Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Двор русских императоров в его прошлом и настоящем

Двор русских императоров в его прошлом и настоящем
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
6 уже добавило
Оценка читателей

Книга русского историка Николая Егоровича Волкова составлена на основе уникального справочного материала, который относится к такой малоисследованной области русского быта, как придворная жизнь, история русских придворных чинов от Петра I до 1882 г. Автор показывает, что процесс формирования государственного уклада начался не по воле отдельных лиц, самодержцев российских, а в силу причин географических, которые требовали от России централизации. Этот исторический закон применяется и к русским придворным штатам, ко всему блеску дворянского обряда, который окружал внешней торжественностью престолы самодержцев всероссийских и увеличивался по мере укрепления власти самодержца.

Книга является ценным справочным пособием для историков, а также будет интересна широкому кругу читателей, интересующихся историей монархии в России.

Лучшая цитата
В Табели о рангах[3], обнародованной 24 января 1722 года, определены подробно все придворные чины и должности. Рассматривая даже поверхностно названия этих чинов, легко усмотреть, что многие из них вовсе никогда не были жалованы, и даже определить, в чем состояли их обязанности, не представляется в настоящее время возможным. Мы не имеем именных списков придворных чинов времени Петра Великого и Екатерины I. Имена только некоторых из этих лиц сделались достоянием истории. Известно, что Виллим Монс5 был одним из первых камер-юнкеров, назначенных к Государыне, вскоре после публичного объявления (7 марта 1711 года) Петром I о Государыне царице Екатерине Алексеевне, «что она есть истинная Государыня»6. Служебные обязанности камер-юнкера не были точно определены, в руках его сосредоточивались дела по управлению сел и деревень, состоящих за Государыней; управляющие и приказчики, а также игуменьи тех обителей, которые находились под особым покровительством царицы, в скором времени стали присылать ему отчет по имениям, по монастырям, сметы приходов и расходов. У него просили доклада о тех и других распорядках перед Государыней. Ему поручались принятие на службу в ведомство Государыни разных лиц, суд и расправа не только над ними, но даже разбор дрязгов между монахинями и настоятельницами царицыных пустошей, назначение жалованья, чиновников и служителей Государыни.
На Монсе лежало устройство празднеств и гуляний, до которых такая охотница была Екатерина Алексеевна; он должен был вести корреспонденцию с заграничными поставщиками товаров, ведаться с портными и портнихами Государыни, сопровождал ее за границу, хлопотал во всех ее переездах об удобствах в пути и при остановках по городам7.
По тем Высочайшим повелениям и другим документам, которые дошли до нас за время царствования Петра I, можно судить, что все придворные чины состояли при императрице, а не при императоре. Двор супруги преобразователя России, по свидетельству современников, не уступал в блеске и величии германским дворам той эпохи, двор же самого Петра отличался необыкновенной простотой. Император довольствовался услугами нескольких денщиков, и доступ к занятию этой скромной, но близкой к царю должности открывался не знатностью рода, а главным образом личными свойствами, обратившими на себя внимание Государя. Что касается до порядка пожалования придворными чинами при Петре I и Екатерине I, то имеется некоторая вероятность предполагать, что пожалование производилось вследствие подачи челобитных (которые в это время подавались и о пожаловании имений и чинов). Так, в 1724 году баронесса Мария Строганова8 подала Петру Великому прошение об определении сына ее ко двору. На прошении этом имеется пометка императора: «Дается чин большому сыну камер-юнкера»9. Таким же образом, по прошению, был определен в обер-гофмейстеры в 1722 году
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление