Книга или автор
4,4
413 читателей оценили
322 печ. страниц
2019 год
16+

Глава 2

Рина

Я закашлялась, мечтая хотя бы о глотке воды, но голоса, чтобы попросить, не было, так же как и сил.

– Вы надо мной издеваетесь? Каждый год нарушаете правила, проходя испытания!

Ректор Мдан еще что-то кричал, а я просто лежала, приходя в себя и давая боли во всем теле немного утихнуть. Снова закашлялась, давясь воздухом так, что на глазах выступили слезы, а щека, в которую попали колючки аурикуса, стала неметь. Когда рядом кто-то опустился и прислонил к губам обычную флягу с водой, я подумала, это очередной глюк. Немыслимо, чтобы преподаватели проявили в такой момент заботу! Они все тут, как один, придерживались принципа, что выживать должен каждый сам и за последствия своих поступков тоже отвечать сам. Нет, это не было злословием в духе – «мол, получи и наслаждайся», скорее мне давали жизненные уроки.

Неизвестный подтолкнул к моим губам флягу с водой настойчивее, и я поддалась соблазну. Пусть потом что хотят со мной делают! Я – землянка, мне даже со специальными линзами и спреем в горле сложно переносить климат планеты, а уж эти испытания на физическую выносливость… Да с ними даже не все риндарцы справляются!

– Осторожно и медленно, – раздался спокойный, с легкой хрипотцой незнакомый голос.

Я немного приподнялась, закашлялась, сделала еще глоток, прикрывая глаза. Пила и чувствовала, что становится легче. Только подозрительная тишина вокруг пугала и как-то настораживала. Да и ректор… Вот интересно, откуда он здесь взялся? Никогда же не приходил на испытания. Тем более нашего, не особо престижного факультета. И пусть после провалов меня каждый год традиционно вызывали к нему на ковер для внушения, но не думала, что он запомнит одну из многочисленных студенток в лицо. Ох, нечисто дело…

Осознание происходящего возвращалось, и я выдохнула, рассматривая руку, похожую на первый взгляд на человеческую. Но если приглядеться, то можно заметить, что она покрыта едва заметными чешуйками. На указательном пальце было надето простенькое колечко из серебристо-синего неизвестного металла с небольшим черным кристаллом, внутри которого мерцал огонек. Или так казалось? Впрочем, необычная кожа меня волновала больше. Я зажмурилась, боясь все это счесть игрой воображения, а потом быстро, чтобы не передумать, коснулась чешуек на пальцах своего спасителя. Он слегка вздрогнул, а я удивленно охнула. Кожа была теплой, бархатной на ощупь, словно никаких чешуек на ней не имелось.

– Еще воды? – спросил он, и я невольно подняла глаза и уставилась на незнакомца, проявившего сострадание, такое забытое здесь, на этой планете, где просто учат выживать.

Волосы у него были черные, как земная ночь, собранные в высокий хвост на затылке и закрепленные кожаным шнурком. Лицо приятное, хотя скулы острые, и от этого он был похож на хищную птицу, а глаза… совершенно невероятного цвета! Словно расплескалось жидкое серебро, да так и застыло, мерцая.

– Зарянская, встать! – снова, словно очнувшись, выпалил ректор Мдан.

Он тоже типичный риндарец, как и тори Аурика, поэтому темперамент жителя планеты дает о себе знать. Удивительно, что он до этого молчал.

Я осторожно приподнялась, пытаясь выполнить указание. Незнакомец, поивший меня водой, среагировал мгновенно: поднялся, обхватил за талию и приподнял. Я не сразу поняла, что не так и почему снова воцарилась тишина, пока не заметила за его спиной два странных угловатых нароста стального цвета. Какая-то неизвестная раса?

Одет незнакомец был в военный черный китель, расшитый серебром, который по большей части напоминал старинный камзол, рубашку в тон узорам на костюме и черные брюки.

– Зарянская, ко мне в кабинет! Немедленно!

Я дернулась, незнакомец осторожно меня отпустил и медленно развернулся в сторону ректора. Я вытаращила глаза и уставилась на два огромных крыла за его спиной. Перья на них казались стальными, поблескивали так остро, будто на конце каждого находилась игла, и чем-то напоминали орлиные. Я, как зачарованная, даже руку потянула, чтобы потрогать, убедиться, что мне это не снится, но тут же себя одернула.

Передо мной стоял тейринец. Их планета находилась от Земли в пятидесяти неделях пути, а от Риндара – в восемнадцати. С тейринцами Межгалактический Союз Всех Рас заключил договор на поставку ископаемых с разными удивительными свойствами еще сотню лет назад, но эта инопланетная раса все равно оставалась самой загадочной и таинственной из всех, что я знала. Информации о них было немного, раса вела достаточно замкнутый образ жизни, а попасть к ним на планету было практически невозможно, лишь по особому приглашению. Простому человеку не стоило и мечтать, чтобы там побывать. Не пустят… Атмосфера у них как-то по-особенному защищена, откинет любой корабль, как теннисный мяч, если явишься неожиданно. И никакое созданное разными расами оружие ее, как вскоре выяснилось, не берет. Так с тейринцами и было принято решение сотрудничать. А куда еще деваться?

