Книга или автор
3,9
32 читателя оценили
237 печ. страниц
2019 год
16+

Глава 1

– Приезжай, – коротко сказал Дмитрий Александрович.

Они не виделись с того момента, как Сажин вышел на свободу. Их встреча была короткой. Сажин ждал в московском аэропорту жену и сына, которые должны были прилететь из Италии. Так получилось, что Алексей в том же аэропорту провожал Сашу, которая на недельку улетала с дочкой в Крым. Леонидов поехать с ними не мог из-за спецзадания, которое выполнял.

Жена давно уже поняла, что расспрашивать Алексея бесполезно. Еще в конце зимы он замкнулся в себе. Поставив на багажную ленту объемный чемодан (зачем только женщины берут с собой на юг столько тряпок), Леонидов неловко обнял дочку, которая ростом была с него, и чмокнул в щеку Сашу:

– Ну, я пошел?

– Иди, – кивнула жена. – Тебя ведь ждут.

– Откуда ты знаешь? – удивился Алексей. О назначенной в аэропорту встрече с Сажиным он никому не говорил.

– По глазам вижу. Ты можешь скрыть правду от кого угодно, но только не от меня, – грустно улыбнулась жена.

Алексей с досадой подумал, что семейный человек потерян для дела. Жена, с которой он прожил много лет и вырастил двоих детей, все понимала без слов. Но тут же его мысли переключились на Сажина. У того ситуация еще хуже. Дмитрий Александрович вот уже много лет влюблен в свою жену, как какой-нибудь мальчишка, нежно и страстно. И как он теперь поступит? Или все перегорело за эти годы?

…Сажин ждал его в кафе. С усмешкой встал и протянул руку:

– Привет, невыездной.

– Взаимно. Тебя ведь тоже теперь закрыли. Или договорился? – Алексей внимательно посмотрел Сажину в глаза.

Да, изменился. По-прежнему мужик что надо, не больно постарел, но заматерел. Не вширь раздался, а именно заматерел. Плечи прямо необъятные, особенно в белой футболке. А глаза почти черные, словно в них запеклась кровь. И шрам на лице, раньше его не было. Рассеченная бровь.

«Он опять носит белое», – невольно напрягся Алексей. На Сажине была простая белая футболка без рисунка и белые же штаны. Не спортивные, но и не парадные. Кроссовки тоже белые.

– Садись, – не ответив на его вопрос, Дмитрий Александрович кивнул на пластиковый стул и сел сам. – По понятиям надо было в ресторан тебя пригласить, отметить.

– С каких пор ты стал жить по понятиям?

– Не пригласил же, – усмехнулся Сажин. – И охраны, как видишь, у меня нет. Был бы в авторитете, соблюл бы антураж. Жену, значит, провожаешь? – его взгляд уперся в Алексея.

«Оружие не носишь? Молоток», – невольно вспомнил он. Сажин по-прежнему морально давил, зачем ему охрана? Но с ним явно что-то случилось. Он теперь был другой.

– А ты встречаешь? – попытался пошутить Алексей.

– Да, давно не виделись, – небрежно сказал Сажин.

– Как у вас?

– Нормально.

– Что собираешься делать?

– Жить, – пожал могучими плечами Дмитрий Александрович.

– Это все общие слова, – поморщился Алексей.

– А ты мне кто, чтобы я с тобой откровенничал?

– Я думал, что мы друзья. Ошибся, Дмитрий Александрович?

– Слишком мало времени прошло, – нахмурился Сажин.

– С какого момента? Как ты сел или после того, как вышел?

– Не обижайся, Леха, – улыбнулся вдруг Сажин. – Планы большие. Ты ведь знаешь, что я потерял фирму.

– В курсе, – кивнул Алексей.

– Меня обложили красными флажками. Бизнес потерян, невыездной, избираться никуда не могу, ограничения в гражданских правах. С моей статьей я кругом закрыт. Даша считает, что это она во всем виновата. У нас не нормально, а хуже некуда. Я сейчас на разрыв, понимаешь? Либо мне на коленях просить помилования, после чего уехать вместе с женой за границу, навсегда. И посвятить свою жизнь ей и сыну. Алиса уже взрослая, она замужем, и Леня – настоящий мужик. Он о своей семье позаботится. Либо я даю бой.

– А есть варианты? – осторожно спросил Алексей. – Какой бой ты можешь дать?

– В жизни всегда есть место подвигу, – усмехнулся Сажин.

– Но тогда ты теряешь жену.

– А я ее еще не нашел.

Сажин прислушался. Давали объявление по громкой связи. Самолет, на котором летела из Неаполя Дарья Витальевна с маленьким Сашей, заходил на посадку.

– Если тебе нужен будет переговорщик – обращайся, – сказал Алексей, поняв, что времени у него не остается. – Я могу организовать твой отъезд за границу.

– За деньги или как?

Алексей резко встал и пнул ногой стул.

