ в сознательном мышлении, формируемом через масс-медиа, нежели как реальный социальный институт. И это новая форма существования характерна не только для шести вышеуказанных сфер, но для вообще всей деятельности человека в целом. И Слотердайк кропотливо, усердно и не без изрядной доли черного юмора, обрисовывает перед читателем все более мрачную картину неприглядной действительности.

Конечно, закономерно возникает вопрос - а как вообще возможна в таком случае философия, если даже старая-добрая связь субьъект-объекта расщепилась на атомы. Сегодня мы не можем утверждать ни того, что мир является исключительно нашим внутренним представлением, ни того, что исключительно бытие формирует наше сознание и образ мышления. Смысл таков - единственное, что остается более-менее здравомыслящему человеку - это сойти с ума, окончательно разрушить в себе ту самую фальшивую и ложную логику смысла, на которой держится наше бесславное существование. Некоторым образом, именно этот процесс постепенной эрозии твердой почвы, уходящей из-под ног уверенного в себе рацио, и начался в начале двадцатого века в областях искусства и философии. Дадаизм, сюрреализм, конструктивизм пытались пробить брешь мирового безумия и вернуться к истокам незамутненной витальности, но увы…Сегодня мы видим лишь последствия такого подхода - без какой-то опоры на субъекта, на морально-этические конструкты, на полноценные философские идеологии, искусство и философия нивелировались до элементарной демагогии ни о чем. Грубо говоря, это просто вращение в бесконечном круге самолюбования, редупликаций с периодическим вкраплением иронического подтекста над собственной позорной участью. Утрачиваются большие формы, иссякают характеры персонажей, размываются конфликты, а самое главное - смысл всего этого мероприятия - пустота, без каких-то вразумительных аргументов. Что же делать человеку, чтобы выжить в этой удушливой атмосфере тотального обессмысливания всего? Тут-то Слотердайк и вводит Диогена.

Несмотря на ту оговорку, что сегодня Диоген ни при каких условиях не смог бы остаться собой (как минимум потому, что его кредо - идти вразрез с господствующей идеологией, которой сегодня нет), однако, именно его подход мог бы стать ключом к успеху и выживанию в этом безумном мире. Как ни странно, однако наша субъективность тоже стала центром производства, более того, именно она является тем самым основным источником, который питает и поддерживает всю остальную капиталистическую машину. Экзистенциальное состояние современного человека Хайдеггер охарактеризовал как "заботу" - постоянное проективное существование в будущем, планы, обязательства, долг, беспокойство и так далее. Секрет в том, чтобы на секунду…остановиться. Как и для всей капиталистической машины, в нас как субъектах господствует кризис перепроизводства - мы постоянно сосредоточены на вещах, большая часть из которых совершенно не эквивалента той психической энергии, которую мы на них расходуем, но капитализм нуждается в наших потребностях. Не стоит вставать в радикальную позу боевого отрицания, ведь эта борьба принесет еще большие затраты, при полном отсутствии вменяемых результатов. Да, сегодня сумасшедшее время, мы окутаны сетями беспощадного денежного молоха, который уже завтра может разорвать нас на тысячи мелких бледно-кровавых кусочков, да, наше экзистенциальное существование стало еще абсурднее, т.к. утратился даже критический ракурс мышления (а вернее, сама экзистенциальная философия стала трендом и влилась в систему), да не осталось ни одной спасительной веревочки в виде религиозных ли коцепций или “освобождающих” форм психоанализа или прагматического “американского” приспособленчества. Да, все это так, но стоит на секунду замереть и, развернув в сознании всю Диогеновскую циническо-ироническую онтологию, понять, что лучше, чем текущее мгновение, ничего нет и не будет, что оно уже само по себе полноценно и наполнено какой-то космической витальностью, существующей вопреки всему. Именно на это предельной границе и можно выстраивать свои жизненные приоритеты, а для защиты от агрессивной идеологии мира пригодится циническо-иронический взгляд на вещи. Он еще никогда не проигрывал.

