Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
469 печ. страниц
2019 год
16+
6

Олег Ткачев
ГЕРЦОГИНЯ ВОРОНА

Часть первая. Запрещенный фамильяр

Глава 1. Без права отказаться

В слабом свете самодельного факела Андрюшка увидел облако тумана, которое быстро сгустилось и превратилось в стройную миловидную девушку примерно его возраста.

– Это ты меня все время звал? – спросила она, вытирая о фартук измазанные мукой руки, шагнула вперед, вскрикнула и недовольно добавила: – Похоже, я ногу подвернула. Мог бы осветить нормально или хотя бы предупредить.

– Тише. Сюда запрещено приходить. И вообще, я не тебя звал, а дракона.

– Гордо парящее в небесах дитя дракона и так далее? – презрительно усмехнулась она. – Тогда отправляй меня назад и побыстрее. Мне нужно завтрак готовить. Да и место это мне совсем не нравится.

– Извини, но это вряд ли возможно, – он прислушался к эху далекого обвала и вдруг перешел на шепот: – Пойдем отсюда, пока нас не поймали.

– Ну и пусть ловят. Я тут ни при чем. Я все равно босиком, да еще с подвернутой ногой, быстро не пойду, – гордо заявила она.

– Накинь мой тулуп, только не застегивай, и садись ко мне на спину. Воротник подними, – он сбросил тулуп, подал девушке и присел, чтобы ей было удобней забраться.

– Спасибо, конечно, но здесь не так уж холодно, – ответила она, но повиновалась.

Парень схватил свой факел, котомку и быстро пошел по известному маршруту. Он несколько раз предупредил девушку, чтобы говорила шепотом, а лучше – вообще молчала, пока он не скажет.

И правда, иногда эхо доносило сюда странные звуки. Глаза еще не привыкли к темноте. Только оказавшись перед узким проходом, девушка сообразила, что они не ночью в горах, а в пещере. Дорога то становилась шире, то сужалась так, что обоим приходилось ползти на четвереньках или протискиваться боком.

В конце парень вообще затушил факел и спрятал в трещине. Из пещеры выбирались почти ползком, ориентируясь на яркий свет впереди. Делать это в платье очень неудобно, но тревога спутника передалась и девушке. Она безропотно следовала за ним.

Наконец они оказались на горном склоне, покрытом редким лесом. Снег здесь почти везде растаял. Парень осторожно закрыл вход в пещеру тяжелым камнем, снова подставил спину и понес девушку вниз. Она успела разглядеть между кронами, что наверху склон переходит в крепостную стену, а внизу до самого горизонта раскинулись поросшие лесом холмы и невысокие горы. «У нас горы покруче, а таких больших лесов я ни разу не видела. Похоже, меня далеко занесло», – подумала она и предпочла повременить с вопросами.

Дойдя до густого заснеженного участка, сделали привал. Девушка продолжала оглядываться по сторонам, пытаясь сообразить, куда попала, и дорогу на всякий случай запомнить. Парень надел припрятанные среди веток кустарника лыжи, снова шепотом велел залезть на спину и поспешил вперед, заметая следы веткой.

Девушка много раз хотела заговорить, но спутник так часто замирал и оглядывался по сторонам, что она предпочла еще подождать. Когда добрались до узкой лесной дороги, он прошел до развилки на лыжах, потом снял их и пошел пешком в обратную сторону. Тут девушка не выдержала и тихо спросила:

– Ты что, заблудился?

– Так надо. Пока они будут лыжника искать, наши следы другие путники затопчут.

Как только вдали послышался бубенчик лошади, Андрюшка отошел на проталину и спрятался за толстым кленом. Мог бы отдохнуть, но девушку на землю не опустил. Когда телега проехала, он снова вышел на дорогу и пошел дальше.

Он долго ее нес. Солнце поднялось довольно высоко, а примерзшие за ночь лужи на дороге снова начали таять. Парень добрался до южного склона большого холма и пошел по проталинам. Отойдя от дороги достаточно далеко, он обогнул могучий дуб, присел и устало сказал:

– Привал. Слезай. Можем поговорить, только тихо. В лесу и крестьян, и охотников полно. Меня зовут Андрюшка.

– Людмила. Можешь называть Люсей. Я простая крестьянка. Примерно в это время года мне часто снилось, что кто-то меня зовет. Сегодня я услышала голос наяву, просто сделала шаг и оказалась тут, – сказала она, осторожно щупая больную ногу.

– Вот оно как? Я охотник. Я в детстве случайно ту пещеру нашел. На горе над ней стоит крепость Гаргади. Там в день весеннего равноденствия, то есть сегодня, дворяне призывают себе разных животных в помощники. Их называют фамильярами. Есть много сказок и легенд на эту тему: о драконах, птицах, зверях и даже рыбах. Но я ни разу не слышал, чтобы в ответ на призыв появился человек.

– Тогда хозяева крепости должны знать, как вернуть меня домой.

– Говорю же, что такого даже в сказках нет. Слухи ходили, что некоторые дворяне, недовольные своим фамильяром, пытались повторить призыв, но старый не исчез, а новый не появился, – уверенно сказал Андрюшка. – Зато саму крепость охраняют очень строго. Бедняка, который подберется слишком близко, сразу в шпионаже обвиняют.

– Теперь хотя бы понятно, почему мы убегаем, – грустно опустила голову девушка. – Осталось выяснить, куда именно.

– Домой. Ко мне домой. Только нужно сначала придумать, откуда ты взялась. Никто не поверит, что заблудилась. Слишком уж ты отличаешься от наших девушек, что лицом, что одеждой.

Вдруг неподалеку застрекотала сорока. Оба замерли, вглядываясь в ту сторону. Там же хрустнула ветка. Немного погодя между стволов промелькнула спина дикого кабана.

– Не бойся, для меня кабан – желанная добыча, но сейчас не до него, – прошептал Андрюшка. – Пусть идет своей дорогой.

– Ты тоже на наших парней непохож. У нас снег еще и не думает таять. Похоже, что я с севера. Так подойдет? – с надеждой посмотрела на него Люся.

– Босиком и в одном платье по снегу? – криво усмехнулся он. – Я в городе бродячих циркачей видел. У них одежда тоже на нашу непохожа. Можно сказать, что ты от цирка отстала.

– Понятия не имею, о чем ты.

Андрюшка принялся увлеченно рассказывать, что такое цирк и какие забавные у циркачей представления. Люся слушала молча, стараясь запомнить как можно больше. Парень рассказал все, что смог вспомнить, и грустно подытожил:

– Сам понимаю, что не подойдет. Народ у нас любопытный. Обязательно попросят показать что-нибудь необычное.

– Я могу сказать, что за животными ухаживала и старшим помогала. В цирке ведь есть лошади и голуби? – спросила Люся.

– Да, две лошади кибитку везут, а голуби в клетке.

– Замечательно. Я и клетки из веток плести умею.

– Эка невидаль. У нас зимой все и корзинки, и лапти, и прочее плетут, – он окинул девушку с ног до головы оценивающим взглядом и добавил: – Думаю, уход за животными подойдет. Договорились, только скажешь, что тебя прогнали, а не просто отстала.

– Ой, а если спросят, откуда я приехала? Названия я могла забыть, но должна знать, через горы или равнины ехала, – забеспокоилась Люся.

Андрюшка рассказал все, что знал об окружающих землях. Не так уж много. Сам он, бывало, на неделю-другую из дома уходил, но по лесам. Остальное пришлось рассказывать по слухам.

Он и ногу девушки осмотрел. Ничего серьезного, хотя ступать больно. Парень мужественно пообещал донести Люсю до своего дома. Очевидный вопрос, что делать потом, никто из них не решился задать. Каждый снова надолго замолчал, пытаясь найти ответ.

Они вышли к небольшой речке, которая уже начала выходить из берегов. Дошли до моста, но не перешли на ту сторону. Затаились, подождали, пока люди не пройдут, а лишь затем быстро перешли и снова ушли с дороги в сторону.

Чем дальше, тем чаще приходилось отдыхать парню, но Люсины предложения пройтись с палкой он не принял. Андрюшка даже на местах привалов следы заметал, чтобы никто не догадался, что он не один. Солнце уже скрылось за далекими горами, когда они добрались до одинокой избушки посреди леса.

* * *

Тем временем голубь, фамильяр одного из офицеров, принес письмо из Гаргади в столицу Шаритании. Король Людвиг лично распечатал письмо, бросил взгляд на текст, опустил голову и молча протянул бумагу советнику. Тот прочел и спокойно сказал:

– Воробей – не так плохо, как могло бы быть. Для разведки и передачи сообщений птицы удобнее других животных.

– Можешь меня не успокаивать, – махнул рукой король. – Я прекрасно знаю своих сыновей. Старший призвал благородного оленя, средний – храброго волка. А от младшего я и не ожидал свирепого хищника.

– Будем надеяться, что войско Кобии, идущее с юга, не посмеет перейти нашу границу. Если же это случится, воробей справится куда лучше экзотических птиц. Если позволите, давайте вернемся к делам, – поклонился советник.

* * *

На одном из привалов Андрюшка рассказал Люсе, что знал о фамильярах.

В королевстве Шаритания, как и во всех соседних, дворяне проходили особый ритуал при достижении восемнадцатилетнего возраста. Они призывали себе помощника из животного царства.

Никто не знал наперед, кто появится. Более важно, что призванный становился не просто домашним питомцем. Он всегда исполнял роль преданного слуги, позволяя хозяину преодолевать трудности и невзгоды многочисленных войн и междоусобиц. Жаль, что фамильяр не мог разговаривать, зато каким-то чудом понимал не только приказы хозяина, а любую человеческую речь.

Началось это не забавы ради, а от безысходности.

Согласно древней легенде, в те времена сильная многочисленная армия готовилась напасть на Шаританию. Своя армия раза в три меньше, а союзников найти не удалось. Тогдашний король Ерема собрал всех своих мудрецов и приказал им придумать средство для победы. Один из них предложил посетить древние развалины. Сложный ритуал, который они там провели, позволил королю призвать настоящего дракона. С его помощью захватчиков удалось разбить. Позже Ерема приказал построить на месте развалин крепость Гаргади.

Трудно сказать, насколько правдива легенда. Уже много столетий никто настоящего дракона не видел. Одно очевидно. Современники Еремы не пересказывали бы эту легенду потомкам, если бы он проиграл.

А еще точно известно, что ныне соседние королевства вполне обходились и без древних руин, призывая фамильяров. Животные появлялись настолько разные, что ученые мужи веками ломали головы, написали толстые тома, а разумного объяснения феномену призыва так и не нашли. Даже дни весеннего и осеннего равноденствия для ритуала выбрали просто потому, что древним мудрецам это показалось верным.

Наблюдая за многочисленными битвами, ученые выяснили всего несколько крупиц. Во-первых, фамильяр слушается только хозяина и предан ему, как любимая собака. Он готов отдать за хозяина жизнь, без колебаний бросаясь в опасную битву. Во-вторых, после гибели хозяина он перестает выполнять человеческие команды и ведет себя, как обычное дикое животное. В-третьих, если один фамильяр погиб, второго вызвать не получается.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг
6