Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
133 печ. страниц
2019 год
16+

…Снова, как обычно, открывая глаза, я наблюдаю перед собой эту надпись на стене противоположного дома, которая послужила холстом для неумелого художника. Эта надпись мне будет уже скоро сниться по ночам, хотя, скорее всего, она уже мне снится, раз я помню о ней, о революции и о не прекращающейся уже многие годы войне. Ведь действительно страшно жить в обществе, где брат готов за фантики предать своих близких людей, если взгляды на жизнь не совпадают. Причём осознавать правление деспотов почти во всём мире нет особого желания. Но мы, скорее всего, ещё долго будем находиться в подобном заточении обстоятельств, пока случай не решит наши судьбы. Ну, или кто-то – случайный человек… или нет?!

Глава первая. Взгляд

Это был какой-то странный день. В организации, где я работал, все сотрудники были заняты своими делами, как обычно. В зависимости от скорости выполнения своих рабочих обязанностей кто-то лениво потягивался в своём кресле, а кто-то суетливо пытался успеть доделать то, что необходимо отправить в следующую инстанцию. Я же сидел в обеденной зоне и медленно потягивал ароматный кофе из своей любимой термокружки. Да, мне нравилось в ней именно то, что она закрывалась крышкой, и пролить из неё напиток было крайне сложно. Настроение моё настолько было не принято моим организмом, что я даже и понять-то не мог, что во мне преобладало – радость или грусть. За окном царила пасмурная погода, и, скорее всего, была уже не плюсовая температура, а около нуля, потому что утром, когда я подходил к зданию своей работы, на термометре высвечивались два знака: «−2». Шкала показывала температуру воздуха по Цельсию. Не исключено, что солнце прогревало воздух, но по внутреннему ощущению в это как-то не верилось.

Я осматривал помещение нашей обеденной зоны, и внутри меня возникала грусть. Такая пустота. Знаете, это как будто меня отправили на испытание, и мне обязательно нужно его пройти, ведь обратного пути уже нет – да и проиграть я тоже не могу. Это настроение некоторого одиночества, которое мне хотелось скрасить хоть чем-то или хотя бы ощутить присутствие рядом с собой человека, способного поговорить со мной и подарить мне немного своего времени. Я не говорю уже о том, чтобы понять меня.

Я сидел один, и мне были слышны лишь звуки дребезжания холодильника и работы кондиционера. И хотя уже воздух достаточно охладился, выключать кондёр уж очень не хотелось. Где-то там, за стеклянной стеной, люди сидели за компьютерами и судорожно долбили пальцами по клавиатуре. И я смотрел на них и думал о том, что как же странно всё-таки, что на работе люди общаются друг с другом преимущественно по рабочим вопросам, а когда расходятся в конце дня по домам, то у них есть какая-то своя личная жизнь. Свои скелеты в шкафу. Свой красивый мир, который не касается совершенно никого, кроме них и их семьи. Ох уж это несовершенное общество.

Почему я задумался об этом? А не знаю. Просто мне было настолько скучно, что даже не по себе. Обычно я общался со многими своими коллегами, и мне никогда не было грустно. Но в этот день, вероятно ещё и из-за погоды, на душе кошки скребли. Возникло некое одиночество, если это можно так назвать.

Работал я в финансовой организации, которая специализировалась на предоставлении услуг населению и являлась ведущей в финансовой сфере во всей Европе. Моя страна, в которой я родился и жил, – это Россия. Величайшая держава, которая не просто самая большая по площади, но и самая развитая страна во всем мире. Экономический рост, положение страны и политическое влияние за последние годы двинулись вверх с геометрической прогрессией, и не просто так. Ведь правительство России решило не вступать в ожесточённую войну между мусульманами и христианами, которая длилась уже долгие годы. И поэтому, выиграв время и сэкономив бюджет, страна смогла преодолеть тот промежуток в развитии, который всегда был в сравнении с Соединёнными Штатами Америки и странами Западной Европы. Москва стала самым влиятельным дипломатическим центром в мире, что придало России ещё большую значимость.

И несмотря на то что многие президенты и правительства до сих пор боролись за власть и могущество, наша страна не планировала уступать своё положение.

В организации, где я работал, существовала такая внутренняя система, что это могло сравниться с целым государством. Ведь все делалось для того, чтобы превзойти своих конкурентов в финансовой сфере деятельности, развить лучших сотрудников. Увеличить штат и при этом не прогадать, инвестируя средства в достойные кандидатуры. И работать лишь на результат, который был намечен когда-то и кем-то. Эта система действовала уже очень давно, я даже не знаю с каких времён. Наверное, ещё с тех, когда маленькие города не прикрывали и не перевозили людей из поселений в мегаполисы. Но сейчас все изменилось. Да, не знаю, к лучшему или нет, но это факт.

Моя семья, те, кого я знаю и когда-либо знал, уже жили в мегаполисе. Про тех же предков, которые жили задолго до меня, я ничего не знал. Все связи с прошлым были уничтожены ещё где-то в 2050 году. И с тех пор прошло уже почти сто лет. Нынче на дворе 2147-й. Год моего 25-летия. И хоть я уже очень давно не жил с родителями, все равно поддерживал с ними связь.

Жил я не в самой Москве, а в глубинке. Мой город образовался в XXI веке, а если быть точнее, в 2022 году, когда население России стало очень быстро расти. Хоть и были закрыты территориальные границы страны и всех иммигрантов начали депортировать обратно в их страны, люди невероятными темпами стали плодиться. Потомство росло как на дрожжах, и людям оставалось все меньше места для размещения. Жизненные условия ухудшались с каждым годом. А жить в вечной мерзлоте никто не хотел. Поэтому по постановлению правительства недалеко от уральских гор начали закладывать новый город, который должен был сравниться с Москвой, но только по населению. По территории его планировали не раскидывать, дабы сэкономить на земле.

Город рос как гриб. Множество высотных зданий, которые включали в себя и развлекательные заведения, и торговые площади, и жилые квартиры. По планам архитекторов, он должен был вместить в себя более 50 миллионов жителей. И им это удалось. В 2050 году город был готов к заселению. Новые технологии позволили вдохнуть жизнь в этот пустынный оплот цивилизации. Четвертая часть населения страны заселилась в него. Все люди с Дальнего Востока, Сибири, северных земель были перевезены ближе к центральной части страны, они оставили свои старые дома и воспоминания таять под гнетом времени и стихии. Название городу не дали, а лишь обозначили: «Город номер один».

В какой-то мере правительство поступило разумно, ведь управлять проще территорией, которая находится поблизости, а не за тысячи километров от столицы.

В Москве жизнь оставалась такой же быстротечной, и население к 2050 году составляло 55 миллионов человек. Переименовывать город никак не стали, ведь это была великая культурная столица, которая была ценна своей историей и удачным территориальным расположением.

Все население страны исчислялось к середине XXI века в 200 миллионов человек, и поэтому было необходимо построить ещё два города, которые вместили бы в себя такое же рекордное количество человек. Санкт-Петербург был выбран для этого, однако его архитектуру решили оставить как наследие предков, и строительство начали недалеко от самого города. И четвертым городом стал Сочи, самый большой город южной части нашей славной страны. Он собрал в себя все население Кавказа и южных регионов. И в итоге к началу XXII века в России осталось лишь четыре города, которые благополучно существовали и были цельны, как каменные крепости древности.

И вот в результате этих изменений я как продукт современного общества трудился на благо государства и развивался на благо самого себя. А холодильник, который постоянно вздрагивал и пытался меня как-то вернуть из мыслей в реальность, время от времени раздражал.

Да, конечно, жаловаться в моем случае было бессмысленно. Это дребезжание, как я его называл, совсем не слышно, но если ты сидишь в тишине и прислушиваешься даже к стуку собственного сердца, то способен различить любые звуки.

– Здравствуй, Игнат, – обратился ко мне знакомый электронный голос. Робот-повар вернулся в кухонную зону, после того как отвёз обед по предварительному заказу.

– Привет, Объект 14, – поприветствовал я его, – снова крутишь по предварительным заказам на определенное время?

– Да, ты абсолютно прав, – ответил электронный друг, – но заказы закончились. Может быть, ты чего-нибудь желаешь?

– Да, я не отказался бы от 37-го.

Робот был наделён компьютерной программой, способной поддерживать диалог, поэтому мог испытывать эмоции и разговаривать не только по заданным фразам и командам, но и о любых вещах. Я заказал у него пункт 37-й, что в едином меню нашей организации означало, что мне хотелось крепкого американо и пару бутербродов с сыром и колбасой. В придачу заказ включал и пятнадцати минутное общение с Объектом, принявшим заказ. Мне очень нравилось разговаривать с этим милым роботом. Порой он даже мог дать больше эмоций, чем люди. Он готов был выслушать и посоветовать что-либо, что ему казалось верным. И зачастую его советы были успешными. Я уже очень давно хотел себе домой такого помощника, однако слишком дорогое обслуживание этого неодушевлённого друга было мне не по карману. И по этой единственной причине мне следовало забыть об этой мысли.

Мы разговаривали с Объектом 14, как было положено по моему заказу. Обсуждение обстановки в Большом Мире, который находился за границами нашей страны, уже вошло в привычку. Хотя до общения со мной робот не знал о таком понятии, как Большой Мир. Да и, в общем, наверно, никто не знал – лишь я так называл заграничные страны. Таким образом я придавал этому понятию некоторую важность, на мой взгляд, и старался вложить частичку себя. Объект 14 рассказывал мне об актуальных новостных событиях, которые ещё не успели до меня дойти, и я с удовольствием его слушал. У нас уже вошло в привычку, что он совершал краткий экскурс по событиям, и если я был чем-то увлечён, то мы более подробно обсуждали данную тематику. Зачастую мне не хотелось прекращать разговор, и я с удовольствием бы поговорил с ним ещё, но долг звал меня идти работать.

Электронный друг всегда благодарил меня за беседу и в этот раз также не забыл про свою традицию, произнеся напоследок: «Хорошего дня, Игнат».

Моя коллега, которая сидела рядом со мной, за соседним столом, облокотившись на спинку кресла, красила свои ресницы и, заметив моё возвращение, выдала какое-то приветственное восклицание. Что-то типа «а вот и блудный сын!». Ей тоже было скучно в этот день, ведь трудовые поручения закончились, и оставалось до конца месяца «отдыхать», ожидая нового завала документов.

Её всегда удивляло то, что я общался с Объектом номер 14, ведь она считала его лишь машиной и готова была эксплуатировать как обычную вещь, не задумываясь о том, что этот робот, вероятно, был в сотни раз умнее многих людей. А ведь именно так и было. В очередной раз она указала мне на моё одиночество, попрекая общением с машиной. Она даже как-то пошутила, что скоро совсем люди с ума сойдут и подчинятся машинам как новому виду жизни.

Однако эта идея казалась мне настолько безумной, что только действительно отчаянный человек мог представить себе мир, в котором правят роботы – ну или полуроботы.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 38 000 книг

Зарегистрироваться