Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Снег

Читайте в приложениях:
706 уже добавило
Оценка читателей
3.39
Написать рецензию
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    181

    Ох, как трудно писать, снег метёт мне в глаза, набивается в рот (фу, бутафорский, так просто не выплюнешь), пролезает за шиворот и заставляет морщиться от неприятного влажного холода, сковывает пальцы. Белоснежная пустыня, слепящая тишина, ужасно, все мысли в голове забиты этим звенящим белым фоном.

    1. Снег. Пожалуй, о его значении в этом романе можно написать диссертацию. Сам герой связан со снегом (kar – снег, главный герой Ка, город Карс), городом в нём утопает, снег идёт чуть ли не на каждой странице. Что только он не символизирует в этом романе, кто только о нём не говорит: философия, религия, психология, даже литература – всё крутится вокруг этого проклятущего снега. Я задыхалась от него, когда читала, казалось, что он сейчас высыпется на меня прямо со страниц и так и будет прибывать словно «горшочек не вари», пока не заполнит вообще всё. На его идеально белом фоне происходят различные вещи, по большей части грязные, которые от этого выглядят ещё чётче и уродливее.

    2. История и культура. Любителям исторического романа должно понравиться, лично я их читаю с трудом, но, пожалуй, как раз здесь мне не было скучно. Узнать же про ислам будет очень интересно именно из уст Ка, уже не турка, но ещё не европейца. Политический ислам, борьба за такие вещи, которые нам покажутся дикими… Кстати, очень советую почитать подобные книги тем, кто был напуган всякими провокациями вроде «Сожжённой заживо» - нормально мусульмане относятся к женщинам.

    3. Главный герой. Это песня. Просто феерическая шляпа. Я могу рассказывать о нём полчаса одними междометиями.
    - На улице революция.
    - Ой, Ипек люблю что-то.
    - Убили сто человек!
    - Ипек люблю.
    - Весь город в крови!
    - Сексом бы заняться с Ипек, она красивая.
    - Все твои друзья умерли в мучениях!
    - Ох, очень я её люблю.
    - Ипек режет хлеб толстыми ломтями!
    - Фуууу, баба-деревенщина, какая гадость, как я мог в неё влюбиться.
    Худший подтип поэта и творческой личности, который только может существовать. Везде сует свой нос, всё вечно портит, при этом ему на все фиолетово, кроме любимого себя и Ипек, которую он любит только за красивое тело. Впрочем, когда он с такой красавицей занимается сексом, думает он про немецкую порнуху. Хорошо, что в тексте романа не приведены его стихи. Если бы они были плохи, то не стоило бы вообще про него читать, если бы они были хороши, то это было бы чудовищно несправедливо. Ещё у него что-то не в порядке с реакцией на происходящее. В те моменты, когда нормальные люди от страха или сильной эмоции, пардон, выкладывают кирпичи, Ка извергает из себя стихотворения. Такое ощущение, что к нему просто крайне редко приходят в голову мысли, а когда они всё-таки начинают идти, то по пути теряются и вываливаются наружу стихами. А в голове у него мысли типичной гламурной девочки «Пальтишко! Фууу, провинция! А вот у нас в Европах… Сексу бы мешок… Ой, какие все красивенькие». Когда он читает стихи Ипек и заставляет её пятьдесят раз повторить, что они гениальные и нравятся ей… Это неприятно. Мелкий такой человичешка, недоинтеллигентный хлыщ. И именно такой хлыщ символизирует положение Турции, которая как хвост в проруби болтается между Азией и Европой, Ка вот тоже болтается, но ничего из себя не представляет. Даже имя его, которое мы узнаём в первой главе, мы благополучно забываем и так до конца и не вспомним. Он мучает Ипек (в том числе и физически), потому что больше никого не хватает силёнок мучить. Неприятный тип, ох.

    4. Остальные персонажи. Ипек не понравилась, какая-то ватная большую часть романа, а потом неожиданно – оп! – и такая самая умная эгоистка. Стоят друг друга с Ка. Её сестра, наоборот, очень живая. Зависть к сестре, которой всё удаётся «чуть более», но при этом любовь уравновешивает эту зависть, и Кадифе приходится находить другие способы справляться с этим, кроме банального подстраивания гадостей. Ладживерт… Непростой мужик, о котором сказано мало. Ни он, ни Мухтар не запомнились совершенно, только как декорации, на которых женились, в которых влюблялись, зато все «более второстепенные» герои прекрасны.

    5. Атмосфера. Это то, что меня покорило, и что уравновесило всё непонравившееся. Странный замкнутый городок, отрезанный снегом от «большой земли», везде снег, только снег, у любого уголка в городе есть уши, глаза, а зачастую ещё и нога в кованом сапоге, чтобы дать тебе хорошего пинка. Напряжённая атмосфера, почти паника, но есть умелые дирижеры, которым этим всеобщим настроением руководят. Манипуляторы здесь превосходные, те люди, которые с уверенностью пишут завтрашний номер газеты, описывая события, которые ещё только произойдут.

    6. Перевод. Отвратительный. Тухлые предложения, словосочетания и полная беспомощность автора в любых вопросах культуры. Можно было включить компьютер и нагуглить, как у нас транскрибируется Салман Рушди. Можно было включить голову (раз уж не работал словарь) и догадаться, что интернациональное слово doner (которое переводчик из-за немецкого умляута окрестил в одном месте донером, а во втором денером) означает нашу местную шаурму-шаверму, а писать к этому мерзкому словечку сноску с описанием шаурмы – вообще дело глупое и ненужное.

    Долго колебалась с выбором оценки этого романа. Он мучался мною слишком долго, слишком трудно и, в общем-то, оставил почти равнодушной. Но при этом появилось желание почитать что-нибудь ещё у Памука. Думаю, это заслуживает одной дополнительной звёздочки, потому что не всегда даже хорошая книга пробуждает интерес к автору.

    Флэшмоб 2011, за рекомендацию спасибо Morra .

    Читать полностью
  • Darolga
    Darolga
    Оценка:
    105
    Человек живет, изнашивается, исчезает...

    Года два назад, впервые узнав о книгах Орхана Памука и на волне моего интереса культурой турецкого народа и изучения турецкого языка, я захотела прочесть его романы, интуитивно почувствовав, что они мне понравятся. Ну, что ж, "Снег" стал для меня первым прочитанным романом у Памука, и я не разочаровалась в нем, в процессе чтения у меня сейчас его другой роман и он тоже хорош, даже очень.

    На мой взгляд, "Снег" очень неоднозначная книга. Сюжет затягивает в себя очень медленно, поначалу вызывая скорее некое не то отторжение, не то просто полное равнодушие, главные герои, если не раздражают, то вызывают недоумение и уж точно не положительные чувства, но вот в чем загвоздка - оторваться от книги невозможно и ты барахтаешься в этих снежных сугробах, старательно перебирая ногами, продвигаясь все дальше и дальше. Снега здесь очень много. Он везде и всюду, в прямом и переносном смысле. Снег, начавшийся в начале этой истории, создает ощущение, что к концу книги всех и все с головой им заметет и больше ничего не останется кроме этого великолепного и такого коварного снега.

    В целом, очень интересный и насыщенный роман, а вот его главный герой тот еще тип. Бесхарактерный, совершенно потерянный по жизни человек, мечущийся от одного к другого, и готовый ради своей любви почти на все, что угодно и это не делает ему чести. Его любовь (да и любовь ли это на самом деле?), на мой взгляд, служит для Ка чем-то вроде защитного механизма. Здесь политические расправы, головы с плеч летят, а у него мысли о возлюбленной, как бы с ней ночь провести, да подальше отца ее сплавить, чтоб не мешал. Мда, удивительный человек, а вернее даже не человек, а призрак, как сам Ка о себе как-то отзывался.

    Бедный турецкий городок Карс, где разворачиваются главные события романа, представляется эдакой стеклянной сферой - его жители жили себе, поживали, кое-как с бедностью справлялись, некоторые из них еще успевали плести интриги и заговоры, и вдруг, в один, не сказать, что прекрасный момент, кто-то взял в руки эту сферу и потряс ее - в городке повалил непрекращающийся снег, все смешалось-перемешалось, и начался военный переворот, убийства, гонения, слежки. Снег все шел и шел, но, как и в любой другой сфере, это не могло продолжаться долго, поэтому через три дня (а по ощущениям кажется, что прошла целая вечность), все прекратилось - снежный террор сошел на нет, дороги в Карс открыли, а военный переворот был подавлен. Стеклянная игрушка убрана на полку, искусственный снег улегся на ее дно, ожидая своего следующего выступления.

    А в голове одна мысль - даже и не верится, что этот "Снег" прошел...

    Читать полностью
  • likasladkovskaya
    likasladkovskaya
    Оценка:
    69
    Мело, мело по всей Земле, во все пределы...

    Снег - одно слово, от которого веет холодом, слепящее своей белизной глаза, имеющее множество смыслов, если не прямых, то отяжеленных опытом, ассоциативных.
    Снег - белое полотно, застилающее пространство, создающее впечатление сказочности происходящего, останавливающее стрелки часов, сковавыющее не только движения, но и сознание.
    Снег - детские возгласы, варежки и разгоряченные, красные щеки, санки и снежки, снеговики и шарфы, расквашенный нос, пятая точка, торчащая из сугроба, снежинки на языке, чай с лимоном и малиной.
    Снег - мрачные мысли о потустороннем, быстротечности бытия, стынущем сердце.
    Снег - остановленное движение, быстро сокращающиеся запасы хлеба, а следом и прочих продуктов первой необходимости, танки на улицах, замерзшие голуби, застывшие навечно, вмерзшие в скамейки бомжи, обмороженные конечности, замерзшие честные граждане, главы семейств, старушки, не дошедшие до дома.
    Снег - возможность скрыть преступления, укрыть белоснежным пледом трупы, вызвать танки, замести следы, вызвать революцию, взять под контроль город, устроить местную гражданскую войну.
    Снег - проверка на человечность.
    Снег - у Орхана Памука сразу все вышеназванные компоненты.
    Заснеженный город Карс, где остановился журналист с соответствующим именем Ка( в переводе - ''снег''). Второстепенным для него является расследование одного убийства и таинственных самоубийств девушек-мусульманок. Их неожиданность, абсурдность увеличивается тем, что в исламе самоубийство - тяжкий грех, лишающий человека надежды на любовь Аллаха.
    Главным для Ка является любовь к турчанке Ипек.
    Турция - европеизированная страна. (?) Не стоит делать резких заявлений. Ограничимся тем, что Стамбул - европеизированный город. Во многих населённых пунктах сильны исламистские традиции и главная борьба разворачивается вокруг невозможности на законодательном уровне носить платки. Это и становится причиной маленькой революции. Борьба Европы с Востоком, традиций с навязанные, неопределенным новым в душах простых граждан, которые верят, что наша жизнь - не количество евро на банковском счёту, а приготовление к будущей истинной жизни. Что важнее не любовь Меркель и прочих европейских политиков, а любовь Аллаха.
    Как-никак Ка( простите за аллитерацию) представитель европейской прессы, посторонние глаза. Но какова его роль, как в произведении, так и в историческом процессе, мне, как читателю, тем более далекому от турецких проблем, неясно.
    Юмористическая составляющая
    То есть она далеко не юмористическая, а очень даже трагическая.
    На фоне убийств, насилия, взрывов, расстрелов, смертей новых друзей, всеобщего оцепенения Ка любит Ипек. Ка не слышит гавканья автоматов, не видит падающие тела. Не мешайте ему, он страдает от любви к Ипек. Ка потерял друга, Ка пишет стихотворение в 36 строк, Ка нашёл второго друга избитым, он пишет стихотворение в 34 строки. При нем автоматной очередью прореживают зрительский зал во время театрального прогрессивного представления, беда, Ка забыл рождающиеся строки очередного стихотворения. Сестру Ипек может убить агрессивно настроенная молодежь, в связи с этим Ипек похвалила очередное творение Ка не 50, а 49 раз, Ка опечален, его не любят. От отца Ипек добиваются реакционного действия, что может окончиться чье-нибудь смертью, а может, множеством смертей. Ипек режет хлеб толстыми ломтями, какая печаль, она деревенщина. В связи с этим Ка выдаёт несколько стихов. Ка могут убить. ''Стойте, я больше не смогу любить Ипек? Так, она же полюбит другого. Фу. Где моя ручка? Подождите, товарищ, с гранатой, у меня родилось стихотворение'' . Так и осталось неясным, то ли это гимн человеческой любви, то ли гимн человеческой глупости и бездушия.
    Лично я читала в ожидании, когда же, наконец, грохнут Ка. Или прекратится снег. Или его ответил полюбит Ипек. Или девушки враз снимут платки. Или их наденут мужчины. Или девушки останутся при платках, а правительство примет закон, учитывающий религиозные представления граждан и уважающий выбор веры.
    Но снег все падал и падал. И становилось пусто. Словно небо теперь бесконечно будет посылать нам морозные крупицы и устилать ими землю. А Ка вечно будет писать стихи не менее 30 строк каждое.

    Читать полностью
  • CaptainAfrika
    CaptainAfrika
    Оценка:
    38

    Не каждый день встретишь книгу, где название оправдано на 350%. «Снег» и всё тут. Он там и правда на каждом шагу. Не то что некоторые произведения: где название, а где произведение? Если мух у Голдинга надо ещё поискать, то снега у Памука завались (в прямом смысле).

    Ну, скажу я вам, роман-то серьёзный. И объёмный, и читается непросто (правда, где-то с середины сюжет начинает наконец охватывать читателя), да и темы затрагивает больно серьёзные. У меня где-то на 100-й странице романа случился маленький бардак (как поётся в одной песне). Я не особый знаток истории, культуры и политических процессов современного Востока. Так, по верхам. Поэтому, конечно, приходилось преодолевать непонятное, нащупывать логику. В принципе, мне удалось. Ничего особенного (это я поняла значительно позже). Зато теперь для меня слова «шариат», «имам-хатибы», «чаршаф» - не пустой звук. И хотя бы новости я буду смотреть со знанием дела.

    Так вот, этот роман раскрылся для меня где-то с середины. (Наверное, это нормально, что у некоторых произведений есть несколько фаз восприятия). Могу сказать, книжка очень достойная. Многоплановая, настоящая, с особой атмосферой. Разве что эту атмосферу портит безобразный перевод. И правда, возмущению нет предела. Тем более Памук, по-моему, прекрасно владеет синтаксисом. У него такие завершённые предложения, при этом они очень сложные, с разными типами связей между частями. Я даже много раз ловила себя на мысли, что местами Памук очень напоминает Толстого. Те же сложно построенные предложения, те же тонкие нотки переживаний героев, их самокопание в себе. Есть даже момент в «Снеге», когда герой Ка что-то загадывает про Ипек наподобие того, как Андрей Болконский на балу про Наташу Ростову («Он даже загадал, совсем неожиданно для себя, что ежели Наташа подойдет сначала к кузине, а потом к другой даме, то будет его женой»). Я пойду даже дальше в своём рискованном сопоставлении Орхана Памука с Л. Н. Толстым и скажу, что пресловутая «диалектика души» в «Снеге» процветает. По-моему, именно из-за этого роман выглядит очень объёмным и тяжеловесным, хотя описанные в романе события охватывают всего 3 дня.

    Маленькое отступление. Мне давно не попадались книги с такими забавными названиями глав. Они даже на названия не тянут, а будто обрывки фраз, мысли вслух.

    Но конечно, роман как бы округляется ближе к концу, когда появляется рассказчик (я так понимаю это и есть сам Памук, он там не завуалирован, даже имя его реальной дочери звучит). Вот откуда эта детальность в описании событий. (Кто не читал роман, будьте готовы к точному названию улиц, поворотов, подсчёту шагов и пр.) Это поминутный счётчик, который в описанное время военного переворота получает особое, трагическое звучание. И эта точность, как мы потом понимаем, рождается из желания рассказать всю правду, быть объективным. По-моему, хорошее композиционное рещение – ввести фигуру автора.

    При этом роман поэтично-философичен. Правда, без стихов Ка. Ну и Ка – это и не Живаго, а Памук, по всей вероятности, не Пастернак.
    Мне понравился образ снежинки. Есть что-то в этом такое, желание структурировать неуправляемое, стихийное. И загадка с утраченной зелёной тетрадью говорит о том, что есть нечто за гранью понимания человека. Всё это хорошо связывается с основной проблемой текста (друзья, это не спойлер) – с поисками бога и границами атеизма.

    Ну и наконец, не могу не сказать о самих героях. Ипек мне вообще показалась какой-то вялотекущей простудой. А вот Ка – образ яркий. Так как я не имею привычки оценивать персонажей как реальных людей, то вижу в образе этого человека прекрасный полигон для всех тех противоречий, что есть в «Снеге». Отличный персонаж: яркий, в духе классической литературы, противоречивый, небезгрешный, мучающийся сомнениями, поедающий себя, ну и непредсказуемый (это мы видим в финале).

    Читать полностью
  • Morra
    Morra
    Оценка:
    33

    Ох, уж мне эти чувствительные турецкие мужчины..

    Еще один пример того, что не стоит доверять аннотациям. Таинственная история о самоубийствах девушек, которую обещала белоснежная обложка "Снега", превратилась в политический роман, а молодой поэт оказался совсем не молодым 42-летним амебоподобным типом, который вызывал во мне раздражение всякий раз, когда появлялся на страницах.
    Вообще, практически все герои вызывали стойкое неприятие. Красавица Ипек, в которую влюблен Ка, кажется неживой и очень хорошо вписывается в атмосферу зимнего Карса, этакая Снежная Королева, которая осознает свою притягательность, но сама полюбить не может. Кадифе - слишком резкая, категоричная и даже пафосная (в плохом смысле слова), возможно, в силу возраста. Тургут-бей, который боится выходить из дома и сам уже не знает, во что верит и где идеалы его молодости. Но поэт Ка отвратительнее всех.
    Он абсолютно бесцельно и бессмысленно проживал каждый день своей жизни в Германии (ни работы, ни друзей, даже немецкий не потрудился хорошо выучить). Он эгоистичен, мелочен и капризен как женщина, играющая с влюбленным поклонником. Ради "ночи любви" он готов втянуться в любую авантюру, врать и организовывать никому не нужные "политические" собрания. Он смотрит на убитых во время переворота юношей и думает о том, что скоро увидит Ипек. Он сам не знает, во что верит: то он атеист, то чувствует присутствие Бога. Он постоянно ощущает свое превосходство над окружающими людьми, с презрением вглядываясь в окружающих. Совершенно убил диалог с Ипек, когда он читал ей стих, каждую минуту спрашивая: "красиво?.." (я бы убила, чессно слово). Меланхоличный, аморфный тип, который сдерживает то радость, то слезы и постоянно чего-то боится (смерти, счастья, боли).
    Из всех героев сначала понравился Ладживерт - безумно яркий и притягательный образ бойца за веру, революционера, готового на все, который не гнушается убийств, но и не боится приехать на встречу с любимой женщиной, когда за его голову назначена награда. Этим он, кстати, выгодно отличается от нерешительного Ка и от большинства других жителе Карса, которые производят грустное впечатление. Однако в Ладживерте я разочаровалась, когда он "пошел по бабам" - вот уж не вяжется у меня образ исламиста-традиционалиста с образом Казановы.

    А вообще, в книгу я очень долго втягивалась и, наверное, бросила бы на первых 100 страницах, если бы читала с компьютера. Но несмотря на совершенно не понравившихся героев (а для меня это много значит), книга затягивает. Во-первых, событиями, которые нарастают как снежный ком. Во-вторых, интересной темой - противостояние традиций и европеизации. В-третьих, безумно поэтичными описаниями заснеженного, отрезанного от всего мира Карса, маленького забытого городка, где есть место и бурным страстям, и щемящему одиночеству.

    Неоднозначно, но все-таки мой ответ - да.

    P.S.: в Турции тоже смотрели "Марианну". :)

    Читать полностью
  • Оценка:
    Замечательное произведение! Первое что я прочел у Памука и сразу в десятку. Я родился и вырос в степном городе на берегу великой русской реки, но почему то так остро и близко прочувствовал этот городок, отрезанный от "большой земли" занесенным снегом перевалом... Эти хлопья белого снега и посиделки в чайхане. Откуда это во мне?
Другие книги серии «Азбука Premium»