Отзывы на книгу «Объясняя религию. Природа религиозного мышления»

6 отзывов
Argon_dog
Оценил книгу

Если бы не любовь автора к вычурным и нарочито усложненным фразам, ему буквально не было бы цены (нет, серьезно). Временами приходилось прилагать значительные усилия, чтобы продраться через неповторимый стиль и понять, что же именно он хотел этим сказать (и почему все то же самое нельзя сказать чуть попроще), а отдельные выражения еще неделю будут сниться мне в кошмарах. Но я это сделала и могу немного погордиться собой, благо, время я провела однозначно с пользой.
Поставив перед собой цель объяснить почему люди столь охотно верят во множество странных и нелогичных вещей (а уверенность в том, что у некоторых людей имеется некий дополнительный орган, который наделяет обладателя особыми способностями, это еще не самое странное, если смотреть объективно), Паскаль Буайе заходит с другого конца и для начала рассматривает и отбрасывает те варианты объяснений, которые уже имеются в наличии и ничего не объясняют. И только затем переходит - нет, еще не к религии. К тому, как работает и обрабатывает информацию человеческое сознание. Разговор об этом выходит долгий, обстоятельный и до крайности увлекательный (несмотря на форму), хотя окончательной разгадки, этакого ответа ответов не дает и он - возможно, потому что вопрос "Почему люди верят в сверхъестественное?" изначально сформулирован не вполне корректно. Но по крайней мере теория автора вполне логично объясняет, почему некоторые представления усваиваются легче, чем другие, почему зачастую информация воспринимается не критично и за счет каких механизмов сознания странное начинает казаться вполне нормальным.
Теперь скорее интересно, почему одни верят, а другие все же нет (и те, кто нет, даже интереснее). К сожалению, об этом мы отсюда практически не узнаем. Ну, не все сразу.

LevarioBurglarise
Оценил книгу

Про религию сейчас пишут много. Но после прочтения аннотаций большинство книг совершенно не хочется читать, честно говоря. Книга Паскаля Буайе оказалась исключением и не разочаровала.
Это совершенно новый для меня взгляд на религию. Обычно меня, как и многих, интересовал вопрос: "Как можно в это верить?" Как оказалось, вопрос-то в корне неверный. Не об этом нужно спрашивать и не там искать ответы, где мы обычно ищем - под фонарём.
Также в книге много отсылок к любопытным исследованиям, позволяющим немного разобраться в функционировании нашего мозга и психики. Иногда кажется, что автор забрался уж совсем в какие-то дебри, но потом выясняется, что это было более чем уместно и очень нужно.
Интересный, качественный научпоп, качественно и просто написанный.

Mahaosha
Оценил книгу

У меня есть друг, читающий такие сложные книги и он подбросил мне данный труд, который является немного популяризированным исследованием, где автор пытается ответить на следующие вопросы:
- почему люди верят в то, что нельзя объяснить или чего нельзя доказать;
- почему часть из этих представлений остаются на уровне сказок, а другие воспринимаются как догматы
- почему кто-то верит, а кто-то не верит...

Меня, как человека неверующего волновал в основном третий вопрос, но я смиренно поглощала авторские размышления, смутно подозревая, что, чтобы ответить на вопрос, почему я не верю в Бога, нужно ответить на вопрос, почему другие люди в него верят.

Буайе рассматривает религию, не ограничиваясь какими-то основными доктринами, считая, верования африканских племен имеющими такое же право на рассмотрение, как и христианство или мусульманство.

К слову сказать, Буайе подводит свою социологическую базу и отвечает на первый и второй вопросы достаточно убедительно, НО на вопрос, который волновал именно меня - ответа не дает. Хотя и пытается хоть немного, его рассмотреть.

Я собираюсь все-таки сделать полную видео-рецензию на эту книгу, потому что она несомненно достойна внимания, а здесь напишу основные постулаты автора:
1. Наш разум мыслит шаблонами и встречая любое утверждение интуитивно соотносит информацию с данным шаблоном и на основе уже этого делает какое-то утверждение. Именно поэтому мертвый человек почти во всех религиях имеет необычный необыкновенный статус. Он явно относится к категории "соплеменник, родственник" и в то же время противоречит категории "живое существо".
2. Мы животные социальные, поэтому основной наш посыл - это соединение в коалиции и страх предательства или дезертирства, которое может быть смертельным для нашего существования. Мы автоматически категоризируем окружающее нас пространство и людей и на друзей (род) и врагов (хищников). Именно страхом дезертирства Буайе объясняет эти странные обряды инициации, превращающие мальчиков в мужчин. Все знают, что и без обряда мальчик станет мужчиной, но обряд наделяет мальчиков каким то статусом и этот статус по мнению автора - подсознательный страх наказания за будущее дезертирство (ты должен доверять тому, с кем идешь на охоту или на войну). Тем же самым он объясняет дедовщину в армии - инициация, которая позволяет выявить отдельных трусливых личностей ДО наступления боя - когда любой дезертир может коалицию уничтожить.
3. Все Боги, духи, предки имеют одну общую отличительную особенность - кроме отсутствия доказательства - мы никогда не задумываемся о причинах появления сущности - мы всегда воспринимаем их в контексте какого-то определенного случая (болезнь, неудача, сглаз) - и все эти сущности несут функцию стороннего наблюдателя, который априори знает ВСЕ наши прегрешения. Он заболел, потому что прелюбодействовал, его ребенок умер, потому что он съел нечистую пищу. Этакий всевидящий цензор лично для каждого или для какой-то группы-коалиции.

Уверена, я забыла очень много интересных выводов, книга насыщенная, построенная от очевидного к неочевидному. Буайе рассматривает те теории, которые первыми приходят на ум нам, обывателям, или пришли до этого специалистам-философам, антропологам, социологам и постепенно опровергает их, подводя к собственным теориям. Теории его стройны и логичны, хотя конечно же, могут быть ошибочными, но тут уж дело каждого - чему верить )

Книга написана полупонятным языком. Да, автор пытался разжевывать свои мысли, но часто на пути попадаются полупонятные, скользящие от уразумения, фразы. Как эта, например:
"Не стоит удивляться, что многие социальные категории одновременно строятся на коалиционной солидарности и эксплицитно воспринимаются через призму эссенциализма".

MariaBurova
Оценил книгу

Вокруг нас с пугающей периодичностью что-то мироточит, а кто-то постоянно борется с оскорбителями своих религиозных чувств. Разумному человеку остаётся только недоумевать — или обратиться в науку. Свой ответ на вопрос «Почему люди верят?» ещё в начале нулевых дал учёный Паскаль Буайе, автор книги «Объясняя религию: Природа религиозного мышления», изданной в России только в конце прошлого года. Изучая познание и высшие мыслительные процессы, он и его коллеги попытались по-новому объяснить суть многовековых религиозных феноменов. Перед вами пять главных заповедей французского антрополога.

I
ИЗБЕГАЙ ОЧЕВИДНЫХ ОБЪЯСНЕНИЙ

Первым делом Паскаль Буайе стремится доказать, почему все предыдущие объяснения религии не совсем убедительны. Они всегда были однозначны в формулировках и обычно могли быть выражены одним предложением: люди верят в бога, потому что это даёт им утешение, полезно для общества или потому что религия объясняет непонятные природные явления. Все эти гипотезы предполагали наличие одного-единственного фактора, объясняющего необходимость существования религии в любом человеческом обществе и причины её мощного социального, когнитивного и эмоционального воздействия.
Для Буайе разобраться в религии значит понять происхождение механизма распространения особой ментальной эпидемии, симптомы которой идентичны у людей по всему миру. Из миллионов религиозных сообщений и идей какие-то подхватываются особенно легко и массово, поскольку нарушают интуитивные представления о законах этого мира. Французские и американские студенты, африканские племена или тибетские монахи — все они запоминают противоречия легче, чем логичные и последовательные утверждения. Но при этом представления, сочетающие в себе несколько парадоксов, уже не приживутся. Организм, скорее всего, их отвергнет.

У нас не то чтобы плохо с фантазией, просто у неё есть границы, которые мы не можем отправить в небытие. При этом идеи, «возбуждающие» больше систем логического вывода, более соответствующие ожиданиям и дающие более обильный набор умозаключений, имеют больше шансов на успех. Те, что не соответствуют шаблонным ожиданиям или не порождают дальнейших умозаключений — на выход. Люди скорей поверят в то, что деревья могут слышать их разговоры, чем в то, что бог может наказывать грешников только по средам с 17:00 до 19:00. Слишком уж сильно второй пример похож на нелепость, а не на высший тайм-менеджмент.

II
НЕ ДУМАЙ, ЧТО ТВОЙ МОЗГ ВЕРИТ ПО-ОСОБЕННОМУ

Религия, как и насморк, в наших генах не заложена. Нормальные гены в нормальной среде дадут пару лёгких, а вместе с ними и возможность простудиться. Так и наш тип сознания, сформировавшийся в ходе эволюции, способен легко усваивать совершенно разные понятия, в том числе и религиозные, и научные, и даже те и другие одновременно. Наличие нормально работающего человеческого мозга — это не единственное, но обязательное условия для распространения эпидемии. Перефразируя Шекспира, главным предметом своего исследования Буайе по сути делает воздушное ничто, которому человек дал и обиталище, и имя.
И это сверхъестественное ничто никогда не оседало в голове без разбора. На месте «ментальных вышибал» на протяжении всего нашего существования всегда стояло множество систем логического вывода, которые пропускали только очень ограниченный набор понятий. Известные нам сегодня религиозные представления — если угодно, победители такого естественного отбора. Делая выбор, люди не пользуются ни каким-то особым религиозным инстинктом, нет у них и особого религиозного участка в мозге, и по своим когнитивным функциям мозг верующего ничем не отличается от мозга атеиста. Для автора книги кажется более вероятным утверждение, что вера — просто побочный продукт той работы, которую наше сознание делает для религии в той же степени, что и для других областей абстрактной мысли: морали, науки, искусства, философии и тому подобных.

III
ВЕРУЙ, ИБО ЭТО ЕСТЕСТВЕННО

Пытаясь найти ответы на вопросы: «Почему это случилось со мной? Почему сейчас?», человек находит сверхъестественные причины случившегося не потому, что игнорирует физические и биологические закономерности, а потому что такие вопросы сами выходят за эти рамки. То есть человек прекрасно знает, что все люди могут заболеть, или если в доме не делали ремонт шестьдесят лет, то рано или поздно он разрушится. Но эти, казалось бы, очевидные причины описывают ситуацию в целом и ничего не говорят о конкретных несчастных случаях — а людей интересуют как раз их частные ситуации, а не общие закономерности. И дело не в собственной значимости и уникальности. Сверхъестественные объяснения просты, их способны генерировать профессора и школьники. Дом, который построил Джек, рухнул, потому что Джек ослушался богов. И достойную Джека причину хотят знать и сам Джек, и его родственники, и совершенно незнакомые люди.
Богов, духов и предков верующие не придумывают намеренно — они становятся результатом сбора информации, которая подталкивает к выстраиванию подобных концепций. Существуют экспериментально подтверждённые данные в пользу того, что уже с раннего возраста дети понимают: поступки бывают плохими или хорошими сами по себе, независимо от того, кто их рассматривает и с какой точки зрения. Но даже если наши моральные оценки нам ясны, то их происхождение от нас неминуемо ускользает, потому что готовятся они неосознанно где-то на «кухне сознания» (судя по частоте использования, любимый термин Буайе). Воспринимать собственные суждения о чьей-либо судьбе как чью-то авторитетную точку зрения проще для понимания. Упавший на голову кирпич мы воспринимаем как социально обусловленное событие, следствие каких-то действий, а не отвлечённых от нашей жизни физических процессов. Информация — это своеобразная экологическая ниша для человека: от того, что знаешь ты, и что о тебе знают другие, зависит не только продолжительность рода, но и его благополучное существование. Должен же быть кто-то, кто обладает всей стратегической информацией — с ним взаимодействовать особенно важно.

IV
БОГ ЕСТЬ ШАБЛОН

Мы познаём мир не только с помощью «Википедии». Способность прокачаться в любой области знаний возможна благодаря особому умению человека к синтезу и способности выходить за рамки предоставляемой информации. Допустим, ребёнку показывают незнакомое животное (кошку) и говорят, как этот вид называется. Кошка отправляется ребёнком в его мысленную энциклопедию, где лежит нетронутой до тех пор, пока туда не поступают новые факты и впечатления о ней. Однажды увидев, как кошка ест рыбку, ребёнок делает умозаключение, что этот продукт едят все усатые. В этот момент ребёнок дополняет у себя в сознании понятие «кошки» с помощью шаблона «животное». Таких шаблонов или онтологических категорий у нас несколько: «человек», «растение», «орудие» и другие.
Работать с шаблонами значит составить цельное представление о чём-либо, постепенно заполняя мысленную анкету. Точно так же вносят новые сведения в свою домашнюю энциклопедию и взрослые. Шаблон почти неизменен и не зависит от цвета кожи, разницы культур и опыта. Любой человек — хоть в Урюпинске, хоть в Париже — догадывается, что все представители одного биологического вида размножаются одним и тем же способом. Такие онтологические категории помогают нам усваивать новые понятия. Всеведущий бог — это шаблон «человек» плюс особые познавательные способности. А являющиеся людям призраки? Это тот же шаблон плюс отсутствие материального тела, реинкарнация — «человек» плюс доступ к дополнительному телу и так далее.

V
НЕ ДРАМАТИЗИРУЙ

Если так легко поверить просто потому, что вы нормально функционирующий индивид, почему для многих людей более убедительным является не слово божье, а слово Дарвина? Глава «Почему люди верят» у Буайе самая последняя. Причём вопрос «почему?» касается как вполне цивилизованных верований вроде любви к Иисусу, так и совсем экзотических вроде убеждения народа фанг, что у колдунов имеется дополнительный внутренний орган, который летает по ночам и уничтожает чужие посевы. Однозначного ответа Буайе не даёт, так как мы имеем дело с активацией целого ряда разных систем сознания. Да и особенность искренней веры зачастую — в том, что человека мало интересует её происхождение.
Схема поиска правды в религиозном мире, казалось бы, простая: в сознании отражаются единицы информации, которые человеком отвергаются или принимаются на веру. То есть у нас в голове должны быть условные судья и адвокат, которые принимают решения и отправляют неподходящее на когнитивную помойку. Но в действительности процесс выглядит иначе. Среди сотен специализированных систем, составляющих нормальный мозг, многие оказываются сами себе и адвокатом, и судьёй. Они выносят вердикт ещё до того, как передадут дело другим системам. Например, все мы привыкли верить своим глазам. Однако зрительная система не предъявляет остальному мозгу всю картину целиком. Она разбирает информацию, поступающую от зрительных нервов, на составляющие, и обрабатывает их по отдельности. Если сильно упростить, то одна структура преобразует двухмерное изображение на сетчатке в трёхмерное, другая оценивает относительные расстояния между видимыми объектами, третья занимается их цветами и так далее.
Примерно то же самое происходит, когда человек думает о богах, духах и предках. Мозг превращается в серьёзную госструктуру с десятком отделов-систем: система интуитивной психологии даёт сверхъестественным сущностям намерения, система социального обмена делает из них деловых партнёров, этическая система — потенциальных свидетелей нравственных поступков, система досье — отдельных личностей. И заметьте, ни одному из отделов не приходится потеть над установлением истинности утверждений, которые рождаются на их основе. Например, когда люди жертвуют зверюшку в обмен на ожидаемые божественные бонусы, интуитивное представление о закономерности таких действий подтверждается системой социального обмена. Она сообщает лишь одно: если кто-то получает что-то от вас, вы вправе ожидать ответной услуги. Но эта система не обязана определять, существует ли ваш божественный бизнес-партнёр на самом деле.
При таком раскладе картина, как говорит Буайе, многих разочарует: в его объяснении религия предстаёт всего лишь побочным эффектом наличия у нас разума, а в этом нет ничего сенсационного. Скептики с атеистами и хотели бы увидеть в головах у верующих какую-то ошибку или развилку, на которой многочисленные человеческие умы выбирают неверный путь. Но если верить автору книги, то никакой развилки нет. Нельзя не заметить радость Буайе как учёного, который поставил под серьёзное сомнение и наличие однозначной схемы работы сознания. Вместо этого он представляет целый комплекс процессов, которые ещё только предстоит изучить. И плюс когнитивного подхода здесь — не только в том, что можно чуть спокойнее смотреть на иконки на чужом бардачке. Теперь понять особенности нашего разума можно ещё и изучая тягу человечества к религиозным представлениям.

Egor89
Оценил книгу

Буайе пишет сложновато, но идея у него очень вставляющая. Фактически любое стремление к религиозным переживаниям, к "мистическому знанию" - просто изъян, особенность устройства сознания. И понятно, что истинности в этом никакой нет, просто штука вроде постоянных когнитивных искажений. Здорово было бы, если бы люди это наконец поняли и использовали энергию с умом.

p.maru...@gmail.com
Оценил книгу

Великолепная работа, которая стоит в одном ряду с работами Топорова, В. Проппа, Фрэзера, Леви-Брюля, Леви-Стросса, попытками Ницше, Фрейда и других философов и психологов понять неотъемлемое свойство человеческой культуры - веру в богов и сверхъестественное. При этом автор дополняет вышеперечисленные исследования современными данными нейропсихологии, когнитивной и социальной психологии, что делает "Объясняя религию" источником самого передового знания о религиозном и магическом восприятии действительности. Однозначно рекомендую к прочтению. В век поверхностных научпопов эта работа потрясает своей глубиной и научностью и, как любое серьезное и всестороннее исследование, проливает свет на кучу связанных с главной темой вопросов, касающихся функционирования сознания.