«Мертвые души» читать онлайн книгу 📙 автора Николая Гоголя на MyBook.ru
image
Мертвые души

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.39 
(657 оценок)

Мертвые души

326 печатных страниц

2009 год

12+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

В книгу вошли бессмертная поэма великого русского писателя Н. В. Гоголя «Мертвые души» и статьи замечательных русских критиков К. С. Аксакова и В. Г. Белинского, а также очерки известного современного литературоведа В. А. Воропаева.

Для старшего школьного возраста.

читайте онлайн полную версию книги «Мертвые души» автора Николай Гоголь на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Мертвые души» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1842Объем: 588591
Год издания: 2009Дата поступления: 5 марта 2022
ISBN (EAN): 9785080045066

Поделиться

iandmybrain

Оценил книгу

О классике принято говорить, как о мёртвых, либо хорошо, либо ничего. Но это же живые книги – их читают и обсуждают. Значит – читатель имеет право на любое мнение. Вот я и выскажу своё.
В школе «Тарас Бульба» чуть не убил во мне Гоголя. Но после он воскрес, мне захотелось прочитать «Мёртвые души», которые когда-то удалось проболеть))). Что ж – хочется, сделано.
Каково же было моё удивление, когда «Мёртвые души» стали меня дико раздражать. Дочитывала уже с таким ощущением, что жую кактус и выплевываю иголки, а также с мыслью о том, что, наверное, у меня какой-то неправильный мозг, раз он так неправильно рассуждает по поводу этой книги. Я не умею просто читать. Мне надо обсудить во время чтения с моим мозгом всё – от сюжета и персонажей до языка и структуры. Мы с мозгом привыкли, что от классики обычно получаем огромное удовольствие. Читая Тургенева и Достоевского, мы с мозгом сходились во мнении, что это интересно и даже прекрасно.
«Мёртвые души» произведение крайне несбалансированное. В первой части чёткие бытовые сатирические сценки вдруг перемежаются мутными и муторными гоголевскими размышлизмами, в которых то и дело проскальзывает авторское высокомерие и женоненавистничество. Матчасть подаётся великолепно. Хочешь знать, что пили и ели, на чем спали и ездили, как общались и вообще по каким правилам жили в России 19 века – читай не энциклопедию, а Гоголя. Замечательно. Но художественное произведение помимо отражения объективной реальности должно нести в себе что-то еще, иначе оно не вошло бы в золотой фонд русской классики.
Ах да, яркие и выпуклые характеры помещиков из первой части. Позитивный Манилов, сумасшедший Плюшкин, эксцентричный Ноздрев, очень настоящий Собакевич и какая-то не очень яркая и выпуклая вполне обычная Коробочка. И что? Меня возмутил момент с дочерью Плюшкина. Я понимаю, что для сюжета это мелочь, но ничего не могу поделать… дескать, приезжала к нему дочь – два раза с одним внуком, потом уже с двумя плюс с подарками. Приезжала она за деньгами, вестимо, но ничего не получила. Вопрос: стала бы дочь Плюшкина приезжать к отцу за деньгами второй и третий раз, один раз увидев, как он живёт? Что-то мне подсказывает, что нет. Просто Гоголь старательно подчеркивал низость каждого, даже третьестепенного, персонажа. Это же жизнь, реальная жизнь, в которой у каждого должен быть недостаток, а то иначе какая же это правда?)))
Всё так вот то сатирически-описательно, то размышлятельно шло себе до 11 главы. Где неожиданно нам показали другого Чичикова. Его детство, юность и т.д. Но это был совсем не тот персонаж. Как из забитого, старательного, прижимистого мини-Чичикова мог вырасти Чичиков, который подмигивал себе бровью и губами, а так же даже делал что-то языком?))) Чичиков, который любил себя. Откуда эта любовь может взяться в человеке, который ничего кроме денег и прилежания не знает? Не верю (с). Эта глава была призвана ответить на незаданные вопросы. Но это глава другого произведения. Это жесткое нарушение структуры. Впрочем, это же классика – что это я раскритиковалась))).
Потом начался второй том. И – ба! – кто это? Новый персонаж, которого мы пока не имели честь знать. И – ба! – что ж это? Новая манера повествования Гоголя, которую нам прежде не доводилось видеть. Куда подевались тараканы, похожие на чернослив? Нет – ни одного описания, за которое зацепился бы взгляд. Где ядовитый юмор? Испарился. Гоголь пишет о другом и иначе. Но мой мозг не способен оценить подобные перемены. Осталось всего ничего – практически треть книги, но я больше не могу. Мне всё равно, что будет дальше. Уже не интересно.
Мне жалко мой мозг, который не заслужил того, чтобы я его кормила иголками. И не жаль Гоголя, погибшего смертью храбрых в жестокой схватке с моим мозгом. Аминь. (Мне говорят, что рановато ставить крест – еще есть хорошие произведения Гоголя, которых я не читала, что ж – если что, еще раз воскреснет))).
(Вот теперь я чувствую себя счастливым человеком, который может снова читать то, что ему нравится, а не то, что классика и посему «маст рид», ну уж нет… Никогда больше не буду так долго жрать кактусы только потому, что классика).

