0,0
0 читателей оценили
238 печ. страниц
2017 год
6

А мужики тем временем отшагали целый день и устраивались на очередной ночлег. В одном селе Алексей купил небольшой топорик, поэтому обустройство места для ночлега делалось быстро и хорошо. Сделав шалаш, они поужинали, сидели и потягивали свои сигареты.
– Собирался траву в саду и вокруг дома выкосить,– сказал Алексей, как без меня теперь управятся?
– Твое теперь какое дело, ты готовься к новой жизни, старую жизнь забывать надо,– произнес Сергей.
– Так-то оно, так, косу сынишка заведет, ему я не раз показывал, как это делается, а вот масло в бензин налить не догадается. Испортит триммер, потом надо новый будет покупать.
– Трава ему покоя не дает, я кирпич, песок и цемент привез,– забор собирался перед домом делать,– сказал Александр, теперь некому будет этим заняться.
– А мы с женой обои и краски купили, собирались комнату и коридор отремонтировать,– вздохнул Сергей,– теперь с детьми сама делать будет. Но дети никогда таким делом не занимались, намучается с ними. А может, наймет кого, у нее голова в последнее время побаливала.
– Хватит раскисать,– остановил мужиков Александр,– раз решили, решения свои надо выполнять.
– Так-то оно, так, но меня мужики одно мучает,– произнес Алексей,– туда дорога вроде бы есть, а вот обратно, полная неясность. Ни я, ни вы об этом не знаем, и знать не можем. А если случится так, что назад домой с такой силой потянет, что станут немилы все эти распрекрасные девы, их перины и дворцы, будь они неладны, а дороги назад нет, что делать будем?
– Хватит пугать, мы и сами такие сомнения имеем,– ответил Сергей,– но поверни мы обратно, нас засмеют все, а жены еще хуже начнут издеваться. Я думаю, мы должны какое-то время там пожить, пусть они соскучатся, а потом вернуться, как говорят, со щитом.
– Все это так, но ты не подумал о том, что мы там пока будем прохлаждаться, наши благоверные не сыщут себе других кавалеров?– рассмеялся Александр.
– Как это сыщут?– возмутился Сергей.
– Этого не может быть,– добавил Алексей.
– Как это не может быть? Ты же сам говорил, что заглядываются мужики на твою бабенку. При тебе приставать побаивались, а раз тебя нет, можно и приударить будет за ней.
На этом их разговор закончился. Они стали укладываться спать. Заснуть сразу никому не удалось. В голову лезли разные мысли о доме, детях, не сделанных делах. Алексею мерещилось, что возле их дома ходят ухажеры, а его женушка прихорашивается перед зеркалом. Особенно усердствует их местный счетовод, которого Алексей давно недолюбливал. Хоть и хилое племя эти счетоводы и конторские, но больно уж пакостное. Стоит положить, что не так, они уж тут, как тут.
Утром проснулись мужики в каком-то подавленном состоянии. Умылись, немного привели себя в порядок, сели завтракать. Один отщипнул что-то и пожевал, другой не лучше поел, а третий вообще сразу за курево взялся.
– Что так едите плохо?– спросил Сергей.
– Не привык по утрам завтракать без горячего,– ответил Александр и задумался.
– Было о чем думать. Его жена очень хорошо готовила. Особенно удавались ей котлеты разные, какой только начинки она для них не придумывала, ешь, ешь, а есть еще хочется. Что будет там на этом острове? Котлет таких, уж точно, не будет.
Задумались и Сергей с Алексеем. У них жены тоже многое умели делать. Если жена Сергея была мастерицей по пирогам и ватрушкам разным, то жена Алексея была непревзойденная мастерица по соленьям и вареньям. Такие грузди соленые у нее получались, что гости их в первую очередь со стола сметали, а потом за остальное принимались. Вспомнив это, Алексей невольно проглотил обильную слюну.
– Ладно, мужики, чего сидеть, пошли дальше,– сказал Сергей и зашагал на восход солнца.
Шли дальше только по лесу. Перышко уверенно показывало им направление пути.
– Нет ни дорожки, ни тропинки,– произнес Сергей.
– Такое впечатление, что тут вообще не ступала нога человека,– добавил Александр.
– Сделаю я засечки на всякий случай,– сказал Алексей и сделал первую засечку на сосне.
К вечеру пришли к болоту.
– Переночуем, а утром через болото пойдем,– предложил Алексей,– а то в темноте мало ли что может случиться?
Устроили шалаш, развели огонь.
– Как там мои сейчас, что делают?– сказал Сергей.
– Не трави душу, давай помолчим лучше,– произнес Александр.
