Книга или автор
4,0
1 читатель оценил
166 печ. страниц
2020 год
18+

Глава 4

Кристиан Грегор вступил на твёрдую землю аэропорта Эль-Прат и почувствовал, что вернулся домой. Если где-то и витал дух настоящей Испании, то именно тут, в Барселоне. Кристиан даже не подозревал, как соскучился за этими городом, за его огнями и музыкой, которая сквозила из каждого камня набережной, из каждого окна старинных особняков, между которыми мчалось маленькое такси. Он очень хотел заехать в свою небольшую квартиру в Побленоу, но что-то в голосе матери заставило его купить билет на ближайший рейс и теперь мчаться по узким улочкам Орта Гинардо в родовое поместье. «Ты нужен мне сын, срочно!» Что могло случиться? Раньше Каталина не особо нуждалась в отпрыске, блистая на вечеринках и благотворительных балах. Единственной темой для разговоров, которыми изредка мать одаривала наследника, была гипотетическая свадьба, которая однажды состоится в этих древних стенах. Каталина представляла рядом с сыном добропорядочную католичку из старой аристократической семьи в кружевном платье своей прабабки. Сколько добропорядочных девушек он имел честь созерцать? Крис сбился со счёта. Все невесты были достойными, даже чересчур. Изредка среди них попадались настоящие красавицы, но ничего не ёкало в груди молодого мужчины, не лишало его сна и не заставляло сердце танцевать Фламенко. Пять лет он жил в Лос-Анджелесе, возглавляя одну из дочерних фирм огромной компании своего отца. Но вот отца не стало, и Каталина тут же потребовала, чтобы сын вернулся в Испанию, дав полгода, чтобы свернуть дела в Штатах. Прошла лишь половина отведённого срока, как однажды ночью раздался телефонный звонок. «Ты нужен мне, сын, срочно!» Такси подъехало к огромным кованым воротам. Кристиан вышел из машины и нажал на кнопку вызова охраны.

Каталина плыла по аллее сада и лучезарно улыбалась. Шляпа с широкими полями надёжно защищала её безупречно белую кожу от нежных лучей осеннего солнца. Огромный букет прекрасных роз, завёрнутый в плотную ткань, оттенял лёгкий румянец на щеках. Передав цветы горничной, женщина раскрыла свои объятия.

– Ты не предупредил о приезде. Диего встретил бы тебя в аэропорту.

При виде счастливой матери у Кристиана отлегло от сердца. Слава Богу, жива, здорова и, как всегда, прекрасна.

– Ты выглядишь потрясающе, Каталина! Уже лет пятнадцать у меня язык не поворачивается называть тебя мамой.

Женщина сняла плотную садовую перчатку и провела нежными пальчиками по небритой щеке любимца.

– А ты взрослеешь, мой мальчик. – Она дотронулась до морщинок возле глаз Криса, которые на фоне загара казались белыми лучиками. – Тебе уже тридцать пять, и пора задуматься о долге.

Кристиан тяжело вздохнул.

– Ты вызвала меня для того, чтобы в очередной раз познакомить с милой девушкой из приличной семьи?

Каталина покачала головой.

– Милые девушки закончились в твой последний приезд. Теперь ни одна нормальная мать, имеющая дочь навыдане, даже слышать не захочет о таком зяте, как ты. И я смирилась.

– Смирилась? Меня уже не хотят лишить наследства в этом доме?

– Естественно, нет. Ты вправе сам выбрать себе невесту. Лишь бы она смогла родить здорового малыша. Я старею, сын. Пластический хирург помогает моему лицу и телу выглядеть достойно, но внутри… У меня уже не такое крепкое здоровье, как раньше. И я боюсь, что внезапно…

Кристиан обнял мать и крепко прижал к себе.

– Никаких внезапно! Ты будешь жить очень, слышишь, очень долго. И ещё спляшешь Фламенко на свадьбе своей внучки.

Каталина вытерла слезу.

– Твой отец тоже хотел жить долго. Но он оставил нас. И я могу оставить тебя в любой момент.

Крис положил тонкую кисть на своё предплечье и повёл женщину к дому.

