Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Семиевие

Читайте в приложениях:
2207 уже добавило
Оценка читателей
4.22
Написать рецензию
  • 951033
    951033
    Оценка:
    77

    Основной интригой во время ожидания русскоязычного издания Seveneves было вовсе не то, как переводчики сохранят палиндром в заглавии (на одном форуме, кстати, довольно живо обсуждали возможные варианты), и даже не то, что будет нарисовано на обложке, и даже не наличие/отсутствие среди действующих лиц романа Еноха Роота, или лица, похожего на оного. Основной интригой было – справятся ли без Екатерины Доброхотовой-Майковой (переводчицы предыдущих огромных романов Стивенсона) новые переводчики (их двое: Павел Кодряной и Михаил Молчанов) с автором уровня Стивенсона и с уровнем технической сложности реалий «Семиевия». Справились. А Екатерина Михайловна стала литературным редактором перевода. Технологично-озорной, напичканный энциклопедической информацией и иронией стиль Стивенсона, отточенный до немыслимого блеска в предыдущем романе Reamde, никуда не делся, а лишь разросся, заколосился и дал обильные всходы в виде не просто отвлечённых фантастических идей, а в виде описания технологий, которые в принципе возможны уже здесь и сейчас – в 2017 году. Помните, как в «Анафеме» подростки плавали в космосе чуть ли не с вёдрами на головах? В «Семиевии» происходит почти то же самое, только более приближённое к реальности, и уже не видишь в этом чего-то сверхординарного. Просто берешь изоленту, мультитул, штаны с начёсом потеплее и топаешь на Байконур, а оттуда прямиком на орбиту. Стивенсон как будто преподал тебе первый и самый важный теоретический урок выживания в невесомости, а дальше, на практике, всё зависит лишь от твоей ловкости, смекалки и силы. Всё как всегда. Только теперь – на Международной космической станции на высоте трёхсот километров.

    Касательно названия. Здесь Нил недвусмысленно заигрывает ещё с одним романным заглавием-палиндромом последних лет – это Maddaddam Маргарет Этвуд, финал той самой трилогии, начатой «Ориксом и Коростелем». Не сказать, чтобы «Беззумный Аддам» так уж откровенно разочаровал поклонников постапокалипсиса, впечатления роман оставил скорее и безусловно положительные. Просто у Этвуд все главные, ключевые события апокалипсиса остались за кадром либо проигрываются постфактум в памяти героев – то есть мы уже знаем, что они выжили и всё такое. А сам, собственно, постапокалипсис получился каким-то кукольным, ненастоящим и очень камерным. И тут тему конца света берётся развивать Нил Стивенсон и делает это в своём стиле, клинически подробно, дотошно, чуть ли не дословно пересказывая действие каждого героя: вот он в невесомости взял мультитул, что-то отвинтил, зажал шуруп в зубах, тут сзади прорывает какой-то шланг от того, что этажом выше кто-то чихнул и по инерции отлетел с неслабым импульсом в стену, поэтому герою с мультитулом приходится, ногой придерживая развинченный щиток, подруливать к шлангу и заматывать его изолентой. «2001: Космическая одиссея»? Нет, не слышали.

    И здесь у меня возникает парадокс, что «Семиевие» - чуть ли не единственный роман Стивенсона, выдержанный в строгих тонах научной фантастики. Потому что все остальные – это, загибайте пальцы: киберпанк, антиутопия, полувоенный роман о шифровальщиках (не, ну как ещё назвать, шифротриллер?), громадная квазиисторическая трилогия, квазирелигиозная утопия, боевик. Да даже в конце «Семиевия» прорывается наружу лёгкий утопический мотив. Здесь Стивенсон очень близок второму величайшему из ныне живущих авторов - Дэну Симмонсу, который тоже каждый новый роман старается выполнить в новом для себя жанре. Только если у Симмонса на деле выходят поражающие замыслом, глубиной и филигранностью исполнения художественные полотна, то романы Стивенсона более походят на судорожные попытки вместить в 700-800 страниц печатного текста максимум энциклопедической информации обо всём на свете, но при этом не забыть, что где-то рядом у нас ещё шлялись герои, и каждому надо уделить толику отцовского внимания, хотя… нет, вот этого, этого и этих двух можно убить случайным метеоритом, они надоели. Таким образом к романам Стивенсона более всего подходит определение наукоёмкие – и он действительно, что твой Питер Уоттс, в послесловии расписывает, где и откуда из реальной жизни, общаясь с такими же, как он сотрудниками технологических институтов и конструкторских бюро взял такую-то идею или уже реально существующий и действующий гаджет. Предлагаю такой подход к литературе называть наукоёмкой фантастикой. Это типа как hard sci-fi, только когда всё максимально приближено к реальному положению дел.