А дома у них совсем плохо становилось. Пришли из школы дети Сергея расстроенные. Стала их мать расспрашивать, что с ними случилось?
– Проходу не дают товарищи,– ответил сын,– расскажи, говорят, как вы отца родного из дома выжили?
Что могла ответить им бедняжка? Пошла в сени, спряталась за сундук и давай, как говорят, сопли на кулак наматывать.
Не лучшая обстановка складывалась в семьях у Алексея и Александра. Там тоже дети с укором смотрели на своих матерей. Они чувствовали это, но ничего не могли поделать. Оставалось только ждать и надеяться, что вернутся их мужья снова домой.
Сидит Алексей у костра, прошедшую жизнь вспоминает. Как познакомился со своей будущей женой, как предложение ей сделал, свадьбу вспомнил. И получалось, что все у них хорошо было. А что жена браниться стала, так и его вины тут хоть отбавляй. Много внимания он ей уделял? Дарил цветы к праздникам? Много ласковых слов сказал за последнее время? А разве оказывал нормальную помощь в ее домашних делах? Если надо что-то сделать по хозяйству, жена раз скажет, другой, потом махнет рукой и сама начинает все делать, хоть и нелегко ей, порой, это доставалось. Свалил все на плечи несчастной женщины, да еще обижаться вздумал.
Александр тоже свою жену вспомнил. Какая она веселая и задорная в молодости была. Куда все это делось? А все из-за него. Жена и за детьми присмотрит, обует, оденет, накормит, спать положит. Как она успевала все делать? А он хорош гусь, свалил все на жену, сам на шею сел, да еще погонять вздумал. В заслугу себе занес то, что деньги зарабатывает для семьи. А кто же их должен был зарабатывать? Может сосед или родственник, какой должен был этим заниматься? А какое внимание жене уделял? Да никакого. Поесть, попить подай, постели постель, купи то, принеси это. Выходит, что мало она на него бранилась, надо было, как Алексею, веником грязным по ушам надавать.
И Сергей о прошлой жизни вспоминать стал. Выходило, что все в жизни он достиг только с помощью жены. Она, в свое время, и учиться его заставила, и посоветовала на работу пойти, которая потом перспективной оказалась, и дом он построил потому, что она этого захотела. А он, барин непризнанный, в ножки должен был бы ей кланяться, а не по лесам шастать. Обидели его несчастного, жена обидное слово сказала.
– Вот что, мужики,– сказал решительно Алексей,– с меня хватит, не пойду я дальше с вами. Идите к своим девам, спите на мягких перинах, развлекайтесь, а мне домой пора.
– Ты прости, Александр,– заявил Сергей,– я тоже не пойду дальше. И дернул меня черт пойти с тобой, будто дома дел нет?
Только произнес он эти слова, как над шалашом стали кружиться какие-то тени, а с болота стали доноситься жутковатые крики. Тут уж было не до сна. Александр поднес палец к губам, давая понять попутчикам, что он все понял, согласен с ними, но надо замолчать. Попутчики его поняли и на какое-то время притихли.
– Вот что,– сказал Александр громко,– я пойду до конца, а вы делайте, что хотите. Домашние скандалы дальше терпеть я не буду.
– Прости, Александр, но я тоже пойду с тобой до конца. Не могу я вернуться домой, от позора, куда потом денешься? Надо мной вся улица смеяться будет, а это еще хуже брани жены.
– Я тоже про веник вспомнил,– произнес Алексей,– меня за этот веник мать родная презирать начнет. Я тоже не вернусь назад. Вот что, ложитесь спать, не затем мы сюда шли, чтобы шорохов испугаться.
Они затихли, даже что-то вроде храпа послышалось из шалаша. Часа в три ночи Алексей потихоньку выбрался из шалаша. Сергей с Александром последовали за ним. Было еще совсем темно, они с трудом стали отходить от болота.
– Вот и первая метка,– сказал Алексей,– верно идем.
Когда начало светать, они отошли уже на приличное расстояние от болота. Они взошли на бугорок и оглянулись. Над тем местом, где они ночевали, сверкали молнии, стали доноситься раскаты грома.
– Вовремя, кажется, ушли,– сказал Алексей.
– Нечего стоять, разинув рты, пошли быстрее от этих мест,– торопил всех Сергей.
Они пошли, а потом побежали прочь, сверяя путь с зарубками, которые делал Алексей. Нет нужды рассказывать о том, как они возвращались назад. Скажу только одно, обратный путь занял у них вдвое меньше времени. Встретили они и ворона, который посоветовал им тащиться на остров Засидаль. Бросил Алексей в него свой топор, но не попал. А ворон до сих пор зазывает на остров простачков, говорят, что такие глупцы находятся. Туда они уходят, а вот назад неслышно было, чтобы возвращались.
