Книга пяти колец (сборник)

Оцените книгу

О книге

Миямото Мусаси и Такуан Сохо – два великих наставника, под влиянием которых формировались поколения воинской элиты Японии. Искусство воинской доблести, изложенное в «Книге пяти колец» основателем школы Нито-рю (стиль двух мечей) знаменитым фехтовальщиком Миямото Мусаси, удивительно гармонично дополняют труды легендарного учителя Дзэн Такуана Сохо: «Письма мастера дзэн мастеру фехтования», «Вечерние беседы в храме Токайдзи». Они до сих пор не потеряли своей актуальности и даже стали образцом руководства по достижению успеха в самых разных областях жизни.

Читайте онлайн полную версию книги «Книга пяти колец (сборник)» автора Миямото Мусаси на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Книга пяти колец (сборник)» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: А. Мищенко

Год издания: 2016

ISBN (EAN): 9785170962624

Объем: 395.7 тыс. знаков

  1. Zatv
    Оценил книгу
    …приняв Пустоту как Путь, увидишь Путь как Пустоту.

    У каждого человека есть свой эксклюзив – что-то, что может сделать только он или он может сделать это с наилучшим качеством. Реализация этого эксклюзива на востоке называется следованием Пути.
    Правда, сразу следует оговориться, что существует два вида Пути.
    Малый – когда человек достигает совершенства в каком-либо ремесле или искусстве. Традиционно различают четыре вида – земледельца, торговца, воина и ремесленника.
    Миямото Мусаси (1584 – 1645) вначале шел Путем воина и к 30 годам достиг совершенства. После шестидесяти поединков насмерть никто в Японии больше не хотел вызывать его на бой, т.к. результат был заранее предрешен.
    Но только в 50 лет он понял, что такое Большой Путь – путь духа.
    Через многолетнее отшельничество, постижение законов прекрасного в поэзии, каллиграфии, живописи, он расширил сознание до такой степени, что смог увидеть свое предназначение в этой жизни.
    За несколько недель до смерти, уже прекратив странствия и удалившись в пещеру, он пишет «Книгу пяти колец» - свое духовное завещание.
    ***
    На первый взгляд, это книга об искусстве боя на мечах. Действительно, значительная ее часть посвящена различным техникам боя. Но почему-то, в Японии она стала обязательной к прочтению на всех курсах подготовки менеджеров и на ее основе выстраивают идеологию бизнес-поведения.
    Возможно, это происходит из-за двух главных мыслей, проходящих через весь текст «Пяти колец».
    Первая, истинный воин не только в совершенстве владеет техникой меча, но это еще и Воин духа.

    Одни люди способны к неожиданным озарениям. Другие плохо осваивают ситуацию и приходят к решению проблемы после долгого обдумывания. Способности людей различны. Однако, если ты держишь в уме Четыре Заповеди, твое сознание поднимается выше забот о собственном благополучии, тобой начинает управлять мудрость, не зависящая от низменных помыслов. Многие тщательно размышляют о вещах, скрупулезно планируют будущее, но зачастую их расчеты имеют целью достижение личных выгод. Такой пагубный образ мыслей влечет за собой пагубные поступки и приводит к плачевным результатам. Глупцам трудно отстраниться от заботы о своем благосостоянии.
    Поэтому, когда начинаешь какое-либо дело, вначале сосредоточься на Четырех Заповедях и устрани себялюбие. Тогда неудача станет невозможной. Вот они:

    Не опоздай встать на Путь Воина.
    Стремись быть полезным хозяину.
    Чти предков.
    Поднимись над личной любовью и личным страданием - существуй во благо человеческое.

    И к ним еще добавляются Заповеди Пути воина.
    - Не допускай бесчестных мыслей.
    - Путь - в упражнении.
    - Познакомься с каждым искусством.
    - Познай Пути всех профессий.
    - Различай выигрыш и потерю в делах мирских.
    - Развивай интуитивное понимание окружающего.
    - Прозревай невидимое.
    - Обращай внимание даже на заурядное.
    - Не делай ничего бесполезного.

    Вторая мысль более жестокая. Путь воина – это смерть. Мусаси считал, что только воин уже считающий себя мертвым, может полностью отдаться поединку, и надо стремиться к гибели всегда, когда есть выбор между жизнью и смертью.
    Вот такой получается самурайский бизнес.
    ***
    Последняя часть «Книги пяти колец» называется «Книга пустоты».
    Когда у мастера не остается больше слов, чтобы выразить свои мысли, он зовет на помощь Пустоту.

