Читать книгу «Таинственная смерть Генриха Ларгюсона» онлайн полностью📖 — Ольги Игоревны Ярыгиной — MyBook.



Она направилась к воротам, белые пальцы с аккуратным маникюром перебирали металл. Ключ номер 2 – самый большой, с легкостью открыл замок, калитка скрипнула. Ее она заперла на щеколду со внутренней стороны. Справа от дома был небольшой пруд с круглым мостиком через него. На поверхности вздувались пузыри от капель дождя, создавая ощущение кипящей воды. Лидию встретили три ступени и высокие колонны по бокам массивной деревянной двери с двумя замочными скважинами. Так, это будет посложнее. Осталось шесть неиспользованных ключей. Предыдущие два она хорошо запомнила и отодвинула их. Дождь уже не капал на нее, козырёк третьего этажа выступал на крыльцо. Лидии казалось, что она очутилась в одной из компьютерных игрушек ее сына, где герою предстоит пройти много препятствий, этакий квест. Она уже и забыла какой большой была эта дверь, при ее росте в сто шестьдесят два сантиметра та казалась огромной. Нижний замок оказался менее податливый чем верхний, маленькие замерзшие пальцы с трудом повернули ключ, кажется, она сломала пару ногтей. Ключ номер 3 и ключ номер 4 были использованы. Она сняла остальные 4 ключа со связки и бросила в блюдце, стоявшее на журнальном столике в прихожей. Связка заметно полегчала. На улице все еще было светло, но комнаты уже погрузились в сумерки. Настольная лампа щелкнула, тусклый желтый свет разлился в комнате. Справа была широкая деревянная лестница на второй этаж, ковер перестелили, да и обои уже не те. Она не была тут более двадцати лет, конечно все изменилось. Пройдя несколько шагов вперед по коридору, Лидия зашла под арку, расположенную справа, она оказалась в просторной гостиной, где на правой стене был большой камин. Ей жутко захотелось погреться у огня. Рядом в кованном ведре лежали дрова, тут же спички. Она включила торшер, подошла к камину и бросила туда пару палений. За ведром стояла бутылка керосина, костер быстро вспыхнул. Ей хотелось поскорее снять с себя насквозь промокшую юбку и пиджак, в туфлях все хлюпало. Она занесла сумку в гостиную, достала чистый спортивный костюм, носки и кеды, но остановилась. Лучше принять горячую ванную, а потом уже переодеться в сухое. За лестницей была ванная, которой раньше пользовалась прислуга или гости. Сама комната тоже стала другой, но по-прежнему сохранила дух традиционной классики. Лидия повернула вентиль, и тот со скрипом выпустил чуть ржавую струю холодной воду. Спустя минуту вода стала прозрачной и потеплела. Женщина скинула с себя белье и залезла в ванную, ей показалась, что вода тут же остыла, когда она погрузилась в нее, пальцы по-прежнему плохо ее слушались. Время от времени шум падающей и бурлящей воды разбавлял приглушенный скрип и постукивание. Наверное, это звук изношенных труб. Вернувшись в гостиную, Лидия заметила, что воздух стал теплее и наполнился приятным запахом горящего дерева. Для полноты ей не хватало кружки горячего какао с печеньем. Напротив арки была большая стеклянная дверь – вход в просторную столовую, где у стены расположился дубовый комод, а прямо над ним зеркало в элегантной металлической оправе с завитками, в центре комнаты стоял большой восьмиместный обеденный стол с плотно задвинутыми под него стульями. Из столовой вели две двери. Одна в кабинет, его Лидия решила оставить на потом, вторая через узкий коридор приглашала в кухню. Гарнитур с каменной столешницей почти не изменился. Только техника стала более современной. Встроенная варочная панель и духовой шкаф, холодильник и тостер, кофеварка и миксер, все было из черного металла, выглядевшего так, будто его только отполировали. Мать Лидии рассказывала ей, что ее отец – Ларс работал вместе со своим братом Генрихом в компании своего отца, она называлась Ларгюсон-Атлантик. Он работал в управлении и проводил дома очень мало времени. Когда Лидии было 3 года, она прибегала на кухню, отец садил ее на столешницу и давал стакан теплого молока. Пока она пила, он рассказывал как прошел его день, какие большие корабли работают в их судоходной компании, и как киты приплывают посмотреть на них, когда они причаливают к пристани. Лидия почти его не помнила, лишь иногда в ее памяти всплывали мутные образы мужчины, рядом с ним была лодка, а поблизости шумело море. Да и тогда она не могла понять, что это, фантазия после рассказа матери или воспоминание. У нее почти не осталось снимков с тех времен, когда она была ребенком. При переезде из дома, они все были утеряны, либо украдены, это так и не удалось выяснить.