Наконец показалась деревня, в которой жил Алексей. Увидела его жена, обняла, расплакалась. Дети выбежали из дома, также отца обнимают. А на Сергея с Александром жена так посмотрела, что они сразу замялись и стали прощаться.
– Водички хоть пусть попьют,– сказал Алексей.
– Без водички хороши, смутьяны бессовестные,– проворчала жена.
Слухи по земле быстро разносятся. Вышли путники из деревни, не прошли и половину дороги до поселка, как их встретили жены Александра и Сергея с детьми. Обнимают усталых путников, радости своей не скрывают. Хотел Александр к Сергею подойти, чтобы хоть руку пожать на прощание, но жена загородила Сергея, сердито смотрит, того и гляди бранить начнет.
– Что же ты делаешь, даже попрощаться не даешь с человеком?– возмутился Александр.
– Иди, иди, смутьян, проживем без твоих рукопожатий.
Пожали они плечами и подались по своим домам. Говорят, что хорошо теперь живут, не бранятся, даже в гости друг к другу ходят. И хоть посматривают жены на Александра, как на смутьяна, но зла не держат. Благодарят все же за науку, которую все великолепно усвоили.
Я тоже рад, что все хорошо закончилось. Когда мир и порядок, всем хорошо живется и без перин в несколько рядов, и подушек пуховых.

 

ВОЛЧЬИ ЯГОДЫ

 

Это было так давно, что об этом мало кто помнит. В одном селении жил знаменитый охотник. Его стрелы не знали промаха, его лук был самым грозным во всей округе. И было в лесу, которое начиналось недалеко от селения и заканчивалось за дальними горами, логово одной волчицы. И не было коварнее и хитрее хищника в лесу, чем эта волчица. Она не щадила ни дикое зверье, ни домашний скот. Не раз люди устраивали на нее облавы, но всякий раз уходила она, нанося урон домашнему стаду. И пришли люди к охотнику, чтобы оградил он их от волчицы. Молчан, так звали этого охотника, зразу согласился на это дело. Люди предложили ему в помощники крепких молодых парней, но Молчан от них отказался.
И началось это состязание человека и волка. Нет нужды описывать, как происходило это единоборство. Началось оно осенью, а закончилось только к концу весны. Вышел победителем в этом состязании человек. Каленая стрела пронзила тело волчицы, не оставив никаких шансов на жизнь.
Стоит Молчан на пригорке, смотрит на умирающую волчицу. В это время выбежали из-за куста три волчонка. Маленькие еще, несмышленыши беспомощные и неуклюжие. Просвистела первая стрела, затем вторая и третья. Пали волчата в один миг на прохладную еще землю. Дернулась волчица из последних сил, стараясь достать безжалостного врага, но не было уже тех сил, которые могли бы принести вред человеку. А тут еще куст преградил дорогу. Сомкнулись клыки в мертвой хватке на этом кусту, и затихла навсегда грозная волчица. Блеснули глаза хищника напоследок ужасной злобой, которую принял на себя этот несчастный куст.
Уничтожение грозной волчицы в селении отпраздновали всеобщим гулянием. А в лесу тем временем начали происходить не совсем радостные события. На том кусту, у которого погибла волчица, неожиданно появились голубые цветки. Стоило мушке, пчелке или какому другому насекомому сесть на цветок, как это насекомое погибало. Полетели пчелки к повелителю леса жаловаться на этот куст. Пришел он посмотреть на это чудо, а там леший уже у куста лежит. Понюхал он цветочки, в голове у него круговерть началась, упал леший без чувств у этого куста. Облили его родниковой водой, очухался леший, глазенками хлопает, ничего понять не может.
А повелитель леса приказал позвать к себе муравьев, они и рассказали ему об охотнике и волчице с волчатами. Собрал он мудрецов лесных, посоветоваться с ними хотел, что делать с этим кустом? Мудрый филин предложил вылечить куст.
– Как это сделать?– спросил повелитель леса.
Собрали всех лесных колдунов и ведьм, болотных и озерных знахарей и начали решать, как куст вылечить. Несколько предложений поступило от них, выбрали самые мудрые.
Лесной колдун вылечил куст от ядов для насекомых. Теперь пчелки и мушки могли спокойно садиться на цветки. При этом пчелки начали собирать хороший мед с этого куста. Леший вылечил куст от ядов для животных. Теперь животные могли не только не бояться подходить к кусту, но еще и лечить его соком многие свои болезни. А вот от яда для человека, лечить куст отказались все колдуны и ведьмы.
– Человек убивал детенышей на глазах у матери,– заявил колдун – отшельник,– волчица вложила в яд всю свою материнскую боль и гнев на человека, его удалить никому не удастся.
– Пусть будет так,– решил повелитель леса.
Какое-то время Молчан ходил по селению и выслушивал благодарности жителей. Потом это событие стало забываться, к нему относиться стали так же, как относились ранее. А вот дела на охоте шли у него плоховато. Если в былые времена он всякий раз приносил добычу, то в последнее время перестал кормить ею семью. А тут произошел вообще непонятный случай. Выследил он молодого лося. Добыча стояла боком к нему, не подозревая о смертельной опасности. Он выстрелил так, как делал это много раз. Но выпущенная стрела, вместо того, чтобы поразить добычу, взмыла вверх. Молодой лось посмотрел на незадачливого стрелка и не спеша стал удаляться. Когда он не смог поразить еще и зайца, который был от него в десяти шагах, Молчан хотел с досады сломать свой лук и выбросить стрелы, но передумал и оставил на всякий случай. Пришлось ему, как и большинству селян, заняться земледелием.
И росли у него три сына. Хорошие парни были, трудолюбивые и заботливые. Они и в поле от других не отставали, и в лесу не последние были. Неплохо дела шли у семьи на хлебных полях. Кормила земля сытно главу семьи, его детей, которые о женитьбе уже разговоры завели. Но пришла беда для земледельцев. Жаркое солнце спалило большую часть урожая.
– Не прожить с такими запасами до нового урожая,– сказал детям Молчан,– что делать будем?
– Придеться снова охотой заняться,– сказал старший сын,– многие уже потянулись к озеру за рыбой и в лес за дичью. Нам от людей отставать тоже не к лицу.
– Немощен я стал, плохой из меня охотник,– с грустью произнес Молчан.
– Не тужи, батюшка, а мы на что,– ответил ему средний сын.
– Погоди, Василий, не спеши, я первый это предложил, мне и начинать следует.
Старший сын выступил вперед и поклонился отцу.
– Прав Петр, иди ты первый,– сказал отец, принес свой лук и стрелы и подал сыну.
Вместе с петухами проснулся Петр, собрался, перекрестился и подался в лес дремучий. Не по мягкому лесному ковру ступать приходилось, а по сухой подстилке из иголок, мха и листьев. Каждый шаг на добрую сотню шагов слышен. Трава пожухла, листочки с ноготок выросли, нечем и зверю питаться, отощало зверье. Отходил целый день, не встретилась ему дичь. С пустыми руками не мог Петр домой возвращаться, заночевал в лесу. И почудилась ему среди ночи морда волчья. Все бы ничего, но уж больно глаза злые глянули на него. Утром ни свет, ни заря побрел Петр опять по лесу. И улыбнулась ему удача. Молодой кабан попался охотнику на пути. Запела острая стрела, пало животное от меткого выстрела. Хоть и тяжела была ноша, но и Петр не хилого племени был. Почти до дома дошел, осталось овражек перейти, по лесу немного пройти, а там и селение видно, как на ладони. Переходил овраг, увидел куст с ягодами спелыми. Во рту сразу все пересохло. Вытащил кабанчика на берег, спустился к кусту, стал красные ягоды с веток обрывать и в рот отправлять. А ягоды черенков не имеют, сразу на ветках кучками сидят. Поел он ягодок, выбрался из оврага, понес дальше свою ношу. Но немного прошел Петр, едва вышел из леса, как рухнул на землю. Люди недалеко в это время были. Увидели Петра, домой притащили.
А Молчану через несколько дней сон приснился. Идет он по полю, а ему навстречу волчица из-за куста вышла. Клыки так и сверкают на солнце, а глаза гневом горят.
– За моих волчат расплачиваешься,– прорычала она,– еще двое остались.
Проснулся он весь в холодном поту. Об этом никому рассказывать не стал.
Закончилось лето, собрали урожай.
– Не прожить зиму будет,– сказал Василий,– кабанчика ненадолго хватит, придется снова на охоту идти.
Заругался на него Молчан, слышать не хотел ни о какой охоте. Но не послушался сын отца, ушел тайком рано утром из дома в лес.
Проходил день, но ничего не добыл, заночевал в лесу. Утром козочка ему попалась, не промахнулся охотник. И ему немного до дома идти осталось, но попался куст с ягодой красной, спелой, не устоял он, наелся этой ягоды. И опять Молчану сон приснился, в котором видел он ту волчицу, ее злые глаза, а также услышал предупреждение, что не до конца еще он рассчитался, за третьего волчонка долг остался. Проснулся Молчан весь в холодном поту. Дал зарок, что последний, Владимир, ногой в лес не ступит.
Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 43 000 книг

Зарегистрироваться
6