Тейрина – особое место, заповедное. Она покрыта сказочными лесами, в которых спрятаны огромные долины с самыми невероятными цветами и хрустальными озерами. Я слышала, будто вода в них в зависимости от кристаллов, растущих на дне, бывает самых разных цветов. А уж сколько растет невиданных трав и деревьев!

Часть суши покрывали горные хребты. Раньше планета из-за нестабильной атмосферы подвергалась частым падениям метеоритов, которые, соприкасаясь с каким-то жутко странным магнитным полем Тейрины, сделали ее уникальной. Говорят, на черных космических рынках за коллекцию минералов и кристаллов с этой планеты просят нереальные ирки.

И народ Тейрины хочет сохранить свой дом в неприкосновенности, зная историю схожей планеты в звездном скоплении Весов. Ее превратили в курорт для всех желающих, уникальные озера быстро загрязнились, цветы исчезли, леса вырубили… Пусть и случилось это двести лет назад, но Тейрина – закрытая территория для всех рас, хотя на контакт коренные жители охотно идут, активно с нами торгуя и даже выделив для патрулирования нескольких межпланетных коридоров свои корабли.

О самих тейринцах известно еще меньше, чем об их планете. Они не особо охотно покидают свой дом, изредка появляясь на общих межгалактических собраниях, и о себе мало рассказывают.

Все представители имеют крылья, которые позволяют летать и преодолевать большие расстояния. Я слышала, у этой инопланетной расы ускоренная регенерация и неплохая выносливость. А еще, каким бы пережитком прошлого такое ни считалось, тейринцы превосходно владеют оружием. Любым. Осваивают его быстро, легко, будто у них это в крови.

По характеру же тейринцы уравновешенные, спокойные, где-то даже скупые на эмоции. И от них просто веет… опасностью. С тейринцами желали познакомиться все расы, но решались немногие. Наверняка не выдерживали их взгляда. Не глаза ведь, а металл!

Когда тейринец обернулся к главе Межзвездной Академии Риндара, показалось, он хочет спросить его, а не бессмертный ли тот? А потом достать оружие и…

– Я выбрал студентку для прохождения практики в составе своей команды, ректор Мдан. Договор, полагаю, стандартный?

– Да, если вы не хотите внести в него изменений, – неожиданно спокойно отозвался тот. – Лар-ина – одна из наших лучших учениц. И, побывав с вами на разных планетах, достойно защитит…

Неизвестный тейринец поднял руку открытой ладонью кверху – я к этому моменту как раз выглянула из-за его спины и узрела растерянное лицо ректора Мдана. Кажется, он удивился, что его прервали. Нечасто увидишь такое зрелище. Да когда два года назад случился самый большой ураган, по силе превосходящий все предыдущие, он не растерялся и четко руководил студентами и подчиненными. А тут… видимо, гость был действительно важным. Я вообще тейринца видела вживую так близко первый раз в своей жизни и даже не знала, прилетали ли они сюда за те восемь лет, что я жила на Риндаре, хотя бы раз. Сдается, нет. Разве бы о таком не говорили?

Лар-ина же, стоящая рядом с ректором Мданом, чуть встрепанная, но невероятно прекрасная, обворожительно улыбалась.

– Я выбрал не ее.

Мне кажется, свались сейчас на планету астероид, никто бы не был так ошарашен.

– А кого? – выпалил глава Академии, как-то сразу посерьезнев.

Тейринец обернулся, уставился на меня так, что ноги подкосились.

– Адиса… – начал он и замер, и я не сразу поняла, что нужно представиться. Адиса – это у их расы уважительное обращение к представительнице прекрасного пола. По крайней мере, их правитель именно так обращался к главе Межгалактического Союза Всех Рас.

– Марина. Можно Рина, – выпалила я и закашлялась.

Фляжка с водой у моих губ оказалась мгновенно, и я, наплевав на мертвую тишину, благодарно сделала глоток.

– Вы согласитесь стать частью моей команды на одно лето?

Я подавилась водой и снова закашлялась. Он издевается, что ли? Я отчетливо представляла, как сейчас выгляжу. Порванный и грязный костюм, многочисленные царапины и изодранные локти и колени, опухшее от яда колючек лицо, окровавленные губы. И наверняка мой прекрасный во всех отношениях образ завершает прическа – колтун с налипшими грязью и песком.

– Капитан Дисар-ри, осмелюсь напомнить, Зарянская не прошла испытания.

Глаза цвета расплавленного серебра снова уставились на меня, рассматривая, как неведомую зверушку.

– А Лар-ина справилась. Она принесет вашей команде большую пользу. С ней не возникнет трудностей. И вам не придется платить ни ирка, так как лучшую ученицу во время путешествия всем необходимым обеспечивает Академия.

Умеет ректор Мдан унижать, что тут скажешь.