    Не будет спойлером привести для затравки синопсис и первое предложение романа: Луна взорвалась без предупреждения и без какой-либо видимой причины. Кто взорвал Луну? Зачем? Или она сама по себе так? Вопросы, безусловно, достойные обсуждения. О них кто-нибудь обязательно вспомнит и поговорит в ближайшие пять тысяч лет. На повестке дня другое. Кажется, впервые Нил даёт себе возможность слегка высказаться о политике, о методах управления и подчинения. В лучшие дни на МКС у него действует почти что принцип анархо-синдикализма. Все важные вопросы решают только те, кто работают. Почти, потому что МКС это всё-таки не завод и не фабрика, а довольно тесный космический корабль, и главным на нём всё же должен быть капитан, определяющий наиболее безопасный курс. Главное, что у власти нет лоботрясов-управленцев, неспособных без помощи сходить в невесомости в туалет. Отдельной сладчайшей отдушиной является в красках выписанный Стивенсоном образ Хиллари Клинтон, то есть, простите, по сюжету, конечно же, Джулии Флаэрти – женщины-президента США. Более тупоголовой деструктивной мрази в книгах Нила ещё не бывало. В романе есть несколько героев, за которыми стоят вполне реальные прототипы (такого у Нила тоже вроде не было в прошлом). Мы не всех их можем углядеть, а вот американские читатели рьяно отгадывают. Илон Маск точно есть.

    Пять лет назад я наобум взял в руки отливающий бледно-фиолетовым светом том совершенно незнакомого мне автора – «Криптономикон». И пропал. Пропал в системе мира, созданной Нилом Стивенсоном. В системе его нехудожественного подхода к художественной литературе. Плавать в океанах его книг тяжеловато, но выныривать не хочется. Слишком плоскими и антинаучными кажутся другие фантастические миры: ни тебе подробного описания схемы и принципа действия ядерного двигателя на воздушно-паровой тяге, ни лекции про особенности гео- и гелиоцентрических орбит на пять страниц мелким шрифтом. Закрыв последнюю страницу «Семиевия», я тут же взял ещё одну новинку – «Задачу трёх тел» Лю Цысиня. Пока китайский товарищ очень хорош. Кажется, твёрдая НФ переживает свои лучшие времена. Не проспите.

    UPD Тем временем помимо уже вышедшей в 2017 написанной в соавторстве с Николь Галланд The Rise and Fall of D.O.D.O., у Стивенсона примерно через полгода выходит новый роман Fall - pitched as a high-tech retelling of PARADISE LOST featuring some characters from REAMDE.

    Читать полностью
  • angelofmusic
    angelofmusic
    Оценка:
    60

    УЛИПО - цех потенциальной литературы, организованный Раймоном Кено. Ограничения, накладываемые на писателя, помогают ему обратиться к словам, которых до того не существовало в его тезаурусе, обогащают его произведение. Программным произведением УЛИПО считается "Исчезание" Жоржа Перека, лишённое "е" в французском языке и "о" в русском переводе. Читатели отмечают, что при прочтении создаётся ощущение отсутствия чего-то важного.

    Я вижу Касталию. Снежнобелые стены, стеклянный купол в вышине. На первых этажах разместились научные интернет-тролли. Их кладовая информации невелика, они ищут признания, вступая в споры в сети, желая, чтобы кто-то считал их небожителями, плавающими в невесомости под куполом. Избранные там - наверху. Слепяще чистые одежды (отличительный признак их религии), очи, обращённые к космосу, песнопения, восхваляющие любознательность. Образцы невинности, монахи идеальности. Я - инфернальная антитеза их миру. Не религиозные мракобесы, как считают сами кастальцы, а я их враг. Я вообще не верю в то, что любая концепция (откровенно религиозная или псевдонаучная, которая является лишь иным вариантом религиозности) способна описывать Реальность. Изнутри компьютера невозможно описать мир снаружи, персонажу Майнкрафта не дано осознать понятие изгибов. И я тяну свои руки к чистоте кастальцев. Ограничения мракобесов уже признаны, но весь мир всё ещё считает, что кастальцы понимают, что именно они несут. Нет, - шепчу я. Они сами сказали, что все мы - лишь высокооганизованные приматы, однако не способны понимать, насколько их представления о себе, о жизни, о человечестве далеки как от реального мира, так и от их собственных идей. Сквозь стеклянный купол идеального дворца человечества не разглядеть. Кастальцы такие же идиоты, как и все мы обычные, и точно так же не понимают, что несут, как и все остальные.

    Наука - это религия, придуманная мальчиками для мальчиков. Девочкам обычно приходится крепче пускать пальцы ног в почву. Это мальчикам интересно находить тонкие различия между Самоорганизующейся Вселенной и Высшим Существом. Спорить, кто из этих двоих мощнее, в кого верить тупее, и кто из двоих истинный создатель чудес. В конце концов, кто круче и у чьего последователя длиннее пенис. Нет, у нас девочек приоритеты поконкретней: соревноваться, у кого обеспеченней мужик, кого он сильнее любит, а следовательно точно станет кормить и оберегать общее потомство))) Мы высокоразвитые приматы, эй! Почему кастальцы всегда об этом не помнят?

    Я сграбастываю кастальца Нила Стивенсона и помещаю его в квир-клуб. Оглушающая музыка и косые взгляды помешают ему исполнять роль квантового антрополога в этом диком для него сообществе. Космос перекрывает потолок, ароматы пота и духов, тушь и помада, лавина секса, призванная излечить одиночество. Это тоже человечество, ма шери! И женский род обращения ко всем, снижающий мужской пафос, снижающий до женского понимания выживания. Именно там я могу ткнуть Нила пальцем куда-то между второй и третьей пуговицей его докторских одежд и процедить: "Куда ты подевала свой материнский инстинкт, подружка?".

    Луна распалась на семь частей, через пару лет человечество исчезнет, стёртое вихрем осколков. Правительства придумывают план-обманку: Ноев ковчег в космосе, куда погрузят сперму и яйцеклетки, а также лучших представителей человечества. Так удастся избежать паники, у всех появится цель, человечество продолжится. Сюжет придуманный кастальцем. Сюжеты, в которые верят кастальцы. Тупенькие мальчики кастальцы... Мы приматы! Приматы - что тут не ясного? Женское сознание на 80% состоит из цели "позаботься о потомстве". Я понимаю, что в корнях мужского мозга лежит программа трутня "потрахайся и сдохни", но ни одна женщина не примет спокойно смерть потомства. И во время эволюции (или уж с Небес нам дали разом) мы выработали достаточно средств психологического манипулирования, чтобы яйценосцы тоже носились всё отпущенное время, стараясь спасти не абстрактное человечество, а свою, рождённую из конкретных чресел, личинку. Нил, чёртов ты касталец, спустись на твёрдую почву. Правительства могли придумать сказку-отвлечение - сетку для улавливания астероидов (а когда она "порвалась", предъявлять претензии всё равно уже некому), но не программу "спаси сперматозоиды".

    "Семиевие" - кастальская книга. Это документальный фильм, по типу "Если человечество исчезнет". Когда разрушатся строения, когда джунгли уничтожат улицы... Красиво, но напрочь лишено какой-либо практической пользы, как и подавляющая часть кастальской деятельности. Нил сам наложил на себя ограничение: писать про возможную ситуацию, когда все правительства начнут снабжать космос. Интересная история на сегодняшний день. Которая устареет лет через десять, превратив книгу в памятник нынешнего развития научной мысли, как устаревшая н/ф 60-х вызывает смех своими несбывшимися научными пророчествами. Клаустрофобское ощущение от персонажей, навсегда оставленных в космосе, перекрывается пониманием, что такая ситуация немыслима. На МКС всем в таких случаях плевать. Да, я не касталец, я анти-касталец. Я стою на позициях "раз человечество не может доставить воду в умирающие районы Африки, но ищет воду на Марсе, стоит спросить: есть ли на нашей планете разум?". Исследование космоса - вот основной идеал религии кастальцев, как и все религиозные идеалы - неразумный и нечеловечный. Копия Илона Маска может отправиться в космосе ловить кометы, но что станут делать остальные миллиардеры на планете? Тоже смирно ждать неизбежного конца? Но в концепции Нила спастись могут не те, кто способен нанять специалистов (купить оборудование, пообещать спасение), а шахтёр и капитан подводной лодки. Нельзя оставаться настолько кастальцем. Добавь-ка в произведение логики, красотка!

    И из-за исчезания основного обоснования, исчезает и смысл. Цели изначально у книги нет, она не приведёт ни к чему, как к нулю приводит каждый эпизод. Это документалка, фантазия, но не литературное произведение. Но у книги есть идея: противостояние научного энтузиазма и политических интриг. Само обоснование не выдерживает критики. Президенты подписали соглашение, что ни они, ни члены их семей не станут претендовать на места в Ковчеге. Миллиард раз фигня и не щекочите мои подковы. Причём тут президенты? Они только медийные личности, четыре сезона и адью (ну да, срабатывает не всегда, но это в идеале). В правительствах есть люди, которые сидят поколениями, у них и сосредоточена власть. Они вполне могли послать десяток своих внуков на Ковчег, пока любимейших спасают в катакомбах. Ковчег могло тошнить политикой и политиками. Однако, политик на Ковчеге один, проник нелегально - это последний президент уже несуществующего вместе с планетой США Джулия.

    Женщина Клинтон угадывается довольно легко. Интересно, поддерживает ли Нил Трампа? Это ещё один недостаток кастальцев. Из-за информации в черепушке и из-за того, что они разбираются в физике, они почему-то считают себя умными. Потому они с лёгкостью домохозяек покупаются на любые виды популизма. Социология и психология - это не то же, что физика и тригонометрия! А ум чересчур опосредованно связан с эрудицией. Ёлки-палки. Человечество желает верить, что существуют иные "взрослые", умнее, чем они сами, которые разберутся, накажут "плохих", в случае, если дать этим "умным взрослым" власть. Эй, идиоты! Не существует никаких "умных взрослых", вы окружены идиотами со всех сторон, никто не подумает вместо вас, работайте своими мозгами, становитесь взрослыми сами!

    Да, Клинтон, то есть Джулия. Предположим, что всей предыстории не существовало. Никто не отправлял ресурсы для "спасения человечества" вместо собственных жизней, не пытался рулить самостоятельно Ковчегом, потому что планету уничтожило внезапно, потому на МКС так и остались научноглюкнутые кастальцы, к которым прибыла единственная нечисть в виде политика. Что могут миру дать кастальцы? Дурость. По крайней мере, Нил честен. Капитан плюёт на управление полуторатысячами спасённых и мчится рисковать своей жизнью с самыми печальными последствиями. Помощник капитана не может изолировать политика, который поднимает мятеж, пусть повод (по договорённости президент не имел права на спасение) преподнесён на тарелочке. Молодёжь, которую пару лет мурыжили в кастальских тренировочных лагерях, моргает челюстями и верит человеку, у которого ноль технического образования. Итог. Реликвии, данные на родной планете ещё до отлёта, выброшены (наша кастальская киса Нил, которая силой нашего воображения, плача, тянет через трубочку алкогольный мохито в квир-клубе, не верит, что что-либо из истории человечества важно, кроме последних пары лет), сперма-архив уничтожен. Под управлением техногиков в течении трёх сезонов из полуторатысяч осталось только восемь живых человек. Но, разумеется, виноваты не те, кто не умеет управлять, а религия и соцсети. Так просрать всё имеющееся - это талант.

    Не верьте учёным. Вообще, никогда. Они точно такие же, как вы. Как семья соседа дяди Васи, могут купить акции МММ и не избавиться от них вовремя. Выстроить логическую цепочку и не учесть человеческий фактор. Поверить новым данным и потом с удивлением узнать, что они противоречат новейшим. Человечество в своей истории перепробовало разные системы правления. Никогда оно не приводили к власти учёных. Потому что учёные не эффективны. Они могут построить модель утопии, но так как они не понимают людей, модель всегда нерабочая. Они могут придумать научный коммунизм, но всё так и иначе опять превратится в давно известную деспотию. Каждый учёный ограничен. Он талантлив в своей области, но именно потому его мозг не может проанализировать все данные и дать точную картину других областей. Если в одном месте ты видишь нечто новое, ты не сможешь увидеть чего-то старого в другом.

    Вся книга ведёт к концу второй части, когда семь лишённых спермы женщин, создают свои улучшенные клоны. Ладно, я не стану пригорать (нет, стану), что у восьмой не реактивируют после менопаузы яичники (давно есть такая технология). Несомненно, пусть Нил и не упоминает в послесловии, идея навеяна исследованиями Сайкса Семь дочерей Евы , что все жители нашей планеты произошли только от семи женщин. Я ждала, что в третьей части выяснится - через пять тысяч лет возникла наша цивилизация. Это самая логичная концовка, которая могла списать все психологические провалы двух частей. Но речь идёт о техногике, который строит своё понятие Рая, как его устроят учёные.

    Они устроят фигню. В течении пяти тысяч лет не возникнут религиозные учения, политические авантюры, свой эпос и своя мифология. Ничего не станет происходить - ни великих спасителей, ни великих катастроф. Как пять тысяч лет назад собрались Евы, так с тех пор ничего не происходило, только видеозаписи с космического корабля перманентно все крутят по телику. Нет колонистов, которые могли улететь в космическую вечность. Уровень развития цивилизации в космосе после временного провала достиг ТОЧНО ТАКОГО же, как у нас сейчас. Нулевые изменения (окей, у них много роботов и чуть разумней стали птицы). Слепоглухонемые не высказали ещё, что пять тысячелетий все расы должны перемешиваться в таком скученном пространстве, да ещё и с тягой между определёнными расами (соответствующей интимным отношениям между Евами). Даже почти религиозная идея Цели и тайного общества среди колонистов лишь отчасти спасает положение, так как никаким силам нет смысла делать пятитысячелетний перерыв в истории развития человечества лишь для того, чтобы начать ровно с того же места.

    Нет, это не твёрдая н/ф. Это стопоцентное фэнтези. Я улиповски ограничиваю себя в использовании некоторых леттер в начале слов, а Нил ограничивает себя изнутри. Обладая колоссальными объёмами информации, умело пихая эту научную информацию в людей, он не может обойти своё ограничение и взглянуть на цивилизацию чуть шире, чем учат кастальцы. Он плавает в невесомости под куполом и взор его обращён в космос и не в моих силах вернуть его на поверхность, повести по клубам, показать ему человечество, показать не историю науки, а историю людей, чтобы он стал способен попытаться понять, в чём смысл ДНК в его собственных тканях.

    У Нила есть шанс. Он создал прекрасную по воздействию книгу, которая вынуждают сохранять равновесие между интересными научно-популярными сведениями и социологическими проколами. Сейчас он может пожать плечами и сказать: "Вы восприняли всерьёз? Это лишь интеллектуальная игра, тупицы!" Потому что это и есть игра, доставляющая удовольствие, пока в неё играешь. Но это не роман, не реконструкция ситуации.

    Что случꭒтся черꬲз пять тысяч лет? Как я этŏ вижу? Разнообразие. Не ведаю, кто ведἓт нас к Цели, но Ɛму явно нравится неожидꭤнность, лёгкая нестройность, которая даёт вариацꭒи. Я не думаю, что у человечества остꭤнутся космические корﻪбли. Модифицированные торговцы сꚍанут вывозить на теﯩеꚅках свой товар на орбиту, ловить отращꬲнными спейс-жабрами (трꭒ тысячи, включая и вживление, лучше не найдёꭐь, слушай!) космическое иꝫлучение и торговаться с покупателями, как и многие, многие поколения. Политики продолжат рваться к власти. По местным СМИ стﻪнут предупрꬲждать, каким ŏпасным является какое-нибудь новое удовольствие, самое модное у нынеꭐнего человечества. И кастальцы продолжат стукаться о стеклянный купол в своей ꭒскусственной невесомŏсти, в своём искусственном двōрце. Они так красивō летают, так давно позабылꭒ о том, кем являются, что у них всегда останется ощущение, что если убрꭤть купол, убрать ꭤппꭤраты, создающие невесомосꚍь, они сумеют продолжать летать.

    Читать полностью
  • majj-s
    majj-s
    Оценка:
    29
    - Меня обучала Чехов-Шпицберген.
    - Какое прекрасное имя! Том девятнадцатый?
    - Восемнадцатый, ответила она с легким укором. не веря, что кто-то может в этом не разбираться.

    Честно? Я по нему скучала. Прошло тринадцать месяцев со времени первого знакомства с Нилом Стивенсоном, для которого выбрала «Систему мира» и не то ждала слишком многого, не то еще по какой причине, романом совершенно не впечатлилась. Плотный текст, туго взвитая авантюрная пружина, динамичный сюжет, обаятельные узнаваемые персонажи, масса научно-популярных сведений, поданных увлекательным языком и... пустота в сухом остатке. После довелось слышать, что « Система мира» наименее удачный способ спознаться с творчеством Стивенсона, нужно-де читать «Ртуть» или «Лавину», но во-первых, сделанного не воротишь. А во-вторых, мои предпочтения могли не совпасть с общими преференциями, потому что следующей книгой Стивенсона, которую прочла, влюбилась насмерть с первых страниц, объявила шедевром и короновала Книгой 2017, стал нелюбимый читающей публикой «Алмазный век».

    Однако, когда такой разброс мнений внутри себя, срочно искать у автора за все, до чего можно дотянуться, остерегаюсь: ну как следующее окажется по ощущению похожим на первое, а не на второе? Не могу себе позволить разочароваться в том, кого полюбила. Так существовала в режиме ожидания, даже и узнав о «Взлете и падении Д.О.Д.О.», переведенном той же Екатериной Михайловной Доброхотовой-Майковой, которая подарила русскоязычному читателю «Алмазный век» - манит и страшно. Пока этим летом колесо рандома в книжной игре не решило: когда нужно выбрать из трех романов и один вариант Стивенсон, можно не угадывать с трех раз, в чью пользу будет выбор, с одного отгадается. Не насторожила аннотация о расколовшейся Луне и человечестве в мучительных поисках выхода (вы ж понимаете, что такого рода обстоятельства предполагают жесткую НФ) Ну и что? – подумала, - Дэн Симмонс отменно справился с такого рода вызовом. Стивенсон тоже потрясающе талантлив, отчего и ему не совместить a challenge before the whole human race с мягкой лирикой, рассказом о вере и изуверстве, вечной любовью, невыносимой нежностью, литературоцентризмом, и всем, чем одаривает читателя «Hyperion»?

    А вот теперь предельно внимательно послушайте, что я скажу. "Семиевие" это не один, но три романа. Никаких разительных отличий в жанровой, стилистической и даже содержательной составляющих, но ощущение, что читаешь три разных книги не покидает все время чтения. Особенности ли в это перевода П.Кодряновой и М.Молчанова или таков изначальный изначальный план автора. А может книга проявила собственный нрав, желая провести лучших из своих читателей через испытания второй части, чтобы с лихвой вознаградить читательскими радостями третьей, но факт остается фактом - три части книги это три разных произведения.

    С первой ясно: начало, экспозиция, вызов, Луна внезапно раскололась на семь частей, ночное светило становится источником смертельной угрозы, потому что осколки продолжат сталкиваться и разбиваться, осыпая планету метеоритным дождем и продлится это тысячелетия. Приговоривший девяносто девять землян из ста выход найден - уйти на орбиту, создав что-то. вроде ковчега, там астронавты и материал передачи наследственной информации переждут опасное время, чтобы их потомки могли воссоздать популяцию животных и растений. когда оно минует. С основными персонажами встречаемся тут же: умница робототехник Дина и командир орбитальной станции Иви, микробиолог Мойра, американский президент Джулия, русская спортсменка Фекла (Tekla в оригинале, нехорошо, уважаемый автор), искалеченная ортодоксальными исламистами девушка Камилла, агрессивная итальянка Аида, популяризатор науки док Дюбуа.

    Вторая часть - муторный, мучительно, до ломоты в скулах, скучный производственный роман. Словно во времена соцреализма вернулась; план по валу и вал по плану; соцсоревнование; стахановское движение; встречные обязательства; вести с полей пытались подменить собой реальность. По временам механистический кошмар перемежается не лишенным находчивости и изысков трахом. Есть и вредители, (коричневая пуговка лежала на дороге) Отчего об этом в таком намеренно-сниженном штиле? По той же причине, вторая часть книги плоха, а президент Джулия Флаэрти, даже при самом доброжелательном настрое в отношении романа, с нарнийской Ядис не тягаться уровнем демонического обаяния.

    «Что ты несешь, при чем тут сказка Льюиса?» - возразят мне поклонники писателя. Да при том же, что это тот самый миф о сотворении Нового Мира, которым атеист Стивенсон отвечает религиоведу Льюису. С поправкой на ветер, местами до ураганного: чем ядерный удар по Венесуэле не сражение с полисменом вырванным фонарным столбом в качестве оружия устрашения? А появление Джулии на орбитальной станции - ну просто калька с "You see, friends,” he said, “that before the new, clean world I gave you is seven hours old, a force of evil has already entered it

    Так что же, книга слабая и не стоит ее читать? Стоит, Стивенсон потрясающе талантлив, помните? И все, что касается собственно производственной (в контексте книги – научной) части расписано с мастерством, поражающим воображение. Технические детали и подробности описываемых событий отменно выписаны. Однако перевес научно-популярной составляющей над творческой столь велик, что в какой-то момент уж и не чаешь продраться сквозь нагромождение терриконов, и начинаешь думать, что писатель спасается ими от ужасов, которые его суровая муза учинит над людьми; и потому сделал персонажей второй части такими схематичными - не людьми, а функциями, что сам не может до конца определиться со своим отношением к ним и происходящему с ними.

    Но когда ужас второй части, аккумулировавшей все, что есть самого плохого в жанре научной фантастики, позади, наступает роскошь третьей, вобравшей все лучшее. Кто-кто, а Нил Стивенсон умеет подарить своему читателю чистую радость. Столько, сколько ни на руках унести, ни на тележке увезти, а остается только нырять и кувыркаться в них дельфином. Набирайте побольше воздуха и погружайтесь в Дивный Новый Мир спустя пять тысячелетий после описываемых событий. Чего тут только нет. Сложнейшее для непосвященного, но естественное для тех, кто является частью этой реальности, мироустройство орбитального кольца.

    ДНК-модифицированное человечество, произошедшее от семи основательниц, семи Ев, в основу каждой расы положен код одной из них, каждая стала родоначальницей собственной мифологии, в честь каждой назван один из дней недели, в который ее людям оказываются небольшие знаки внимания. Войны, интриги, особенности внешности и менталитета, вооружение, техническое оснащение нового человечества - обо всем этом получим представление. А потом вернемся на покинутую предками родную планету, и вот тут-то самое интересное начнется. Нил Стивенсон таки созидатель миров, что вовсе не синоним к "некто, доставляющий читателю непрерывное удовольствие"

    Читать полностью
  • DeadHerzog
    DeadHerzog
    Оценка:
    27

    Именно такой должна быть по-настоящему научная фантастика - с отличным, захватывающим внимание сюжетом, множеством персонажей с прописанным бэкграундом и действующих в рамках своей логики, целей и характера, с вдумчивыми и внятными объяснениями самых разных технических деталей (не буду врать, что понял все до конца, но того, что понял, вполне достаточно - учитывая, что я ни разу не технарь), с такими поворотами сюжета, которые и делают фантастику научной. Конечно, заметно, что Нил Стивенсон намеренно отбросил часть возможных линий (или обрезал их) по причине ограниченности места (его книги и так конкурируют размерами с томами БСЭ) и необходимости сосредоточиться на людях на орбите, однако это ни в коем случае не умаляет очевидных достоинств, ставящих роман значительно выше основной массы современной фантастики. Стивенсон в очередной раз доказал, что можно написать толстую книгу с множеством сложных деталей, которая при этом будет крайне интересной и не отпугнет читателя своей кажущейся заумностью. Я бы с чистой совестью поставил не пять звезд, а шесть, если бы это было возможно (правда, я вообще неровно дышу к творчеству Стивенсона).

    Интересно, что большинство героев здесь - героини. В какой-то момент, после того, как последний мужик, пошутив про последнего мужика, отдает концы, остаются только одни женщины - что, в общем, оправданно. Причем это не кажется нарочитым, данью моде, политкорректности или уступкой воинствующему феминизму. Все вполне убедительно и логично, нормальные женщины в ненормальных условиях. Не знаю, почему автор решил (название ли определило сюжет, или наоборот) показать происходящее глазами женских персонажей (насколько ему это удалось - другой вопрос), но мне понравилось - это было интересно. Возможно те, кто говорит, что сильных женщин в литературе маловато, правы. Тем выше заслуга Стивенсона, не побоявшегося сделать ставку именно на героинь, а не героев (которые, конечно, в книге тоже наличествуют).

    В принципе, можно было заканчивать книгу на совете семи Ев - на отметке где-то двух третей; высказываются мнение, что надо было разделить книгу, но это же Стивенсон, так что не дождетесь. Но автор решил показать что будет после апокалипсиса, и в общем, это хорошо, я на это очень рассчитывал. Прочитал книгу с огромным удовольствием, пусть и не на одном дыхании (это что же за дыхание должно быть?), но отрываясь от текста с большим трудом.

    Читать полностью
  • sq
    sq
    Оценка:
    26

    Значит, так. Луна развалилась на части. Части рассыпались на крупные камни. Камни уничтожили почти всё на поверхности Земли и в океане... Антиутопия.
    Если бы просто антиутопия, я бы её и в руки не взял. Но народ позиционирует книгу как настоящую научную фантастику, поэтому только и прочитал. И да, поначалу это так и есть: там реальная МКС, и действие происходит не где-то в неопределённом будущем, а прямо сейчас.

    Туалетов на целую станцию было всего три, из них один проработал на орбите уже двадцать лет.

    Готовьтесь, друзья: первый сортир на МКС заработал в 1998, таким образом, дело происходит в 2018. С наступающим вас, коллеги!

    В конце автор всё-таки свалился в битвы галактических воинов при участии почти эльфов и вампиров. Не совсем, конечно, эльфов, но где-то очень рядом с ними. История практически библейская: несколько родственных племён, которые после 5000-летнего изгнания идут в Землю Обетованную. Ну и с примесью современной политики.

    Как и ожидал, книга полна интересных идей для подростков. Для меня новых мыслей, разумеется, опять не нашлось.
    Надо добавить, что там полно очень полезных сведений, особенно для тех, кто не учился в школе: про физику, космическую навигацию, аэродинамику, генетику, принципы работы ядерного реактора и вообще про то, как функционирует этот мир. По большей части всё написано верно, хотя прегрешений против современных научных представлений достаточно, несмотря на полсотни разнообразных консультантов.

    Список некоторых идей, которые вызывают сомнение, прилагаю отдельно, потому что это, наверное, не всем интересно:

    Сомнительные факты

    ===1
    Пыль от взрыва Луны осела через несколько часов. Это нереально, процесс должен длиться годами, если не десятилетиями. Расплавленное металлическое ядро тоже остыло чересчур быстро.

    ===2
    По мнению автора, астероид Амальтея -- остаток уничтоженной планеты.
    Считается, что астероиды -- остатки не сформировавшейся планеты. Планета не смогла сформироваться из-за гравитации Юпитера. Да и имя для астероида выбрано очень неудачное. Оно уже занято: Амальтея -- один из спутников Юпитера. Вот её фото, сделанное аппаратом Voyager-1 тридцать с лишним лет назад:

    ===3

    «Иззи» находилась в тени Земли, справа от планеты.

    Это в каком смысле справа?

    ===4
    Экспоненциальная кривая имеет форму хоккейной клюшки. Это совсем странно.

    ===5
    Переход от наклонной орбиты к экваториальной предлагается делать через точку Лагранжа. Это годная идея. Однако предполагается использование точки L1 системы Солнце-Земля. Почему не системы Земля-Луна? Она во много раз ближе.

    ===6

    У Дюба с собой был небольшой баллончик со сжатым воздухом – такими электронщики сдувают пыль с устройств, над которыми работают. Направив его «вниз», к корме капли, Дюб нажал кнопку. Воздух с шипением устремился наружу, а Дюб поплыл «вверх», к главному входу.

    Если прикинуть порядок скорости, которую приобретёт тело Дюба вместе со скафандром, получатся миллиметры в секунду. Долго ему придётся плыть.

    ===7

    Диаметром шар был около пятидесяти километров. С одной его стороны имелась расщелина размером примерно в Большой каньон.

    Посмотрел бы автор, что ли, в интернете размер Большого каньона.

    ===8
    Капля в облаке живёт в 6-мерном пространстве, а птица в стае почему-то в 3-мерном. Это неверно. Птица тоже обитает в 6-мерном: x,y,z, Vx,Vy,Vz.

    ===9

    Проходя через магнитное поле Земли, провод генерировал слабый электрический ток, а его магнитное поле в свою очередь должно было затормозить Икс-37.

    При этом провод висит вниз по направлению к Земле. Это круто: ток не ходит по разомкнутой цепи.

    ===10

    Помимо этого ее единственным «ситуационным монитором» была программа навигации по звездам, отображавшая в небольшом окне трехмерное изображение Земли с траекторией «Имира», наложенной поверх в виде геометрической кривой.

    В космическом пространстве по звёздам можно определить только ориентацию объекта. Пространственные координаты нельзя.

    ===11

    Несмотря на все меры предосторожности, радиоактивным частицам удавалось проникать в пищу и воздух, оканчивая свое путешествие в чьих-то легких или кишках.

    Это, якобы, порождало рак, причём, у всех поголовно. Не может быть. Результатом такой неприятности является лучевая болезнь и разрушение тканей, находящихся в непосредственном контакте с радиоактивной частицей. Рак провоцируется в долгой перспективе при общем облучении организма, да и то это совсем не обязательно.

    ===12

    Сила тяжести там была очень низкой, поскольку вся эта сложная конструкция – Большая Цепь, тросы и прочая – находилась на геосинхронной орбите, иными словами, в состоянии свободного падения к Земле.

    Геосинхронная орбита присутствует для красного словца. Для микрогравитации она совершенно не обязательна. То же самое будет на любой орбите.

    ===13

    точно по отметке 90° восточной широты

    "Восточная широта", совершенно очевидно, есть творчество переводчика :)))

    ===14
    Нереально, что за 5000 лет язык не изменился кардинально.
    По современным представлениям, 6-7 тысяч лет назад ещё существовал общий индоевропейский язык, который за это время превратился в русский, английский, греческий, хинди, фарси и остальные. Наши же герои отлично общаются по-английски с теми, кто был изолирован от них в течение нескольких тысячелетий. Нет, не верю, этого не может быть.

    свернуть

    Вообще-то я заметил ещё много ошибок. Некоторые совсем мелкие, не достойные упоминания, другие просто не записал и забыл. Но, надо сказать, откровенного бреда, какой обычно преобладает у нынешних "фантастов", в этой книге нет.
    И это большой плюс.

    Основной недостаток книги -- многословие... Словесный, я бы даже сказал, понос... Десятки страниц параноидальных подробностей при описании необязательных технических деталей, да и не только технических: если кто-то куда-то, к примеру, ползёт, то обязательно подробно описано, как он или она ставит куда-то сначала одну ногу, потом другую, и никак не наоборот:

    Кэт отсоединила трубки воздухоочистителя и мочесборника, потом отключила от портов в воротнике кабели питания и передачи данных. Подобрав руки, она по-пластунски, ящерицей поползла к эмке: сначала одна нога, потом другая.

    И очень часто упоминается мочеиспускание и прочая физиология (что очень в стиле западной культуры после Сартра). Я постарался выбрать самую короткую цитату для пояснения. Обычно эти описания тянутся десятками страниц.
    Подробность, с которой всё рассказывается, очень напоминает стиль Станислава Лема, разве что у Лема полно нетривиальных идей, а у Стивенсона... ну я уже об этом сказал.
    Офигительно много гамбитов. Это слово употребляется по делу и всуе, чаще всего невпопад.
    Ну и целый вагон действующих лиц. Мой Альцгеймер не позволяет отслеживать столько персонажей. Пришлось вести список.

    Кабы сократить эту книгу раз в восемь, цены ей не было бы.

    Самая большая неувязка, о которой автор совсем не подумал, такая.
    Вот представьте себе: через два года грядёт конец света. Будете вы изо всех сил работать? Я не буду. Я и без конца света не буду.
    А у них, у этих странных землян, экономика и жизнь продолжает крутиться как ни в чём не бывало. Народ не бросается тратить спешно деньги, инфляция, как в Зимбабве, почему-то не наступает. Армия и полиция продолжает что-то защищать. Электричество не пропадает. Грузовики ездят. Гостиницы принимают научные конгрессы. Никто никуда не бежит, перебоев в снабжении городов нет...
    Что поддерживает жизнь? Неужели чисто идейные соображения?
    Очень напоминает антикварный анекдот:

    Стало известно, что через два года наступает конец света, и предотвратить его невозможно.
    Американцы бросились в рискованные авантюры: ездят на полной скорости без правил, лезут в горы.
    Французы поголовно занялись любовью.
    И только в Советском Союзе тишина. Всё как обычно, все работают.
    А над Красной площадью растянут огромный плакат:
    Пятилетку -- в два года!

    Словесную игру автор затеял довольно интересную. Это было сложная задача для переводчика. Я чуть не прочитал книгу в оригинале, но, пока собирался, появился перевод. И слава богу. По-английски наверняка не дочитал бы.

    Ну и самый главный вечный вопрос: а имеет ли смысл в случае чего спасать человечество? Может, лучше расслабиться и покинуть этот мир вместе со всеми?

    – Кажется, я влюбилась, – перебила его Дина.
    Рис судорожно ухватился за пакет, и его стошнило.

    Приятного вам совокупления, ребята :)))

    Читать полностью
  • Оценка:
    1
    На редкость занудная и бессмысленная книга. Не смогла заставить себя дочитать до конца.
  • Оценка:
    1
    Дочитал, сам не верю. 1) Книжка ну очень нудная. Сама книга просто пестрит научными выкладками и технологическими описаниями - всего. Каждое действие сопровождается "буквально" страницами нудных описаний, под конец книги я просто читал ее по "диагонали" проматывая 10-тки страниц "нудятины". 2) Героев много, просто очень много, хоть выписывай. З.Ы. Хосé Аркáдио Буэнди́а, много лет провёл в одиночестве под деревом, а Аурелиано Вавилонья так и жил, запершись в мастерской полковника Аурелиано Буэндиа, а после смерти Хосе Аркадио Второго перебрался в комнату Мельки́адеса. - вот очень четкая аналогия. 3) Герои бесят. В книге нет какого то одного-двух, с четко прослеживаемой "геройской" линией - "героя" извините за тавтологию. Их много, они постоянно "ложают", а если немного начинаете кому то симпатизировать он либо "налажет" либо сдохнет. У Стивенсона в этой книге "других произведений пока не прочел", отвратительная привычка клепать новых персонажей в безумном количестве и "мочить" их на право и налево. Только начал что либо понимать, запомнил персонажа, пытаешься проследить логику в том безумии что твориться в книжке, и тут один сдох, второй улетел, третий что то там делает, кок как запомнится, получается хаос. З.Ы. Хосé Аркáдио Буэнди́а, много лет провёл в одиночестве под деревом, а Аурелиано Вавилонья так и жил, запершись в мастерской полковника Аурелиано Буэндиа, а после смерти Хосе Аркадио Второго перебрался в комнату Мельки́адеса. - вот очень четкая аналогия. 4) Размах у произведения, как у космо-оперы, но концовка просто никакая, не раскрыто ничего. Книгу можно разделить на 2 части, наше время и через 5000 лет. %70 книги это наше время, "нудятина и тягомотина" перемешанная с "подбешивающими" поступками основных и второстепенных действующих лиц. 5) В книге много откровений с замахом на "социальную фантастику" при этом подавляющие большинство решений и реакций действующими лицами - просто не свойственны людям. Ну где вы видели что бы после объявлений "конца света", все остались смотреть телек, есть чипсы и платить налоги с алиментами. На станции с военным положением вдруг появляется политик, начинает плести интриги и фактически захватывает власть, поболтав с каждым по душам, где выстрел в голову или выброс в шлюз ? Что за бред, люди не ведут себя так. После известий что давно улетевшие друзья, возвращаются домой, но немножко оканибалили. Добро пожаловать, гости дорогие. И ничего что теперь брезгуют морковкой. Привыкнут. Ну не ведут себя люди так - это социальная утопия какая-то. Стивенсону нужно было посмотреть сериальчик The Walking Dead, там в формате всемирного "пи....ца" хорошо раскрываются межличностные отношения. Идея супер, реализация так себе.
    Читать полностью
  • Оценка:
    хорошая книжка, мне понравилась
  • Оценка:
    Идея, в принципе, интересна. Но очень утомительны все эти детальные инженерные описания. Сначала пыталась вчитываться, чтоб понять устройство и функционирование, но без высшего образования в сфере элементарной физики все это для меня набор слов. В общем, укоротив роман на одну треть, без всех этих описаний, автор только бы выиграл.
  • Оценка:
    Для любителей наивной фантастики

Другие книги подборки «Новогодний челлендж»