– Я всегда жалел, Дмитрий Александрович, что мы с тобой в разных весовых категориях, – зло сказал он. – Я бы тебе с удовольствием вмазал.

Сажин тоже встал. Он был на голову выше и гораздо мощнее. Миролюбиво сказал:

– Не обижайся. Мне еще долго разбираться, кто друг, а кто враг. За то, что помощь предложил, – спасибо. Я это запомню. Ты тоже обращайся, если что. Деньги у меня по-прежнему есть. Много. И кое-что еще, – сказал он загадочно. – За границу я и без тебя могу рвануть. Но я еще повоюю.

– Ты когда это решил?

– Вот посмотрел на тебя – и решил. За Дашку и сына, если что случится, ты отвечаешь.

Из аэропорта Леонидов ушел не сразу. Он больше никуда не спешил. Изменить ничего нельзя, можно только приспособиться к сложившимся обстоятельствам.

Он давно уже не видел Дарью Витальевну и никогда не видел Сашу, сына Дмитрия Сажина. Алексею было любопытно: какой он? На кого похож? Поэтому и задержался в аэропорту.

Воссоединившуюся семью Сажиных Леонидов увидел, когда они встретились у выхода из багажной зоны. Сажин тут же подхватил на руки Сашку. Мальчик был похож на ангелочка: белокурый, хрупкий, маленького роста даже для своих лет. Дмитрий Александрович смотрел на него с удивлением, не сказать, с недоумением. Как такое могло родиться у меня? А на жену вообще не смотрел. Дарья Витальевна за эти годы изменилась мало. Разве что больше нервничала, то и дело поправляя светлую прядь волос на виске. Алексей увидел, как она тронула мужа за плечо, и по губам прочитал:

– Дима.

Словно она хотела напомнить: я здесь. Сажин одной рукой прижал к груди мальчика, а другой обнял наконец жену. Они поцеловались. И Леонидов понял, какой выбор сделает Сажин. Он не был похож на счастливого мужа и отца. Скорее на человека, которому есть, что терять, и свое сокровище Дмитрий Александрович собирается понадежнее запрятать. Чтобы никто не догадался. А потом…

Алексей с грустью думал о том, что случится потом. Он всегда преклонялся перед мужеством и воинскими доблестями Робин Гуда, но не верил в его благородство. Все равно Робин Гуд – разбойник. И своим геройством он нарушает закон. Значит, ему будет противостоять гигантская машина правосудия. Армия – на маленький отряд.

Лучше бы Сажин уехал за границу…

…Ближе к вечеру Алексей выдвинулся в элитный коттеджный поселок по Новорижскому шоссе, где жил теперь Сажин. Московские хоромы бывший бизнесмен отдал Дымовым, чтобы Алиса Дмитриевна без проблем добиралась до работы. Сам же Сажин ушел в свободное плавание. Чем именно он теперь занимается, Леонидову и предстояло сегодня узнать.

На выезде со МКАД, как всегда, была большая пробка. Алексей полз по «Риге», зажатый со всех сторон другими машинами, и думал: как быть? Ввязываться в эту войну ему не хотелось, потому что это персональная война Дмитрия Сажина, который посчитал себя обиженным. Его обида, с одной стороны, справедлива, а с другой – нет. Ему предложили хорошие деньги. Отступное. И освободили досрочно. О большем с такой, как у него статьей УК, можно было только мечтать.

Но Сажин лидер с принципами. Со своей собственной, сажинской этикой, спорной, но заслуживающей уважения. Типа мужик я или нет? Бизнес отжали нагло, а он в этот бизнес душу вложил. Надо ответить достойно.

«Что такое “БуЗа”? – гадал Алексей, подъезжая к коттеджному поселку, адрес которого ему назвал Дмитрий Александрович, чтобы забить в навигатор. – И какую работу предложит мне Сажин?»

Поселок оказался… из одного дома. Алексей тут же напрягся. Нынешняя резиденция Дмитрия Александровича Сажина была буквально в чистом поле, на огромном участке минимум с гектар. Никаких соседей, зато забор – как вокруг какой-нибудь крепости, которая готовится выдержать длительную осаду. Солидный, местами кирпичный, а если из профнастила, то поверху колючая проволока и видеокамеры. С глухими воротами, на въезде – шлагбаум и проходная с зарешеченным окном. Дом, к которому Леонидова допустили после тщательной проверки дюжие охранники, связавшись предварительно по рации с хозяином, оказался похож на казарму. Новодел. Участок вокруг неухоженный, создавалось ощущение, что уют и покой здесь никому не интересны. Все люди, которых встретил на пути к заветной двери Алексей, были в камуфляже. Крепкие мужики, похожие на спецназ. Но без лычек и каких-нибудь других опознавательных знаков.

«Совсем, похоже, спятил, – сердито подумал Алексей о Сажине. – Бойцов набрал, гладиаторов».

Но в холле он встретил приятную женщину лет пятидесяти, в белом фартуке, вышитом крестиком. Судя по всему, повариху. Потом еще одну, помоложе. Все-таки не казарма, а жилой дом. Он был огромен. Три этажа, к тому же в холле на первом Леонидов увидел лифт, а когда вошел в него, то на панели отметил четыре кнопки. Был и подвальный этаж, «минус первый». Провожал Леонидова накачанный парнишка, тоже в камуфляже. На третьем этаже, судя по всему, находились личные апартаменты Дмитрия Сажина. Спальня, рабочий кабинет, небольшая гостиная, где как раз таки гостей принимать не планировалось. Только для членов семьи и близких друзей хозяина.

Сажин сидел в кабинете за рабочим столом. Как и прежде, весь в белом: тенниска, бриджи, кроссовки, белоснежные носки. Увидев Алексея, он закрыл ноутбук, рассмеялся и встал:

– Здоро́во, бузотер! Вот уж не думал, что ты – бабник.

– Бузотер – это ты, – сердито ответил Алексей, пожимая Сажину руку. – Откуда такое название: «БуЗа»?

– А чем плохо? Смачно и со смыслом. Садись.

Они сели. Сажин все еще улыбался, разглядывая Алексея. Он не выдержал:

– Чего лыбишься?

– Я, в общем-то, ждал, что тебя из органов выпрут, но чтобы так… Сексуальный скандал, гм-м… Жена как на это отреагировала? Тебе есть куда съехать? А то милости прошу. Дом большой, и для тебя комнатушка найдется.

– Я был в ту ночь дома, – еще больше разозлился Алексей. – У меня алиби. Никто меня не выгнал, так что спасибо, но мне есть где жить. Насчет баб – это к тебе. Ты у нас «о боже, какой мужчина». А я просто оказался не в той компании.

– Тебя ведь оправдали, – Сажин стал серьезен. – Ты – ценный кадр. Я знаю, как ты работаешь. С душой и даже с огоньком.

– И что взяток не беру, тоже знаешь.

– А у вас теперь без этого никак? – прищурился Дмитрий Александрович.

– Я просто устал, Дима, – сказал он. Кажется, Алексей впервые назвал Сажина просто по имени. – Все катится черт знает куда. Повсюду сплошной непрофессионализм. Приходят наглые мальчики из хороших семей, с запрограммированной успешной карьерой, которую им должен обеспечить ты. Ладно бы они никуда не лезли. Но ведь лезут! Руководят. А я давно уже вышел из того возраста, чтобы мною руководили.

– А чего ты хочешь от меня?

– Работы в твоей организации. Если это, конечно, не криминал. И то не я – жена моя хочет, чтобы я работал, им, бабам, так спокойнее. Мужик при деле – значит, не бухает, налево не ходит, политикой не шибко увлекается. Меньше орет, больше спит.

– А если криминал? – внимательно посмотрел на него Сажин.

– Так твоя «БуЗа» – это банда? ОПГ?

– А ты, часом, не разведчик?

– Я посчитал, что мы друзья…

– Ладно, не обижайся. Мы не банда. Общественная организация. Все уставные документы в порядке. Есть правление. Я – президент «БуЗы».

– Леня в правлении? Твой зять?

– Председатель правления. По совместительству отвечает за безопасность. Но ты все увидишь на месте. Здесь ведь не офис.

– А что?

– Я тут живу, – улыбнулся Сажин. – Офис в Москве, в спортивном клубе «Три Эс». Помещение принадлежит общественной организации «БуЗа». Мы ведь имеем право владеть недвижимостью, согласно уставу. Ты, Леха, прав – ты мне нужен. Нужны твои мозги, а главное, твой талант сыщика. Приезжай ко мне завтра в офис. Это и будет твой первый рабочий день.

– А в чем конкретно будет заключаться моя задача? – осторожно спросил он.

– Конкретнее не бывает, – заверил Сажин. – Психологический этюд, как ты любишь. Он же черный ящик.

– А еще поконкретнее?

– Завтра, – Сажин встал. – Мы с тобой еще за мою свободу не пили. Ведь это благодаря тебе я получил по минимуму. Твои показания меня вытащили. Условно меня осудить не могли. Но на полную катушку не раскрутили.

– Ты потерял фирму.

– Я бы ее и так потерял. Ты же видишь, что происходит. Идем на кухню, там накроют.

«Кухней» Сажин называл уютную гостиную, ничем не напоминающую казарму. Такое ощущение, что ее приляпали к дому из другого проекта, где предусмотрены зеленые газоны, гамаки в тени берез и клумбы с розами. Мещанский уют отставного бизнесмена: утренний бег трусцой, овсянка на завтрак, Инет как окно в мир и самоутешение «какой же я умный, что меня все это больше не касается».

Алексей сразу понял, что в апартаментах на третьем этаже останавливается Дарья Витальевна, когда приезжает в Москву. И осторожно спросил:

– А где жена?

– Дома, – коротко ответил Сажин.

– Что ж… Она всегда мечтала жить в Италии.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
261 000 книг
и 51 000 аудиокниг