    «И вот тогда, когда вы поймете, что Путь — это Пустота, а Пустота — это Путь, вот тогда вы поймете все!».

    ***
    Александр Ф. Скляр, лидер бывшей группы «Ва-банк», а сейчас сольный артист, можно сказать, проповедует идеи Миямото Мусаси в России и даже сделал аудиозапись «Книги пяти колец».
    Возможно, кому-то покажется интересным его интервью «Путь воина и Путь артиста», где он примеряет идеи книги к своей жизни.

  2. aldalin
    Оценил книгу

    Воину ночи никто не скажет бранного слова,
    А если не можешь петь, молчи ему в след,
    Удачи проси ему у духа лесного,
    Проси ветра хранить его сотни лет...

    О пути воина и разных школах стратегии.
    Вернее, о жизни и том, как прожить ее верно и мудро.
    "Нетленка", написанная давно, но актуальная и сегодня.
    Более не скажу ничего.

  3. carbonid1
    Оценил книгу
    Адресат: бабушка Тэки

    Привет, бабушка.

    Запасайся теми прекрасными пирожками, что ты дала мне в путь, ибо письмо будет длинным.

    Я всё-таки решился на путешествие в Средневековую Японию, но вместо того чтобы меня здесь встречали хлебом и солью, как принято у нас, в Украине, меня встретили хорошим замесом, и не одним. Но все по порядку.

    Дальше...

    Сначала очутился я в сосновой роще, лежавшим на игольчатом ковре. Оглянувшись по сторонам, я невольно вздрогнул, увидев за несколько метров от меня парня возрастом 25-30 лет, с двумя мечами, лежащими у его ног. Он бросил на меня быстрый взгляд, приставил поднятый вверх указательный палец к губам и едва заметно улыбнулся. Я, перепуганный к чертовой бабушке, высунул голову немного вперед и увидел отряд солдат, которые окружили богато экипированного самурая, лет так двадцати. После нескольких минут ожидания Малый что-то сказал и все начали дружно хихикать.
    Парень, что лежал недалеко от меня, махнул рукой и указал на лежащий в стороне рюкзак. Как оказалось, там находился маленький глайдер, хвала Богу, я знал что это такое, ибо через несколько секунд паренек схватил мечи и понесся на отряд того самурая. Я же раскрыл крылья, подпрыгнул и полетел за пареньком над деревьями. Бабушка, ты видела когда-нибудь, как змея хватает свою добычу? То же было и здесь. Несколько секунд и Малый упал, истекая кровью, вместе с несколькими солдатами. Один козел заметил меня, парящем над соснами, и выстрелил из мушкета, раздробив часть левого крыла. Я пошел стремительно к земли, пролетев еще около ста метров, и неожиданно предо мной раскинулась речка, в которую я и приземлился.

    С криками, вынырнув из глубины, я заметил, что речка то широкая, но воды в ней мне по пояс. На поверхности воды качалась лодка и с нее меня сверлил взглядом мужчина, очень похожий на того парня с мечами, только лет на десять старше:

    - Чего ждешь, запрыгивай, у нас нет времени. - бросил он.

    Я залез в середину и понял, не из-за его взгляда, в последнюю очередь, что те два весла, лежащие по двум бортам, - для меня. Третье он держал сам, но помогать он мне и не думал, тесал что-то из него.

    - Берем курс на противоположный берег, вооон в том направлении. - махнул он тесаком, похожим на нож мясника.

    - А что с теми солдатами и самураем?

    - Забудь этого пижона, он уже много лет, как мертвый и не стоит даже упоминания.

    - Меня предупредили о твоем прибытии, ты знаешь кто. - продолжил он. - Но я надеюсь, ты понимаешь, что здесь ты не в качестве туриста и за девушек местных можешь тоже забыть.

    - Да! Да! Конечно, сер!

    - Мастер! Мы не в Англии.

    - Хорошо. Мастер..?

    - Мусаси Миямото.

    - Да, точно. - вспомнил я. Миф Японии, не проигравший, по легендах, ни одного боя.

    - Для начала, я хочу, чтобы ты запомнил первую и главную идею моего учения:

    Если ты живешь, свыкнувшись с мыслю о возможной гибели и решившись на нее, если думаешь о себе как о мертвом, слившись с идеей Пути Воина, то будь уверен, что сумеешь пройти по жизни так, что любая неудача станет невозможной, и ты исполнишь свои обязанности как должно.

    Тут из ниоткуда появился в лодочке еще один самурай. Если мастер Мусами был только в одном кимоно, подвязанном лентами, то этот парень был тем, кого и представляешь при слове самурай. Панцирь и подобие юбки, защищавшие большую часть тела, были сделаны из множества мелких металлических пластин, соединенных между собой. Остальное было покрыто наплечниками, нарукавниками, обувью, тоже сделанными из тонкого металла. На голове у него был надет шлем, чем-то напоминающий русскую шапку-ушанку, а под ней лицо было закрыто металлической маской. Весь доспех переливался на солнце ярко-красным цветом. Через плечо у него был перекинут большой лук, а с правой стороны подвязан небольшой меч.

    - Почему ты так долго? Там уже все ждут! - немножко нервно проговорил красный самурай.

    - Да вот, нового ученика ждал. Прислали его ко мне поупражняться в искусстве меча. - потом он посмотрел в мою сторону и сказал - знакомься, бог войны - Хатиман.

    Мой рот, наверное, выдал то, что богов я раньше еще не встречал. Хотя Хатиман даже внимания мне не придал, снова исчез.

    Мы плыли дальше, а мастер Мусаси все говорил и говорил о искусстве боя. Половину я не понял, потому что меч я держал в руке еще в детстве, и то из дерева, на крапиве учился воевать. Он рассказывал о своей школе, о стойках, способах перемещения на поле боя, о том, как правильно наносить удары. Меня потянуло на сон. Но тут мы приблизились к желаемому берегу и он начал рассказывать о Пустоте. Он сказал слова, к которым я пришел сам в свое время, и приятно было услышать их от легендарного человека: "Приняв Пустоту, как Путь, увидишь Путь, как Пустоту".

    Мастер сказал:

    - Хатиман бессмертен, или, по крайней мере, будет бессмертен, пока жива человеческая Глупость. Мы же с тобой смертны. В какой-то момент мы начинаем ощущать эту пустоту, которая ждет нас через пять, десять, сорок лет. Да? Можно в страхе всю жизнь бегать от нее, усыплять себя надеждами на вторую жизнь и тому подобное, а можно взять и впустить её в себя. Думать, как прожить то, что осталось, чтобы потом плюнуть ей в лицо в последнюю секунду. Ты не станешь никогда настоящим самураем, пока не примешь Пустоту в свое сердце. Запомни это.

    С этими словами он выпрыгнул с лодки, прихватив с собой бывшее весло, превратившееся по дороге в деревянный меч, и пошел в бешеной атаке на другого самурая, который уже ждал его на берегу. Бой длился не долго, тот парень упал, захлебываясь в собственной крови, но последним ударом своей катаны он рассек кимоно мастера Мусаси.

    Секунданты, которые наблюдали за дуэлью, стояли с раскрытыми ртами, только Хатиман в ярко-красных доспехах, но уже без шлема, стоял со скрещенными руками и улыбался. Кажется, они его даже не замечали, как и меня.

    Еще несколько секунд и мастер отбросил весло в сторону, развернулся и пошел в направлении лодки, сверкая задницей.

    - Отчаливай, у нас еще много дел. - бросил он мне.

    Бабушка, я очень прошу, никому не показывай письмо, ибо за "сверкающий зад" я еще могу получить несколько ночных упражнений сверху.

    Next
    Before

  1. Большое легко постичь, малое – трудно.
    17 ноября 2018
  2. Дух огня яростен, каким бы ни был огонь, большим или малым. То же касается сражений. Дух битвы один и тот же, когда воины сражаются один на один и когда встречаются десятитысячные армии.
    17 ноября 2018
  3. Старшему плотнику следует знать достоинства и недостатки своих людей. Он должен всегда быть среди них, но не должен требовать от них большего, чем то, на что они способны. Ему следует прислушиваться к их настроению и воодушевлять их, когда это необходимо. Действия мастера стратегии во многом аналогичны действиям старшего плотника.
    16 ноября 2018