Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Неигра

Неигра
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
21 уже добавили
Оценка читателей
5.0

«Наталия Гилярова является одаренной писательницей с собственным видением мира, выразительным и сочным языком. Она обладает несомненным чувством юмора, а к своим героям относится с тем смешанным чувством, которое Хемингуэй определял как иронию и жалость. Проза Гиляровой необходима читателям, ценящим достоинства, благодаря которым литературный текст становится фактом искусства».

Владимир Войнович.

Лучшая рецензия
Dopamine
Dopamine
Оценка:
5

В этом сборнике литературоведческие статьи перетекают в лирическое эссе, в галерею нарисованных словом портретов, в поэзию в прозе; недаром автор, иллюстрируя свою мысль, часто и легко цитирует стихотворные строки. Эта мелодичная плавность (при тематическом контрасте статей!) превращает книгу из эклектичного "сборника" в интересный разговор.
Здесь совершенно естественно перейти от основателя фентези Уильяма Морриса (которого я вообще-то впервые встретила в книге по истории архитектуры!) к саркастичному, гневному, жесткому, как ржавый гвоздь, антиутописту Балларду, а оттуда - к английской эксцентрике и английскому юмору Олдисса, а потом - к юмору Шолом-Алейхема и фантастике в современной израильской литературе.
И ни в одном абзаце нет натужного наукообразия, ни научной сухости, ни взгляда на фантастику как на любопытную литературную маргиналию.
Есть легкость, остроумие, смешные, трогательные и драматические истории из жизни - есть отношение к читателю, как к другу.
А как же иначе? Ведь любой читатель этой книги разделяет любовь автора к фантастике, к правде вымысла...
Как в любом хорошем разговоре, рождаются вопросы, высекаются новые идеи, тянутся ниточки от одного человека к другому: идеал мужества в сагах, которые переводил Моррис, вдруг напоминили принципы, по которым жил материалист и атеист Лавкрафт, а Олдисс в моей голове вдруг раскланялся с Честертоном, и захотелось спросить, читал ли Баллард "Бетономешалку"?
Но уже не спросишь. И поэтому я старательно обхожу воспоминания автора о Мирере, Снегове, Бугрове; его печаль - о них, вдруг превращается в печаль - о нем, еще одном ушедшем рыцаре фантастики...

Читать полностью