– Мама! Ты, правда, в порядке? Я найду лучших врачей, тебя обследуют всю, от макушки до пяток, тебя обязательно вылечат.

Каталина похлопала сына по руке.

– От тоски не лечат доктора. Тоска сжимает в тиски сердце и разъедает его, словно соляная кислота. Мне нужны положительные эмоции, мне нужно заботиться о ком-то, дарить свою любовь и нежность.

Кристиан понял, что, после смерти отца, в Каталине что-то надломилось. Куда девались её высокомерие и гордыня? Теперь, опираясь на его руку, рядом с ним шла маленькая, хрупкая, стареющая женщина, его мать. И она нуждалась в сыне.

Кристиан гостил на вилле уже второй день. Он очень боялся, что матушка закатит серию торжественных приёмов по случаю его возвращения, но Каталина довольствовалась общением с ним.

– Может, расскажешь, наконец, зачем вызвала меня?

Тихий ужин в семнейном кругу подходил к концу. Крис отставил бокал с вином и пристально взглянул на мать. Женщина хитро улыбнулась, вышла из-за стола, открыла дверцы массивного дубового шкафа и явила на свет старинный пожелтевший свиток.

Переместившись в кресло, она поманила сына.

– Начну издалека, мой мальчик. Итак. Когда я была совсем юной неопытной девушкой, поверь, сынок, я была чудо, как хороша. – Каталина мечтательно закатила глаза. – А мой отец просто свихнулся на своей родословной. Я детства знала, что в нашем роду Сальваресов числилось с десяток бесстрашных рыцарей, с полдюжины блистательных вельмож, несколько талантливых политиков и, – она хитро подмигнула, – один лихой пират. Да, да, самый настоящий!

Кристиан невольно бросил взгляд на стену, где в золочёных рамках висели портреты его далёких предков, черноволосых, черноглазых, узколицых, с бородками в виде клинышка. Ни одну из фамильных черт Крис так и не унаследовал. Его волосы блестели на солнце всеми мыслимыми тонами, от ярко-рыжего до тёмно-каштанового, а глаза поражали нереальной синивой. Да и семейной утончённостью мужчина не отличался. Крупные правильные черты лица, широкая кость, высокий рост. Крис походил на своего отца-англичанина и, как говорила мать, был его улучшенной копией.

– Итак, сын. В нашей семье испокон веков браки устраивались родителями. И тогда, без малого сорок лет назад, я не поняла, почему отец решил устроить мой союз с сыном своего компаньона, мистером Себастьяном Грегором. Нет, Себастьян мне сразу понравился, более того, я влюбилась в этого молодого человека. Но как мог старик, помешанный на своём аристократизме, пожертвовать чистотой крови?

– А что тебе сказал по этому поводу мой дед?

Каталина широко улыбнулась.

– У нас не было принято задавать вопросы отцам. Я благодарила Бога уже за то, что мой муж пришёлся мне по душе, и не усложняла свою жизнь. Но после смерти Себастьяна, я стала разбирать его бумаги и семейные архивы. И посмотри, что я нашла. – Женщина протянула свиток. – Разверни.

Кристиан разложил пожелтевший лист прямо на мягком персидском ковре у ног матери и присел рядом. С первого взгляда было видно, это чьё-то генеалогическое древо. Мать опустилась на колени и таинственно улыбнулась.

– Ничего не понимаешь? Смотри внимательно! Род твоего отца очень древний. Первые упоминания о его предках появились в ХI веке, когда норманны вовсю колонизировали Англию и Шотландию. Граф Олуф Хилга, датчанин, в 1086 году от рождества Христова женится на дочери шотландского лэрда, сэра МакГрегора. Он получил не только «вид на жительство», но и власть, титул, землю. Это твой первый предок, МакГрегор. Далее всё шло более-менее спокойно до XVII века, пока король Яков не объявил клан вне закона, и чуть не истребил его целико. Теперь смотри, 1658 год. Клан разделился на две ветви, я думаю, после кончины вождя. Смотри внимательно, Крис. Лэрдом должен был стать старший сын почившего, Эдвард Грант, а становится его кузен, Гилберт. Странно, правда? От Гилберта пошла новая ветвь МакГрегоров.

– А причём здесь какой-то Грант?

Каталина поджала губы.

– Я же сказала, клан объявили вне закона. Многие МакГрегоры взяли себе другие имена, просто ради того, чтобы выжить. Следи за моей мысль. Эдвард едет в Англию, затем участвует в Англо-испанской войне и погибает в 1659 году. Именно в Испании он успевает произвести на свет ребёнка. И того крестят, как Рикардо Грегор Монтальво. Заметь, он даёт сыну своё настоящее родовое имя, правда, немного изменённое. Не Грант, не МакГрегор, а просто Грегор. Через двести лет его потомки возвращаются Англию.

– Всё это очень интересно. Дед проделал огромную работу, прежде чем решил, что молодой англичанин достоин тебя, мама. Но какое это имеет значение сейчас?

Каталина изумилась.

– То есть как, какое?

Она ткнула тонким пальчиком в цифру 1658.

– Некий Гилберт, седьмая вода на киселе, выкидывает законного наследника из замка, из нашего замка, между прочим, а мы будем молчать?

Кристиан с тревогой посмотрел на мать.

– Только не говори, что я должен надеть доспехи, взять в руки меч и мчаться в Шотландию, где я ни разу не был, чтобы очистить замок от дальних родственников, которые прожили там, заметь, несколько сотен лет.

Женщина рассмеялась.

– Было бы чудесно понаблюдать за этим. Но я восстановила справедливость по-своему.

– Нет, мама, не пугай меня.

Каталина нежно обняла сына.

– Не нервничай. Я просто купила этот замок.

– Купила? Но зачем? Кто там будет жить?

Женщина широко раскрыла огромные карие глаза.

– Жить? О чём ты? Замок разрушен. В нем уцелела часть крепостной стены и одна единственная башня. К тому же, как памятник архитектуры, он охраняется государством. Ты даже электричества туда провести не имеешь права без особого разрешения.

– Тогда какова цель покупки? Ты же знаешь, что все хозяева архитектурных древностей должны поддерживать свою собственность, вкладывать деньги. Думаешь, вложения вернутся через экскурсионные туры?

Каталина тяжело вздохнула.

– Этот замок не входит в число рекомендованых для посещения мест. Но это твоя история, сынок. Ты должен сохранить хотя бы то, что осталось. Предки твоего отца стали скитальцами. Некогда богатый и могущественный клан король практически уничтожил. Теперь пора вернуться в Шотландию, хотя бы ненадолго, хотя бы ради папы.

Кристиан просто ушам своим не верил.

– Мама! Это какой-то бред, прости. Замки, Шотландия. Ты сама хоть понимаешь, что говоришь?

– Понимаю, сын. Я была там, всего пару недель назад, когда мне сообщили, что замок выставлен на продажу, и познакомилась с его молодой хозяйкой.

Крис схватился за голову.

– Святая Мария! Только не говори, что ты нашла мне новую невесту!

Каталина поднялась на ноги и выпрямилась, словно струна.

– Не пори чепухи и не поминай имя сятой всуе. Ты просто не видел то несчастное дитя. Розалинда МакГрегор больна, очень больна. Девочка живёт в деревушке и едва сводит концы с концами. У неё тяжёлое генетическое заболевание костей. Сейчас она не может ходить, а, если срочно не сделать операцию, у неё откажут руки.

– Так почему ты просто не поможешь нашей новоиспечённой родственнице? Просто так, безо всяких обязательств? У тебя же есть деньги и связи.

Каталина тяжело вздохнула.

– Я предлагала, но девочка слишком горда. К тому же есть какое-то проклятие, наложенное на замок и его хозяев. Я не вдавалась в эту чепуху, но Розалинда в него свято верит. Она считает, что наказана за грехи предков. Знаешь, сын, она не хотела продавать этот замок нам, боясь, что проклятие падёт и на нашу семью, ведь мы тоже МакГрегоры, в своём роде.

– Надо же, как благородно!

– Не ёрничай. Поезжай в Шотландию и разберись во всём, тем более, что сделка без твоей подписи будет недействительна.

Кристиан тяжело вздохнул.

– Ладно, если для тебя это так важно.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг