ESET_NOD32

Рецензии и отзывы на Семиевие

Читайте в приложениях:
405 уже добавило
Оценка читателей
3.77
Написать рецензию
  • 951033
    951033
    Оценка:
    56

    Основной интригой во время ожидания русскоязычного издания Seveneves было вовсе не то, как переводчики сохранят палиндром в заглавии (на одном форуме, кстати, довольно живо обсуждали возможные варианты), и даже не то, что будет нарисовано на обложке, и даже не наличие/отсутствие среди действующих лиц романа Еноха Роота, или лица, похожего на оного. Основной интригой было – справятся ли без Екатерины Доброхотовой-Майковой (переводчицы предыдущих огромных романов Стивенсона) новые переводчики (их двое: Павел Кодряной и Михаил Молчанов) с автором уровня Стивенсона и с уровнем технической сложности реалий «Семиевия». Справились. А Екатерина Михайловна стала литературным редактором перевода. Технологично-озорной, напичканный энциклопедической информацией и иронией стиль Стивенсона, отточенный до немыслимого блеска в предыдущем романе Reamde, никуда не делся, а лишь разросся, заколосился и дал обильные всходы в виде не просто отвлечённых фантастических идей, а в виде описания технологий, которые в принципе возможны уже здесь и сейчас – в 2017 году. Помните, как в «Анафеме» подростки плавали в космосе чуть ли не с вёдрами на головах? В «Семиевии» происходит почти то же самое, только более приближённое к реальности, и уже не видишь в этом чего-то сверхординарного. Просто берешь изоленту, мультитул, штаны с начёсом потеплее и топаешь на Байконур, а оттуда прямиком на орбиту. Стивенсон как будто преподал тебе первый и самый важный теоретический урок выживания в невесомости, а дальше, на практике, всё зависит лишь от твоей ловкости, смекалки и силы. Всё как всегда. Только теперь – на Международной космической станции на высоте трёхсот километров.

    Касательно названия. Здесь Нил недвусмысленно заигрывает ещё с одним романным заглавием-палиндромом последних лет – это Maddaddam Маргарет Этвуд, финал той самой трилогии, начатой «Ориксом и Коростелем». Не сказать, чтобы «Беззумный Аддам» так уж откровенно разочаровал поклонников постапокалипсиса, впечатления роман оставил скорее и безусловно положительные. Просто у Этвуд все главные, ключевые события апокалипсиса остались за кадром либо проигрываются постфактум в памяти героев – то есть мы уже знаем, что они выжили и всё такое. А сам, собственно, постапокалипсис получился каким-то кукольным, ненастоящим и очень камерным. И тут тему конца света берётся развивать Нил Стивенсон и делает это в своём стиле, клинически подробно, дотошно, чуть ли не дословно пересказывая действие каждого героя: вот он в невесомости взял мультитул, что-то отвинтил, зажал шуруп в зубах, тут сзади прорывает какой-то шланг от того, что этажом выше кто-то чихнул и по инерции отлетел с неслабым импульсом в стену, поэтому герою с мультитулом приходится, ногой придерживая развинченный щиток, подруливать к шлангу и заматывать его изолентой. «2001: Космическая одиссея»? Нет, не слышали.

    И здесь у меня возникает парадокс, что «Семиевие» - чуть ли не единственный роман Стивенсона, выдержанный в строгих тонах научной фантастики. Потому что все остальные – это, загибайте пальцы: киберпанк, антиутопия, полувоенный роман о шифровальщиках (не, ну как ещё назвать, шифротриллер?), громадная квазиисторическая трилогия, квазирелигиозная утопия, боевик. Да даже в конце «Семиевия» прорывается наружу лёгкий утопический мотив. Здесь Стивенсон очень близок второму величайшему из ныне живущих авторов - Дэну Симмонсу, который тоже каждый новый роман старается выполнить в новом для себя жанре. Только если у Симмонса на деле выходят поражающие замыслом, глубиной и филигранностью исполнения художественные полотна, то романы Стивенсона более походят на судорожные попытки вместить в 700-800 страниц печатного текста максимум энциклопедической информации обо всём на свете, но при этом не забыть, что где-то рядом у нас ещё шлялись герои, и каждому надо уделить толику отцовского внимания, хотя… нет, вот этого, этого и этих двух можно убить случайным метеоритом, они надоели. Таким образом к романам Стивенсона более всего подходит определение наукоёмкие – и он действительно, что твой Питер Уоттс, в послесловии расписывает, где и откуда из реальной жизни, общаясь с такими же, как он сотрудниками технологических институтов и конструкторских бюро взял такую-то идею или уже реально существующий и действующий гаджет. Предлагаю такой подход к литературе называть наукоёмкой фантастикой. Это типа как hard sci-fi, только когда всё максимально приближено к реальному положению дел.

    Не будет спойлером привести для затравки синопсис и первое предложение романа: Луна взорвалась без предупреждения и без какой-либо видимой причины. Кто взорвал Луну? Зачем? Или она сама по себе так? Вопросы, безусловно, достойные обсуждения. О них кто-нибудь обязательно вспомнит и поговорит в ближайшие пять тысяч лет. На повестке дня другое. Кажется, впервые Нил даёт себе возможность слегка высказаться о политике, о методах управления и подчинения. В лучшие дни на МКС у него действует почти что принцип анархо-синдикализма. Все важные вопросы решают только те, кто работают. Почти, потому что МКС это всё-таки не завод и не фабрика, а довольно тесный космический корабль, и главным на нём всё же должен быть капитан, определяющий наиболее безопасный курс. Главное, что у власти нет лоботрясов-управленцев, неспособных без помощи сходить в невесомости в туалет. Отдельной сладчайшей отдушиной является в красках выписанный Стивенсоном образ Хиллари Клинтон, то есть, простите, по сюжету, конечно же, Джулии Флаэрти – женщины-президента США. Более тупоголовой деструктивной мрази в книгах Нила ещё не бывало. В романе есть несколько героев, за которыми стоят вполне реальные прототипы (такого у Нила тоже вроде не было в прошлом). Мы не всех их можем углядеть, а вот американские читатели рьяно отгадывают. Илон Маск точно есть.

    Пять лет назад я наобум взял в руки отливающий бледно-фиолетовым светом том совершенно незнакомого мне автора – «Криптономикон». И пропал. Пропал в системе мира, созданной Нилом Стивенсоном. В системе его нехудожественного подхода к художественной литературе. Плавать в океанах его книг тяжеловато, но выныривать не хочется. Слишком плоскими и антинаучными кажутся другие фантастические миры: ни тебе подробного описания схемы и принципа действия ядерного двигателя на воздушно-паровой тяге, ни лекции про особенности гео- и гелиоцентрических орбит на пять страниц мелким шрифтом. Закрыв последнюю страницу «Семиевия», я тут же взял ещё одну новинку – «Задачу трёх тел» Лю Цысиня. Пока китайский товарищ очень хорош. Кажется, твёрдая НФ переживает свои лучшие времена. Не проспите.

    UPD Тем временем помимо уже вышедшей в 2017 написанной в соавторстве с Николь Галланд The Rise and Fall of D.O.D.O., у Стивенсона примерно через полгода выходит новый роман Fall - pitched as a high-tech retelling of PARADISE LOST featuring some characters from REAMDE.

    Читать полностью
  • DeadHerzog
    DeadHerzog
    Оценка:
    23

    Именно такой должна быть по-настоящему научная фантастика - с отличным, захватывающим внимание сюжетом, множеством персонажей с прописанным бэкграундом и действующих в рамках своей логики, целей и характера, с вдумчивыми и внятными объяснениями самых разных технических деталей (не буду врать, что понял все до конца, но того, что понял, вполне достаточно - учитывая, что я ни разу не технарь), с такими поворотами сюжета, которые и делают фантастику научной. Конечно, заметно, что Нил Стивенсон намеренно отбросил часть возможных линий (или обрезал их) по причине ограниченности места (его книги и так конкурируют размерами с томами БСЭ) и необходимости сосредоточиться на людях на орбите, однако это ни в коем случае не умаляет очевидных достоинств, ставящих роман значительно выше основной массы современной фантастики. Стивенсон в очередной раз доказал, что можно написать толстую книгу с множеством сложных деталей, которая при этом будет крайне интересной и не отпугнет читателя своей кажущейся заумностью. Я бы с чистой совестью поставил не пять звезд, а шесть, если бы это было возможно (правда, я вообще неровно дышу к творчеству Стивенсона).

    Интересно, что большинство героев здесь - героини. В какой-то момент, после того, как последний мужик, пошутив про последнего мужика, отдает концы, остаются только одни женщины - что, в общем, оправданно. Причем это не кажется нарочитым, данью моде, политкорректности или уступкой воинствующему феминизму. Все вполне убедительно и логично, нормальные женщины в ненормальных условиях. Не знаю, почему автор решил (название ли определило сюжет, или наоборот) показать происходящее глазами женских персонажей (насколько ему это удалось - другой вопрос), но мне понравилось - это было интересно. Возможно те, кто говорит, что сильных женщин в литературе маловато, правы. Тем выше заслуга Стивенсона, не побоявшегося сделать ставку именно на героинь, а не героев (которые, конечно, в книге тоже наличествуют).