3 июля 2022
LiveLib

Поделиться

Х. Медитация о Бомбе Здесь нам приходится продолжить свои размышления, исходя из предпосылки, что крайности сходятся, оказываясь значительно ближе друг к другу, чем это кажется на первый взгляд. При поверхностном взгляде представляется, что жизненный стиль панков и жизненный стиль истеблишмента – это крайности, между которыми лежит пропасть. Однако в сущности своей они соприкасаются. Цинические выбросы происходят под действием катастрофильной массы цивилизации. Поэтому философский, понимающий подход к явлениям не должен ограничиваться рассмотрением субъективных эксцессов, он должен начинаться с объективных. Объективный эксцесс – это не что иное, как избыток структурной не-мирности, которая характеризует нашу форму жизни, в том числе и на ее сыто-удовлетворенных фазах развития и в интервалах между войнами. К концу Второй мировой войны потенциала накопленного оружия в мире хватило бы, чтобы несколько раз уничтожить каждого из жителей Земли; в возможной Третьей мировой фактор уничтожения усилился в сотни, даже в тысячи раз. Атмосфера полного крушения постоянно сгущается. Этот фактор возрастает с каждым месяцем, и его рост имеет в конечном счете решающее значение для нашей истории. Структуры разрушения стали подлинным субъектом современного развития. В них вкладывается, как в западном, так и в восточном мире, чудовищная доля общественного труда. В настоящий момент стрелки переводятся на путь, ведущий к новой эскалации, однако это не наша тема. Задача философии – при этих «жестоких фактах» ставить детские вопросы вроде следующих: почему люди не ладят друг с другом? что заставляет их готовить взаимное атомное уничтожение? Философ – это личность, которая может внутри себя отодвинуть в сторону закаленного и невосприимчивого, привыкшего ко всему и цинически сведущего современника, готового без обиняков, в двух-трех предложениях объяснить, почему все обстоит так и почему это положение вещей не изменит никто с добрыми намерениями. Философ должен дать шанс ребенку в себе, который всего этого «еще не понимает». Тот, кто этого «еще не понимает», сможет, вероятно, поставить правильные вопросы. Все войны, если вникнуть в их причины, есть следствия принципа самосохранения. В конкуренции политических групп война с
17 июня 2022

Поделиться

рискуют доучиться до полной пустоты. Тот, кто не ищет власти, не станет желать и знания, не захочет вооружаться знанием для ее достижения – а отвергающий и то и другое втайне уже перестал быть гражданином этой цивилизации. Несчетное множество людей уже не готово верить, что следует сначала «чему-то поучиться», чтобы когда-нибудь впоследствии лучше этим владеть. Они, как я полагаю, начинают смутно догадываться о том, что было очевидным для античного кинизма, – о том, что нужно вначале завладеть чем-то, чтобы получить таким образом возможность научиться чему-то разумному. Социализация посредством натаскивания в школе, как она сегодня осуществляется у нас, есть оглупление a priori, после которого едва ли можно надеяться, что обучение изменит положение вещей к лучшему. Уже не за горами превращение жизни и школы в абсолютные противоположности: конец веры в воспитание, конец европейской схоластики. Это в равной степени пугает и консерваторов, и прагматиков, и тайных любителей посмаковать зрелище заката общества, и добропорядочных граждан. В принципе, ни один человек больше не думает, что сегодняшнее образование решит завтрашние «проблемы»; скорее, крепнет уверенность, что оно эти «проблемы» создаст.
13 декабря 2021

Поделиться

Старая социал-демократия сочла девиз «Знание – сила» практичным и разумным рецептом. При этом она особенно не умствовала, а всего лишь подразумевала, что следует хорошенько изучить все, чем ты намереваешься завладеть и управлять когда-нибудь в будущем. В данном тезисе сказывается мелкобуржуазная вера в школу. Сегодня эта вера сошла на нет. Только у наших циничных молодых медиков еще можно проследить линию, напрямую связывающую хорошую учебу с процветанием в жизни. Едва ли не все прочие
13 декабря 2021

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой