Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
408 печ. страниц
2018 год
0+



В XVII веке, когда европейские колонисты начали осваиваться в Северной Америке, ее территория была заселена многочисленными индейскими племенами. Оккупанты совсем не считались с хозяйскими правами и племенными интересами индейцев и буквально с самого начала объявили им войну на истребление. Конечно, вооруженные луками и стрелами, индейцы не могли достойным образом противостоять оккупантам. В вооруженных схватках на одного убитого оккупанта приходились многие десятки индейцев. Расправившись таким образом с мужчинами, колонисты нападали на индейские селения, где оставались только женщины, дети, старики, и безжалостно убивали их. Те индейские племена, которые оккупанты не могли уничтожить силой оружия, они истребляли подлостью и коварством. Самыми распространенными методами в этом роде были продажи индейцам одеял, зараженных черной оспой[11] или другими страшными болезнями, а также отравленной водки.

Захватив земли, принадлежавшие индейцам, оккупанты объявили их коренных жителей иностранцами. По законам США (действовавшим вплоть до 1924 года!) индейцы не являлись гражданами этой страны и не имели на ней никаких прав.

Приведу несколько характерных примеров.

Одно из многочисленных индейских племен – чероки, до конца XVIII века жило на территории нынешних Вирджинии, обеих Каролин, Алабамы и Джорджии, занимая широкую полосу земли между горами и морем. После 1721 года белые оккупанты начали постепенно теснить этот народ и захватывать его земли, оставив ему только небольшой кусочек.

В 1791 году правительство США навязало этому народу грабительский договор, лишивший чероки большей части своей исторической территории. Остальные земли чероки провозглашались якобы неприкосновенными. Однако через 35 лет оккупационная политика ужесточается. При военном министерстве США создается управление по делам индейцев. Подведомственность индейцев военному министерству свидетельствует о том, что федеральные власти не скрывают своих планов продолжения войны с индейцами. Правительство США осуществляет насильственное переселение индейских племен в тогда еще пустынный район Дальнего Запада. Принудительному переселению подверглись пять крупнейших племен, живших на юго-востоке США, в том числе чероки. Переселение осуществлялось как войсковая операция вооруженных сил США и сопровождалось актами чудовищного насилия, массовых убийств и произвола. Военные мародеры грабили индейское имущество, захватывали скот.

«Демократическое» правительство США под страхом смерти сгоняет «представителей» индейских племен, чтобы заключить с ними «добровольный» договор о продаже земли. Так, силой собрав 400 из 17 тыс. индейцев племени чероки на «общеплеменное собрание», оккупанты заставили «всенародное собрание» одобрить договор, который был ратифицирован Конгрессом США. Так у чероки было отобрано 7 млн. акров возделанной земли. Согнав всех чероки, войска погнали народ на вновь отведенную «индейскую территорию» за Миссисипи. Из 17 тыс. индейцев чероки во время переселения погибло 4 тыс. человек. Позднее и эта предоставленная чероки земля была у них отобрана. Всего оккупанты захватили у них 81,2 млн. акров земли.

За Миссисипи были изгнаны также жившие на юго-востоке США чикасавы, чоктавы, крики, семинолы. Американский генерал Джексон, прославившийся чудовищными по своей жестокости операциями против индейцев, в 1818 году истребил во Флориде по меньшей мере треть семинолов.

Однако через небольшой срок белые оккупанты двинулись осваивать территории за Миссисипи. Страшную роль в этом освоении сыграли еврейские торговые фактории.

Говоря о том, как совершалась колонизация этих земель, Зомбарт писал: «Группа выносливых мужчин и женщин – скажем, семейств двадцать – отправлялась в незаселенную пустошь, чтобы начать здесь новую жизнь. Среди этих двадцати семейств девятнадцать были снабжены плугом и серпом; они шли с намерением распахать леса, выжечь степи и трудами рук своих зарабатывать себе пропитание. Двадцатая же семья открывала лавку и посредством торговли – может быть, даже кочевой торговли – снабжала своих сотоварищей необходимыми предметами потребления, которых земля не производила. Эта двадцатая семья вскоре берет на себя и сбыт земледельческих продуктов, добываемых девятнадцатью другими семьями. Она раньше других располагает наличными деньгами и поэтому, в случае нужды, может оказать услугу ссудой. Очень часто к «лавке», которую она держала открытой, примыкало нечто вроде земельного кредитного банка, а часто, вероятно, и агентство по продаже земли и тому подобные предприятия. Таким образом, благодаря деятельности этой двадцатой семьи крестьянин Северной Америки с самого начала приходит в соприкосновение с денежным и кредитным хозяйством Старого Света. Все производственные отношения с самого начала складывались на современных основах. Дух города сейчас же победоносно проникал в отдаленнейшие деревни. Можно сказать, что с первого дня колонизации народное хозяйство Америки начинает проникаться капиталистическим духом и элементами капиталистической организации. Ибо эти первые клеточки вскоре разрастаются во всеобъемлющие организации. Но кто придал этому Новому Свету капиталистический отпечаток? Кто именно, если считать здесь решающим фактором чисто личный элемент, а не историческую конъюнктуру? Двадцатая семья в каждой деревне!

Нечего прибавлять, что этой двадцатой семьей каждый раз была еврейская семья, которая присоединялась к группе переселенцев или приходила к ним, как только они основывали колонию»[12].

Еврейские торговые фактории – форты, где за водку или оружие торговцы (чаще всего еврейские) скупали у индейцев пушнину и смотрели на них как на объект эксплуатации, не разрешали представителям других факторий эксплуатировать «своих индейцев». Каким способом белые торговцы наказывали неподчиняющихся индейцев, свидетельствует следующая история.

Однажды на Миссури появились торговцы, агенты другой фактории, и стали скупать пушнину по более выгодной цене. Тогда торговцы старой фактории решили «наказать» индейцев, сдававших пушнину конкурентам. В 1837 году на пароходе был отправлен в факторию Форт-Юнион человек, больной оспой, а предупрежденный управляющий факторией созвал в Форт-Юнион 500 лучших охотников из числа тех, кто сдавал пушнину конкурентам. В фактории всем им ввели кровь оспенного больного, а затем управляющий распрощался с ними. Не прошло и месяца, как все племя заболело оспой. Сохранился рассказ управляющего факторией Форт-Маккензи, который посетил одну из деревень зараженных индейцев, чтобы выяснить, как действует инфекция. Он увидел, что среди вигвамов валялись сотни трупов и только две оставшиеся в живых индианки пели погребальные песни. Торговцы-преступники не только убили таким образом индейцев, но и нажились на их гибели, сняв с покойников одежду, сшитую из отборных бизоньих шкур, и отправили ее в свои лавки, торговавшие в городах.

Вооруженные силы США развивались и крепли на операциях по массовым убийствам индейцев. При первой возможности белые оккупанты нападали на индейцев и зверски уничтожали их. Негласным лозунгом этого геноцида стало: «Полностью очистить Америку от индейцев».

В 1864 году отряд майора Чайвингтона вероломно напал на стоянку чейенов и перебил всех, кто там был. Американские солдаты скальпировали даже детей и женщин. Через несколько лет на реке Уошит в результате нового коварного нападения, осуществленного по инициативе генерала Д. Кастера, истребление чейенов было довершено.

В 1862 году правительство США издает Закон о заселении Запада, т. е. индейских территорий. Чтобы стимулировать белых на войну против индейцев, каждому оккупанту было обещано безвозмездно «160 акров хорошей земли в постоянную собственность». Индейцы – владельцы этих земель – объявлялись вне закона. До конца 1860-х годов по всей стране идут массовые преследования и убийства индейцев. Сохранилось письмо одного из первых колонистов Калифорнии: «…Я часто спорил с Гудом об индейцах. Гуд считает, что надо убивать каждого мужчину, но индианок следует оставлять в живых. А мне было ясно, что мы должны убивать и индейских женщин».

Власти многих штатов США выплачивали большие деньги за каждый скальп убитого индейца. Так американские солдаты отчитывались перед начальниками. До сих пор в американских музеях хранится огромное количество этих скальпов.

В 1871 году Конгресс США ратифицирует Закон США об индейских резервациях. Более чудовищный, чем преступления древних египетских фараонов, переселявших народы, этот закон легализовал тотальное ограбление индейцев, превратив настоящих хозяев страны в бесправных рабов, подчиненных произволу мелких федеральных чиновников.

Через год после принятия закона федеральный поверенный по делам индейцев так характеризовал государственную политику США по отношению к индейцам: «Необходимо отчетливо сознавать, что в отношении цивилизованного государства с дикарями не может стоять вопрос о чести нации. С дикими людьми нужно обращаться так же, как с дикими животными. Это значит держаться с ними так, как в данной ситуации проще и выгодней: воевать, нанести им поражение или, наоборот, спасаться от них бегством. Индеец должен чувствовать себя в резервации до такой степени хорошо, а за ее границами до такой степени плохо, как это будет угодно правительству. Те из них, что окажутся послушными, получат еду и государственную охрану. А тех, что будут вести себя плохо, необходимо незамедлительно покарать или уничтожить…»

Совершенно очевидно, что государственная политика США в отношении коренного народа Америки воспроизводит иудейскую талмудическую модель отношения иудеев к гоям (акумам, нохри и т. п.). То же отношение к людям, как к скоту, те же ужасающая жестокость и чувство вседозволенности, присущие фанатичным иудеям.

Отношение к земле и имуществу индейцев как к ничейным, свободным, также воспроизводит одну из основополагающих норм талмуда, рассматривавшего собственность неевреев как «свободное озеро». Руководствуясь этим принципом, иудейско-масонское правительство США объявило в 1899 году начало новому акту разграбления земель индейцев, еще недавно записанных за ними «навечно». Американское правительство, подобно еврейским большевикам в России, решило еще раз конфисковать земли у индейцев. Была проведена всеамериканская кампания под названием «Бега».

В воззвании правительства США говорилось: «Всякий белый, гражданин Соединенных Штатов, если он пожелает получить безвозмездно участок, должен явиться 22 апреля 1899 года на заранее намеченную линию. В тот день в восемь утра будет дан