1 октября 2010
LiveLib

Поделиться

Eco99

Оценил книгу

Н.В. Гоголь задумывал поэму «Мертвые души» в трех томах, подобно «Божественной комедии» Данте. У Данте было три тома: «Ад», «Чистилище», «Рай». Ад мы наблюдаем в первом томе. Для того чтобы пройти в Рай, через Чистилище, необходимо спуститься в Ад. Становиться понятен второй смысл названия. Ад населяют мертвые души. Их описанию и посвящён первый том. Считаю, что только в совокупности всего замысла можно верно оценить первый том поэмы.

От второго тома есть несколько редакций. Окончательного варианта у Гоголя не существует, по крайней мере, сегодня. Не реализован он и в нашей жизни. Необходимо достаточное количестве живых душ. Гоголь во втором томе дает некоторые типажи подобных людей. Также он дает описание людей, которых уже нельзя назвать безвозвратно мертвыми. Для возвращения их к жизни введены некоторые персонажи, которые своим примером, подталкивают к чистилищу. Чистилище немыслимо без добродетели, нравственности и труда. Гоголь делает упор на труде и упорстве, на преодолении трудностей, на том, чтобы не сдаваться и уметь прощать человеческие слабости, видеть хорошее в людях их потенциальные добродетели.

Считаю, что для прохождения всех трех томов недаром выбран энергичный и предпринимательский типаж.

«Презагадочный для меня человек Павел Иванович Чичиков! Ведь если бы с этакой волей и настойчивостью да на доброе дело!»

Возможно, по мнению Гоголя, Чичиков, в потенциале, обладал теми качествами, которые могли повернуть его в сторону добродетелей. Интересна внутренняя борьба Чичикова, когда он находился в тюрьме и метался между раскаянием и прошлой жизнью. В конце второго тома, Гоголь дает возможность сбежать своему герою из города перед предстоящей чисткой чиновников. И опять дорога, подвижность как спасение.

Пример промежуточного персонажа - Андрей Иванович Тентетников:

«А между тем в существе своем Андрей Иванович был не то доброе, не то дурное существо, а просто – коптитель неба. Так как уже немало есть на белом свете людей, коптящих небо, то почему же и Тентетникову не коптить его?»

В молодости у Тентетникова был хороший учитель, учивший жизни.

«Сохранить посреди каких бы то ни было огорчений высокий покой, в котором вечно должен пребывать человек, – вот что называл он умом!

Из наук были избраны только те, которые способны образовать из человека гражданина земли своей

… юноша с самого начала искал только трудностей, алча действовать только там, где трудно, где нужно было показать бóльшую силу души»

На этих уроках ученик готовился стойко переносить жизненные трудности. Но Андрею Ивановичу не повезло, он не доучился у этого учителя. Тем Гоголь показал, чего не хватает многим людям – жизненной стойкости к трудностям. Чтобы люди на своем пути не опускали руки, как это произошло с Тентетниковым. Дале автор отмечает недостатки образования.

Отмечу, что второй том произведения, по известным нам отрывкам, можно сказать, переходил за рамки художественного произведения, глобально отмечая недостатки российской действительности и возможные пути преодоления этих недостатков. Все это выражено через отдельных персонажей, как тормозящих общество, так и спасающих это общество от разложения, выделяя аморфный слой, легко подпадающий, то под воздействие прогресса, но всё же в большей степени под воздействие деградирующих течений.
Про учителей:

«Читали они учено, забросали слушателей множеством новых терминов и слов. Видна была и логическая связь, и следованье за новыми открытиями, но увы! не было только жизни в самой науке.»

Тем не менее, Андрей Иванович стремился к службе, чтобы приносить пользу. Но после учебы попал в писари и охладел ко всему. Здесь Гоголь, на примере Тентетникова, показал неумение преодолевать трудности.
Бросив службу, Тентетников переключился на помещичье поприще. И на нем не хватило ему терпенья довести свои задумки до конца. Как всё это актуально, для любого российского времени.

Положительный типаж – Константин Федорович Костанжогло (в ранней редакции – Скудронжогло), прогрессивный, энергичный и трудолюбивый помещик, правда, с налетом желчи по поводу окружающей глупости и бесхозяйственности. Именно он, своим примером, подтолкнул Чичикова на мысль о приобретении разрушенного поместья и его восстановление.

Еще один положительный персонаж – миллионер Муразов. Если Костанжогло являлся примером мелкого управленца, то Муразов человек государственного уровня. В последних главах второго тома, по воле автора, Муразов помог Чичикову избежать суда.

Верил Гоголь в изменение Чичикова? Трудно сказать, предпосылки во втором томе намечены. В произведении описано несколько прекрасных типажей, отмечены российские недостатки, намечены пути выхода и нужные качества людей. Чичиков служил каким-то необходимым скрепляющим элементом прошлого с будущим и одновременно носителем энергии, преобразующей сложившийся застой во вращательное движение, отделяющего полезное от всего прочего. По крайней мере, на основе второго тома, можно сделать вывод, что в Россию Гоголь верил. Поэтому поверим и мы в будущую высоконравственную Россию.

11 сентября 2019
LiveLib

Поделиться

Znatok

Оценил книгу

Сюжет поэмы Гоголю подсказал Пушкин.
Большая часть этого бессмертного произведения создавалась в Риме.
И после слов Александра Сергеевича «Боже, как грустна наша Россия!» Николай Васильевич решил добавить толику юмора в роман, потом ещё толику... Короче, Толик получил сполна:)
Конечно же вы догадались о каком произведении идёт речь, а если всё ещё сомневаетесь, то прочитайте изложенное ниже и развейте свои сомнения!

Думаю сюжет данного шедевра известен всем ещё со школы или из экранизаций, мне например нравится Чичиков в исполнении Александра Калягина, но вдруг есть читатели, которые не знакомы с этим произведением. для таких пара слов о сюжете:
В город N приезжает Павел Иванович Чичиков и распологает к себе всех его жителей. Позже он обращается со странной просьбой к наиболее зажиточным помещикам города и его окрестностей, а что это за просьба, как на неё отреагировали помещики и чем дело кончилось, вы можете прочитать сами, если ещё этого не сделали. Признаюсь, и я впервые прочитал эту поэму, и ничуть не пожалел об этом. Несколько непривычно называть прозаическое произведение "Поэмой". Но заглянув в словарь, видим, что:

Иногда поэмой могут называться прозаические произведения

Образ обаятельного подлеца удался на все сто, в конце книги Николай Васильевич рассказывает предысторию становления личности главного героя и мы видим, что он не всегда был таким, это бедность и лишения способствовали падению его нравственного облика.
"Ведь голод топчет благородство и только сытый чист душой"
Конечно, это очень субъективно, но я не ставлю целью провести глубокий анализ этого произведения или быть объективным в каждой букве, просто выражаю своё мнение о книге. Думаю, я в этом не одинок, большинство рецензий на сайте выражают субъективное мнение их авторов, и это правильно!
Гоголь использовал приём недосказанности, дав минимум информации о главном герое. Тем самым подстёгивая любопытство читателя. И только в конце произведения мы знакомимся с Павлом Ивановичем Чичиковым поближе.
Герой оправдывает свои неблаговидные поступки тем, что хочет достойной жизни для своих будущих детей и мы можем только догадываться, насколько истинны его помыслы.
Что до других персонажей, то они очень разные, мы видим всю палитру нравов и темпераментов.
Это и плутоватый Ноздрёв, и благовоспитанный, но несколько апатичный Манилов, и глуповатая Коробочка, отличающаяся некоторой прижимостью и простотой, что приближает её к простому люду.
Нельзя не отметить Собакевича - это рубаха-парень, образ русского мужика, который три сажени в плечах, любит поесть, особенно на дармовщинку, но при этом не чурается помогать своим крестьянам, которые сыты и довольны.
Широкой натуре Собакевича Гоголь противопоставляет скупого и заскорузлого Плюшкина, ведущего затворнический образ жизни, крестьяне которого терпят лишения, т.к. их хозяин экономит даже на себе, не говоря уже о работниках, до которых ему нет дела.
Много и второстепенных персонажей, это все жители городка N, и рассеянный кучер Чичикова Селифан, и его лакей грязнуля Петрушка - довольно забавный персонаж, умеющий радоваться простым вещам.
Каждый герой поэмы имеет свой цвет, а все вместе они создают объёмный витраж, на который любо-дорого поглядеть.
Читая это произведение, неоднократно ловил себя на мысли, что главный герой напоминает мне одного моего знакомого по фамилии Попович, а когда, ближе к концу книги, я наткнулся на такую цитату:

Как-то в жарком разговоре, а может быть, несколько и выпивши, Чичиков назвал другого чиновника поповичем, а тот, хотя действительно был попович, неизвестно почему обиделся жестоко и ответил ему тут же сильно и необыкновенно резко, именно вот как: «Нет, врёшь, я статский советник, а не попович, а вот ты так попович!»

Я смеялся в голос и даже рассказал об этом вышеозначенному приятелю:)
Если сравнивать с "Путешествием из Петербурга в Москву", эту книгу я прочёл не так давно, то Радищев уступает Гоголю по всем параметрам, у него и язык сложнее, и персонажи незапоминающиеся, да и сюжет, признаться честно, не очень увлекательный, поэтому к Радищеву возвращаться не планирую, а Гоголя буду продолжать читать!

В итоге: поэма понравилась чрезвычайно, она не похожа на читанные мною "Петербургские" повести этого автора, Совершенно отличается от цикла повестей "Вечера на хуторе близ Диканьки", кторый славен своим колоритом и фольклорной составляющей, но цитируя другого классика замечу, что "Талантливый человек талантлив во всём" и какими бы разными не были произведения Николая Васильевича, они одинаково интересны в прочтении.
Не могу не задаться вопросом, который уже стал риторическим и волнует многих.
Николай-душенька-Васильевич, пошто ты сжёг второй том???

14 февраля 2019
LiveLib

Поделиться

Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади. Остановился пораженный Божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная Богом!.. Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земле, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.
25 мая 2020

Поделиться

Какого вина отпустил нам Пономарев! Нужно тебе знать, что он мошенник и в его лавке ничего нельзя брать: в вино мешает всякую дрянь: сандал[66], жженую пробку и даже бузиной, подлец, затирает; но зато уж если вытащит из дальней комнатки, которая называется у него особенной, какую-нибудь бутылочку – ну просто, брат, находишься в эмпиреях. Шампанское у нас было такое – что пред ним губернаторское? просто квас. Вообрази, не клико[67], а какое-то клико-матрадура, это значит двойное клико[68]. И еще достал одну бутылочку французского под названием: бонбон. Запах? – розетка и все что хочешь. Уж так покутили!.. После нас приехал какой-то князь, послал в лавку за шампанским, нет ни одной бутылки во всем городе, всё офицеры выпили. Веришь ли, что я один в продолжение обеда выпил семнадцать бутылок шампанского!
20 мая 2020

Поделиться

«А что ж, – подумал про себя Чичиков, – заеду я в самом деле к Ноздреву. Чем же он хуже других, такой же человек, да еще и проигрался. Горазд он, как видно, на все, стало быть, у него даром можно кое-что выпросить».
20 мая 2020

Поделиться

Интересные факты

Готовя "Мертвые души" к первому изданию, Гоголь нарисовал обложку для своей будущей книги. Слово "поэма" выделено самыми крупными буквами и окаймлено головами двух богатырей. Это был как бы подзаголовок, имевший своей целью помочь читателю правильно понять истинный смысл произведения. Весь рисунок знаменитой обложки - бричка Чичикова, бутылки, бокалы, танцующая пара и вьющиеся вокруг причудливые завитки с зловещими черепами,- весь этот рисунок сделан черным по светло-желтому. И лишь слово "поэма" нарисовано белым по черному.
Обложка хорошо иллюстрировала основную мысль Гоголя. Черной силе "мертвых душ" противостояло светлое, жизнеутверждающее начало - мечта о счастливой России и свободном русском человеке.

Гоголь, подобно Данте Алигьери, предполагал сделать поэму трёхтомной, и писал второй том, где выводились положительные образы и делалась попытка изобразить нравственное перерождение Чичикова.
Работу над вторым томом Гоголь начал предположительно в 1840 году. Работа над ним продолжалась в Германии, Франции и, главным образом, в Италии в 1842—1843 годах. В конце июня или в начале июля 1845 года писатель сжёг рукопись второго тома.
При работе над вторым томом значение произведения в представлении писателя вырастало за границы собственно литературных текстов, что делало замысел практически не реализуемым. В ночь с 11 на 12 февраля 1852 года Гоголь сжёг беловую рукопись второго тома (единственным свидетелем был слуга Семён) и спустя десять дней умер. Черновые рукописи четырёх глав второго тома (в неполном виде) были обнаружены при вскрытии бумаг писателя, опечатанных после его смерти

Автор книги