Включив холодильник и плиту, Лидия приготовила себе какао, пару бутербродов и, прихватив подмышку пачку печенья, пошла назад к камину. Первым делом необходимо предупредить директора о том, что она задержится до конца недели и ответить на рабочую почту. Потом надо попробовать дозвониться нотариусу Хансу и потребовать объяснений. Затем позвонить Льюису пожелать спокойной ночи, а маме напомнить, что у него контрольная по математике в четверг. Устроившись поудобней на диване, Лидия открыла рабочую почту на своем мобильном телефоне. 34 письма за пол дня ее отсутствия. Она раскидала их по папкам, на срочные письма написала подробные ответы, отложив остальные на завтра. Потом написала служебную записку, что вместо трех дней будет отсутствовать 5, которые отработает в свои выходные, но по-прежнему будет доступна в почте и по телефону.

Телефон Ханса был недоступен, три попытки оказались безуспешны. Он прислал ей письмо по почте, к сожалению, его электронного адреса, кроме приемной суда, она не знала. Письмо было напечатано на официальном бланке с реквизитами суда. Она достала его из сумочки и прочла еще раз. В общем содержание письма говорило о том, что дядя Лидии скончался месяц назад и расследование его смерти длилось достаточно долго. В итоге было вынесено решение – несчастный случай. Генрих прогуливался вечером по берегу моря, запнулся и упал, ударившись головой о камень. Тело наполовину находилось в воде, он захлебнулся. Его обнаружили спустя 4 дня, когда приехала служба доставки продуктов. Похороны организовали незамедлительно. Какое-то время было потрачено на поиски наследников и оформление бумаг. Внизу стояла подпись нотариуса.

Прихватив пустую тарелку и кружку, Лидия отправилась на кухню. Вымыв посуду, она позвонила матери.

– Алло, Лидия, как ты добралась, все хорошо?

– Привет мам, да все в порядке. Правда встречу с нотариусом пришлось отложить. Он сейчас в отъезде.

– Ты возвращаешься домой?

– Нет, как сказала его секретарь, он вернется к выходным. Я решила подождать его тут. Я в доме Генриха, мама.

Повисла пауза. – Ты одна?

– Да, приехала недавно. Разожгла камин. Тут все как-то по прежнему. То есть, ну знаешь, мебель, конечно, другая, и обои сменили. Но дом все тот же.

– Ты заперла дверь?

– Да. Я думаю, тут вполне безопасно. На кемпинге уже пусто, на улице гроза. У вас как дела с погодой?

– Дождя нет. Солнце.

– Повезло! Знаешь, дом больше не называют Ларгюсон-холл. А говорят просто «тот дом».

– Его и раньше так называли. Может тебе лучше поехать в гостиницу?

– Почему?

– Не знаю даже… все-таки еще только месяц прошел, дом совсем пустой.

– Брось мам. Ты знаешь, я несуеверна. К тому же он умер далеко отсюда.

– Ладно, если тебе там комфортно. Ты нашла свою комнату, в которой жила когда была маленькой?

– Я еще не была на втором этаже. Пожелаю спокойной ночи Льюису и поднимусь. Ах да, мам! Совсем забыла тебя предупредить, в четверг у него контрольная по математике, проследи, пожалуйста, за ним.

– Хорошо, Лидия. Будь осторожна. Я позову Льюиса.

– Целую, пока. Льюис! Здравствуй милый. Как дела?

– Привет мам, ты вернешься сегодня?

– Нет, не сегодня и даже не в среду. Наверное, в пятницу.

– Можно нам приехать к тебе?

– А как же контрольная? Это очень важно, пообещай мне готовиться?

– А потом я смогу приехать к тебе? Я хочу посмотреть дом дедушки! Пока каникулы не закончились. Эти подготовительные курсы уже надоели!