– Вы согласитесь стать частью моей команды на одно лето? – снова, пронзая этим ненормальным взглядом, повторил вопрос Дисар-ри, игнорируя всех вокруг.

– Да, – хрипло ответила я, зная, что глава Академии сейчас меня проклинает, а Лар-ина едва ли не плюется ядом, но я не могла отказаться.

Меня выбрали. Впервые. Несмотря на поражение.

Вопрос в том: зачем?

– Почему ее? – опередил мой вопрос ректор.

Тейринец обернулся к главе Межзвездной Академии Риндара и тихо, но так, что услышали абсолютно все, ответил:

– Для тейринца нищий не тот, у кого пустой кошелек, а тот, у кого пустая душа.

Ректор Мдан открыл рот и не нашелся что ответить. А у меня внутри вдруг разлилось неожиданное тепло.

– У меня мало времени, – намекнул капитан с серебром в глазах. – Договор!

Глава моей Академии кивнул, прикоснулся к своему лаурту на запястье, активировал нужную функцию, и перед Дисар-ри вспыхнула голограмма. Он дотронулся до нее кончиком пальцев, и лист замерцал, создавая необходимые параметры для чтения. Читал тейринец внимательно, я бы даже сказала долго, что-то добавлял, явно изумляя этим ректора Мдана. Затем кивнул, дотронулся до лаурта на своей руке и прикоснулся им к голограмме.

– Зарянская, ваша очередь, если не передумали, – поморщился ректор.

Интересно, почему он сам возится с контрактами, если капитанам достаточно согласовать все с отделом договоров? Неужели Дисар-ри такой важный гость? Я попыталась вспомнить, знакомо ли его имя, но не преуспела.

Подошла, дрожа и с трудом соображая, прочитала договор, отмечая, что мне положено жалованье, премиальные и… всем необходимым меня обеспечивают во время путешествия из бюджета корабля! Вот что я должна думать? Меня повысили до статуса лучшей ученицы или просто… купили?

– Адиса Рина, что не так?

Я вздрогнула, осознав, что капитан стоит за моей спиной и явно следит за тем, как я читаю договор.

– Все в порядке.

– Чем я вас оскорбил?

Вот же… упрямый!

– Зачем… это все? Я – не лучшая ученица, и платить столько…

– Тейринцы оценивают любого по его качествам, а не заслугам, – мягко напомнил он. – Подлости мы не терпим.

То есть это награда за то, что поступила так, как велела совесть? А на нарушение приказа он и не смотрит? Чудной какой! Но сдается, при всех этих взглядах на корабле у него полный порядок.

– Подписывайте.

Кто-то явно торопился. Да и куда мне деваться? Я прикоснулась запястьем к голограмме, позволяя отпечатку лаурта остаться на договоре. И тут же раздался легкий щелчок, подтверждающий, что копия договора сохранена на моем информационном носителе.

Ректор Мдан, недовольно сверля меня тяжелым взглядом, покосился на Дисар-ри, но промолчал.

– Жду вас на корабле завтра на рассвете, адиса, – попрощался капитан, чуть наклонив голову.

– А как я его узнаю? – не выдержала я, заставив его удивленно приподнять брови.

– Поверьте, Зарянская, не перепутаете, – тихо хмыкнула тори Аурика.

Она, кажется, единственная, кто за меня порадовался, несмотря на суровость своего характера.

– Идите уже, – фыркнул ректор Мдан, отворачиваясь.

За его спиной находились другие капитаны разных кораблей, желающие заключить договоры с приглянувшимися студентами. Я заметила их только сейчас, полностью увлеченная тейринцем. Они негласно уступили ему первенство, не вмешиваясь в разговор, и явно насладились ситуацией. Очень уж взгляд у них был своеобразным и многообещающим.

– Кстати, у нас имеется еще одно место. Кто-то должен проверять порядок в разных отсеках, – неожиданно сказал Дисар-ри, оборачиваясь.

Ректор сощурился, покосился на Лар-ину.

Та отчаянно затрясла головой, словно ей предложили руками отмывать корабль, а потом странно дернулась, подошла к Дисар-ри и кивнула.

Наблюдать за тем, как подписывает договор инарка, я не стала. Удивительно, что еще держалась на ногах. Дойти бы до целительского корпуса, а потом – до жилого. Голова кружилась от яда, который был в колючках, в горле першило, потрескавшиеся губы ныли, а тело ломило. Еще немного – и я просто свалюсь на месте.

Мне даже не хотелось думать о причинах, почему капитан тейринцев предложил договор и Лар-ине. Ведь однозначно там будут указаны обычные условия. Хотел наказать? Напомнить, как нехорошо совершать подлость? Или надеется, что инарка сможет измениться? А может… она ему просто приглянулась. И одарит тейринца своей неземной красотой в качестве благодарности. Но предполагать такой исход, пусть и самый вероятный, не хотелось. Капитан Дисар-ри произвел на меня положительное впечатление. И я решила думать о нем хорошо, пока он не докажет мне обратное.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг