Цитаты из книг автора Наталья Соломина

0 цитат
На наш взгляд, невозможность возврата неосновательно приобретенного имущества характеризуется следующими случаями. Во-первых, отсутствием имущества в принципе вследствие его гибели. Другими словами, речь идет о «физическом отсутствии» вещи, исключающей возможность существования ее среди материальных объектов. Во-вторых, отсутствием имущества у приобретателя в силу его передачи третьему лицу, от которого нельзя истребовать имущество. Речь идет о «юридическом отсутствии» имущества, выступающей основанием прекращения права собственности у потерпевшего постольку, поскольку в силу закона такое право признается за третьим лицом. В-третьих, отсутствием имущества, которое составляло неосновательное обогащение. То есть имущество у приобретателя как таковое существует, однако, либо это имущество не может соотнестись по каким-либо критериям с качественными признаками имущества, выбывшего из хозяйственной сферы потерпевшего, либо отсутствует возможность определения имущества потерпевшего в силу смешивания его с имуществом приобретателя (фактическое отсутствие имущества).
7 апреля 2019
Права и обязанности сторон по договору купли-продажи.
13 марта 2018
стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию
30 марта 2017
2. Не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, что корреспондирует правилу ст. 206 ГК РФ
30 марта 2017
Для более содержательного определения существа обозначенных ситуаций обратимся к каждой из них в отдельности.
30 марта 2017
Неосновательное сбережение имущества представляет собой безосновательное перемещение стоимости, которое может быть определено как «стоимостное перемещение имущественного блага».
30 марта 2017
Приведенные сущностные признаки сбережения основаны, в первую очередь на том, что сберечь можно только имущество (деньги), но не иные объекты гражданских прав. Данный подход основан на признании в качестве неосновательного обогащения только таких объектов гражданских прав, которые соотносятся с содержанием категории «имущество». Другими словами, неосновательное обогащение могут составить вещи, деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, но не иные объекты гражданских прав.
30 марта 2017
С.Д. Дамбаров пишет: «Если выгодоприобретатель и фактический получатель материальных благ совпадают в одном лице, то мы имеем дело с неосновательным приобретением имущества. В тех же случаях, когда правомерный переход имущества сопровождается неосновательным формированием выгоды у лица, не являющегося его непосредственным получателем, в виде освобождения от обязанности произвести имущественное предоставление или понести определенные материальные затраты, необходимо признать наличие у последнего неосновательного обогащения в форме сбережения»
30 марта 2017
следует понимать получение лицом вещей (включая деньги и ценные бумаги) либо имущественных прав (прав требования, некоторых ограниченных вещных прав, например сервитута или исключительных прав), а сбережение может состоять в улучшении принадлежащего лицу имущества, влекущем увеличение его стоимости; в полном или частичном освобождении от имущественной обязанности перед другим лицом; в получении выгод от пользования чужим имуществом, выполнения работ или оказания услуг другим лицом. Данного подхода придерживается, в частности, Д.В. Новак[62]. В то же время В.А. Рясенцев улучшение имущества, повышающее его стоимость, наряду с приобретением денег или вещей, определенных родовыми признаками, относил к существу не сбережения, а возрастания (приобретения) имущества[63]. Достаточно широко подходит к категории «приобретение» С.Д. Дамбаров, утверждающий, что приобретение возможно в отношении не только вещей, ценных бумаг, денег, имущественных прав, способных за счет своих естественных свойств сохраняться в хозяйственной сфере приобретателя в неизменном виде, но и прочих материальных благ, неосновательное поступление которых совпадает по времени с моментом их фактического потребления (услуги, тепловая и электрическая энергия, пользование имуществом)[64].
30 марта 2017
Иначе, как отмечает М.А. Смирнова, «если под обогащением понимать любое фактическое получение либо сбережение блага, то провести разграничение с другими видами обязательств крайне затруднительно, и кондикция предстает родовой и субсидиарной категорией»[29]. М.А. Смирнова видит следующие последствия такого подхода: как при получении имущества по недействительной сделке, так и в случае незаконного владения, лицо фактически приобретает благо; потерпевший в таких случаях должен защищаться иском, который соответствует характеру отношений, а кондикционное требование оказывается вспомогательным, субсидиарным, используемым для восполнения пробелов в специальных нормах[30].
28 марта 2017