    В принципе, можно было заканчивать книгу на совете семи Ев - на отметке где-то двух третей; высказываются мнение, что надо было разделить книгу, но это же Стивенсон, так что не дождетесь. Но автор решил показать что будет после апокалипсиса, и в общем, это хорошо, я на это очень рассчитывал. Прочитал книгу с огромным удовольствием, пусть и не на одном дыхании (это что же за дыхание должно быть?), но отрываясь от текста с большим трудом.

    Читать полностью
  • jeether
    jeether
    Оценка:
    10

    Люблю, когда книга сразу расставляет все точки над і буквально в первом же предложении:

    The Moon blew up without warning and for no apparent reason.

    Луна взорвалась без предупреждения и безо всякой видимой причины.
    Обычный тихий вечер: кто-то тупит в интернете, кто-то гуляет в парке, кто-то кушает после шести, а кто-то, держась за ручки, умилительно пялится на эту самую Луну — а она, подлая, возьми и... и всё. Вот так вот буднично.
    Нет, она не обрушилась на Землю и не улетела в космос, даже прощального огненного шоу не устроила сволочь такая — просто взяла и развалилась на несколько кусков, которые в таком виде и продолжили свое нехитрое спутниковое дело на радость собирателям крабов во время отливов. После первого шока и триллиона постов в твиттере, люди начали привыкать к новому порядку вещей: летающим булыжникам были даны смешные имена а астрологические прогнозы обрели свежее дыхание.
    Шутки шутками, но очень скоро пришло осознание факта, что человечество столкнулось с катастрофой космического масштаба, которая ставит под угрозу существование самого человечества. Впрочем, нет, фраза "ставит под угрозу" несет в себе надежду на неосуществление этой угрозы, а это не так — Луна сразу и недвусмысленно объявила человекам: "Готовьтесь, человеки, вам всем пришел vulpes lagopus". Я не люблю спойлеры, но не могу сопротивляться и сейчас вставлю один. Вот он:

    спойлер про семь миллиардов погибших на земле человек и котиковНА ЗЕМЛЕ ПОГИБНЕТ 7 МЛРД ЧЕЛОВЕК! СЕМЬ МИЛЛИАРДОВ! ДАЖЕ КИТАЙЦЫ ПОГИБНУТ! И КОТИКИ! ТОЛЬКО ПРЕДСТАВЬТЕ СЕБЕ: ВООБЩЕ ВСЕ КОТИКИ! свернуть

    Для пущей драматичности, пожалуй, вставлю старое доброе видео из "Меланхолии" Ларса фон Триера:

    03:27

    Впрочем, ближе к телу, т. к. мое вступление и так уже длиннее чем у Стивенсона.
    Поняв намеки Луны (или что там от нее осталось), человеки приступают к реализации самого грандиозного проекта в истории — проекта по спасению человечества, его культурного и интеллектуального наследия. И вот здесь начинается самый сок и суть всей книги.
    В фантастической литературе есть один редкий вымирающий поджанр — hard sci-fi или твердая научная фантастика — поджанр, основанный на строгом научном обосновании описываемых идей и технологий. То есть вот эти ваши любимые орки скачущие на роботах и из лазеров пиу-пиу — это фантастика ненаучная, а то и вообще богомерзкое фэнтези. Но как только какой-нибудь The Smithsonian опубликует статью о повышеннии на 9,1% эффективности обучения орков управлению робототехникой, а Boston Dynamics наконец-то примотает с помощью синей изоленты боевой лазер к своей робособаке, то в этом случае ваше фэнтези сможет получить гордый ярлык "hard sci-fi". Хороших писателей в этом жанре можно пересчитать на пальцах руки среднестатистического любителя спиннеров, и Нил Стивенсон к этим писателям обычно не относится. Не потому что плох, а потому что это не его жанр. И по этой причине "Seveneves" стала вдвойне милее для моей задротской душонки, потому что а) Нил Стивенсон б) внезапно самое настоящее hard sc-fi.
    Допускаю, что многим книга покажется излишне затянутой и чрезмерно изобилующей техническими деталями и описанием процессов. Возможно даже, что для более полного понимания происходящего придется погуглить такие вещи как Международная космическая станция (на которой, к слову, и происходит основная часть событий), точки Лагранжа, орбитальная механика, генетический полиморфизм, хотя автор все эти вещи вполне доступно поясняет в своей книге. В конце концов, вы же читали как у Энди Вейра в "Марсианине" чувак из дерьма и палок картошку выращивал, правда? Значит и "Seveneves" вам будет по душе. В некотором смысле "Seveneves" это тот же "Марсианин", но в масштабах всего человечества и с большей глубиной. Под глубиной я здесь имею в виду вещи, которые совершенно отсутствовали в "Марсианине", а именно: страх, отчаяние, долг, самопожертвование, любовь, предательство, политика и ядерные бомбардировки. Добавьте сюда еще интересных персонажей, незаурядную фантазию автора, его живой гиковский ум, а также одновременно легкий и богатый язык, и получите в итоге "Seveneves" — книгу которую я люблю.
    Короче говоря, мы с Биллом Гейтсом рекомендуем к прочтению.

    Читать полностью
  • bedrof
    bedrof
    Оценка:
    8

    Истинно Эпик (не путать с Epic, наименованием исторического изложения первой части в языке населения орбитального кольца вокруг Новой Земли). Героический Эпик.
    Автор мог без зазрения совести разделить на две книги.
    Традиционно, куча подробностей. Иногда утомляет.
    На протяжении книги удивляло написание имени русской Евы, есть же общепринятое написание Thekla. Или тут есть какая-то скрытая отсылка? В третьей части вообще можно было не париться и писать Феkla.
    Ну и язык, который за стопицот лет не эволюционировал кардинально, а лишь слегка склеился с русским (не сильно заметно) и дополнился современным словарем. При этом остался совместимым с исходным английским. Странно же.
    Но сюжет хорош! Стивенсон умеет удивлять.
    Интересная игра смыслами получилась с именем Доктора Hu Noah

    Читать полностью
  • webster2011
    webster2011
    Оценка:
    7

    Честно говоря, я ждал от «Семиевия» большего. В отсутствие новых романов от Рейнольдса и Уоттса в книге Стивенсона мне виделось некое абстрактное межгалактическое полотно, где потомки погибшей цивилизации, ведомые скорее любопытством, чем необходимостью, возвращаются из отдаленных систем, чтобы взглянуть на старушку-Землю, единственное прибежище их далеких предков… И все это, конечно же, в фирменном стиле Стивенсона – с миллионом подробнейше выписанных героев и событий, экскурсами в науку и социологию, с размахом «Анафема», в конце-концов!

    Парадоксально, но при всем своем масштабе «Семиевие» - очень камерная книга. События лишь раз покинут голубую планету и ее орбиту, а все остальное время будут четко поделены на три части. В первых двух, непосредственно после уничтожения Луны таинственным объектом под названием «Агент», человечество лихорадочно готовиться к неизбежному апокалипсису, напрягая все научные и волевые центры ощущений.

    Вместе с экипажем МКС «Иззи» и населением Земли мы, по идее, должны испытать всю палитру подобающих случаю эмоций – растерянность перед неизвестным будущим, страх за жизни всех и каждого, может быть даже обреченность. Однако род людской настолько деловито берется за решение поступающих бесконечным потоком проблем, что хочется просто гордо покивать и не менее гордо промолвить «Эти ребята точно справятся, вы только полюбуйтесь на это присутствие духа!».

    Причем «Семиевие» частенько полностью теряет темп – в первую очередь из-за того, что очень любит превращаться в пособие по физике и орбитальной механике. А во-вторую – из-за довольно топорной социологической составляющей. Ну правда же, нам и так известно, что даже перед лицом неминуемой гибели найдутся индивиды, которые будут заботиться только о собственном эго. Что некоторых людей хлебом не корми, только дай поделить всех на классы и потом цепляться к различиям. Меня не покидало ощущение, что все персонажи в «Семиевии» - функции, в большей или меньшей степени. Этот нужен только для того, чтобы героически погибнуть, другой – изобрести то, что должен, и тихонько отойти в мир иной, третий – навести смуту и… Догадаетесь, что с ним случится потом? Правильно – на свалку истории. Ни к одному из них не успеваешь проникнуться хоть чем-то.

    И есть еще заключительная, и пожалуй, лучшая треть книги. Взгляд на то, как человечество с обновленным классовым делением завершает возрождение своей планеты. Тут интерес к повествованию невольно всколыхнется, еще бы, глядите, наверху у них орбиталища, внизу планеры, хронику прошлого нарезали на серии и крутят по внутренней сети как «Эпос»… Да и вообще, после Каменного Ливня я не ожидал тех событий, которые произошли на поверхности.

    А вообще… «Семиевие»-то, в принципе, неплохой роман. Здесь нашлось место и героизму, и любопытным научным задумкам, нетривиальным решениям огромных проблем… Просто он не захватывает так, как положено книгам Нила Стивенсона – если вы понимаете, о чем я.

    Читать полностью