– Надо потерпеть, милый. Я люблю тебя.

– Так я приеду?

– Давай отложим это до вечера четверга, хорошо?

– Да…Спокойной ночи мам.

– Слушайся бабушку… – В ответ она услышала гудки. – Пока.

Лидия сунула телефон в карман и направилась к лестнице. Второй этаж был погружён во мрак. Окно справа, выходившее на пруд, было плотно завешено портьерой. Но даже сквозь нее Лидия слышала грохот обезумевшего неба, дождь барабанил крупной дробью по окну, и она ощутила абсолютную отреченность от всего мира. Ей казалось, что в этом доме она будто на другой планете, где за сотни миль нет никого рядом. Она распахнула шторы и отшатнулась от окна, ее напугала молния, моргнувшая перед ее лицом. Включив один бра на стене, параллельно зажглись еще несколько вдоль длинного коридора с бордовыми стенами. В момент, когда зажглась последняя лампа, ей показалось, что за угол восточного коридора кто-то завернул. Она сделала пару аккуратных шагов вперед – это слабо моргала неисправная лампочка в одном из светильников. Вернувшись назад к лестнице, она повернула направо, за стеклянной дверью было крыло, в конце которого было окно с видом на сад и одна дверь в большую просторную спальню со своей ванной. Влево шел еще один узкий коридор с окном, выходившим на центральный вход дома, и парой дверей. Комната, что побольше, принадлежала Лидии и ее брату. Меньшая имела неправильную форму и находилась как раз над ванной первого этажа. Комнаты были убраны, но было заметно, что в них давно никто не жил. Полупустое пространство занимали шкафы и кровати по одной в каждой из комнат. Лидия зажгла свет. Ничего из своего детства, связанного с этими комнатами, она не помнила. Только рассказы матери давали ей ориентир в этом огромном доме. Она погасила свет и закрыла за собой дверь западного крыла. Направившись дальше по коридору, она прошла вход в еще одну ванную и большую деревянную дверь, та была заперта. Подергав за ручку, Лидия двинулась дальше и повернув вправо оказалась в восточном крыле. Во все комнаты двери были приоткрыты, наверное, что бы воздух лучше циркулировал. Она зашла в первую дверь и с трудом нащупала выключатель. Когда тусклый красноватый свет зажегся, перед ней возникло бордовое лицо пожилого седоватого мужчины. Маленькая женщина сделала шаг назад от испуга, свет пару раз моргнул и стал ярче – все в порядке, на стене висел портрет с изображением ее деда Гарольда Ларгюсона, сама комната оказалась библиотекой, с обшитыми деревом стенами, камином и двумя шкафами полностью забитых книгами, мягкая бархатная софа и кресло качалка посередине. На полу был толстый ковер, канделябры на столе и что больше всего поразило Лидию, фикус в углу комнаты. Она потрогала листья – живой, но земля совсем сухая, надо полить. Она вернулась в ванную за стаканом воды, а когда возвращалась назад, услышала слабый свист за запертой дверью, ведущей на мансарду. Должно быть сквозняк. Дальше по коридору шла спальная, просторная и уютная. Эта комната в отличии от предыдущих обнаруживала недавнее прибывание в ней человека, Лидии даже показалось, что сама энергетика в ней была гораздо теплее чем во всем доме. Дверь напротив нее вела в его спальню. Огромная кровать из массива красного дерева претендовала на премию самая большая кровать Королевства Дании, была застелена алым покрывалом с множеством подушек, украшенных кисточками. По бокам две тумбы с одинаковыми настольными лампами. Пол укрывал персидский ковер. Большой диван с пухлой спинкой и резными ножками, напоминавшими львиные лапы, стоял напротив. Шкаф, комод, торшер, картины. Лидии казалось, что она перенеслась в опочивальню короля Фредерика. Ее дяде было за 70, должно быть он прекрасно себя чувствовал, раз занимал самую дальнюю комнату в этом доме, да еще и умудрялся взбираться на такую огромную кровать. Выключив свет, она вернулась в комнату с теплой энергетикой, прихватила оттуда подушку с пледом и направилась

Стандарт

4.52 
(155 оценок)

Таинственная смерть Генриха Ларгюсона

Установите приложение, чтобы читать эту книгу