Книга или автор

Отзывы на книги автора Мастер Чэнь

31 отзыв
tatianadik
tatianadik
Оценил книгу

Пятый месяц бурлит вся Манила:
Миссис Инк попивает чернила.
Убеждал ее муж,
Что полезнее тушь,
Но она пьет упрямо чернила.

Эдвард Лир

Автор Амалии, подобно Эдварду Лиру, мастерски погружает нас в свой слегка сумасшедший мир, в никогда не существовавшую реальность. Нет, и Филиппины и Манила безусловно реально существовали в 1936 году, это был важный для страны год, в котором было положено начало ее независимости, подобные даты любая страна с помпой отмечает ежегодно. Даты, правда, иногда прискорбно меняются.

Наверное, все было почти так, как описал автор: темное дерево потолка, белокаменные арки и колонны, длинные гребешки листьев пальм, белые фигуры движущихся людей, лошадки, везущие по улицам Манилы маленькие калесы, сверкающие рождественскими огнями торговые улицы, и даже японские и китайские шпионы. Но чего там точно не было, так это той эфирной и сказочной атмосферы карнавала, с оркестром Руди Вэли, с хрупкой певицей с потрясающе низким голосом и неотразимой Амалией де Соза, португалки с малайской кровью, коммерческим чутьем и умением находить то, чего нет.

Но без этих прекрасных призраков и их карнавала история была бы совсем другой. История – не только в смысле этой книги.

И читатель благодарен автору, подарившему ему эту фантазию – журналисту-востоковеду и писателю Дмитрию Косыреву, скрывшемуся под восточным псевдонимом Мастер Чэнь в лучших традициях своих произведений. Он пишет не первый уже роман на необычном стыке жанров: исторические романы об экзотических странах, шпионские детективы про любовь. Романы особенные, с отличным знанием этнографии и местных политических реалий и легким таким сдвигом реальности.

Это третий роман об очаровательной Амалии де Соза, живущей в колонии Стейтс Сетлментс, остров Пенанг в Малайе. В предыдущих двух романах – «Амалия и Белое видение» и «Амалия и Генералиссимус» мы только знакомились с героиней и ее окружением, и с легендарным уже временем между двумя мировыми войнами. Место действия - Юго-восточная Азия, любимые локация и эпоха автора.
Амалию и месье Верта, так и оставшегося мною не опознанным ( автор любит такие загадки), засылают в Манилу, столицу будущих независимых Филиппин, но из-за прерванной связи они не получают конкретного задания. Понятно, что все дело в намерениях и планах Японии в отношении к этой американской колонии, которая вот-вот должна получить независимость. Старательно просеивая добытую информацию, они приходят к выводу, что Япония готовится к широкому торговому сотрудничеству с этой страной. Вот только откуда здесь взялся японский шпион, бегающий по стенам и покушавшийся на жизнь степенного профессора и неизвестного никому старика-китайца? Отбросив эту загадку, как несущественную, наша парочка прохлопает грядущую мировую катастрофу. Третий роман помогает нам заново понять два предыдущих – эти книги о том, насколько другим был мир и другими люди, населявшие его, о рождении и гибели империй, это плач кларнетов по прекрасному веку между двумя мировыми войнами.

Время между мировыми войнами не отпускает меня, подбрасывая одну историю за другой. И обещанный историко-шпионский роман обернулся еще одним свиданьем с музыкой Гарделя - «… даже здесь, на краю совсем другого океана, его «Кумпарсита» – что-то вроде местного неофициального гимна», мелодиями Руди Вэли и колониальным шиком в белых костюмах, с балами в холлах роскошных отелей и местными дамскими клубами с барбекю и мороженым. Но и в восточно-азиатских реалиях здесь поет все та же струна стремительно уходящей в вечность эпохи, мира на краю пропасти.
Автор сказал в одном из своих интервью:

... понимали ли те люди, которых я описываю там, что это такое было и что век уходит. Я пытаюсь в какой-то степени навязать ощущение уходящего времени. И если мы сейчас понимаем, что нынешний век тоже уйдет, что уже появляется поколение, которое все уничтожит, и нам это обидно, наверное, также было и с ними. И у меня настолько сильно ощущение, что красота этого века – главная тема, а шпионский роман – второстепенное, что мои герои регулярно издеваются надо мною и над вами, уважаемые читатели, они иногда говорят – ну что, будем шпионов искать или пойдем потанцуем. Честно говоря, чаще они танцуют…

Но читатель уже и не против, он просто кайфует от необычной, лихо закрученной истории. А поскольку в жанровой литературе самое важное - это увлекательность и разнообразие, он признателен мастеру, что он добавил к этой уже ушедшей от нас реальности еще одну сверкающую грань.

Egery
Egery
Оценил книгу

Чанъань - древняя столица Китая. Исток Великого шелкового пути. Место, где в VIII веке находился императорский двор. Огромный, по тем меркам, город, с населением около миллиона человек!
Именно в этом городе и происходили основные события романа "Любимая мартышка дома Тан".
Автор - российский востоковед, журналист Дмитрий Косырев. Ему удалось, основываясь на реальных событиях, происходивших тогда в Китае, написать увлекательный историко-приключенческий, шпионский роман. Захватывающее повествование, в котором присутсвуют похищения, погони, интриги, заговоры и ... любовь. Любовь главного героя к необыкновенной гуйфей Ян.
События в романе развиваются стремительно, только вроде можно вздохнуть свободно, порассуждать о том, что произошло, кому это выгодно, как уже вновь Нанидат Маниах вынужден сорваться с места, и снова искать смысл в казалось бы бессмысленных вещах. Глава торгового дома Маниах - вообще удивительный человек. Он и торговец, и лекарь, воин, и шпион. Он настолько обаятелен со своей острой бородкой, что расставаться с ним не хочется совсем.
Тем более, что столько удивительного таится в прошлом! Великие войны, дворцовые перевороты, захват власти, казни и предательства. Великие люди, императоры, полководцы и красавицы-наложницы. Взять хотя бы гуйфей Ян. Она - одна из четырех самых известных красавиц древнего Китая. Ее образ стал классикой китайской литературы. Многие писатели по-своему интерпретировали ее судьбу. Согласно официальной версии, Ян была убита по приказу собственного мужа, императора Суань-цзуна, но так ли это произошло на самом деле? Мастер Чэнь рассказывает совсем другую историю.

Дальше...

Это - та самая Ян гуйфей. Не удивительно, что в нее влюблялись многие :)

a_r_i_n_a
a_r_i_n_a
Оценил книгу

Легкая симпатичная книга для отдыха, с экзотическими странами как местом и 20-ми годами XX-го века как временем действия. Между двумя войнами, когда империю, над которой пока еще не заходит солнце, только начинает трясти волна самоопределения и независимости, но пока все тихо, и светит солнце, и все также неевропейскому населению города Джорджтаун (остров Пенанг, Британская Малайя) крайне не рекомендуется посещать места для белых джентльменов.

В аннотации книга заявлена как шпионский детектив, и даже в заголовке слово "шпион" есть, но это не те суровые шпионские игры, которые видятся на первый взгляд. Здесь главное действующее лицо - местная жительница, молодая неглупая девушка, в которой смешались португальская, малайская и сиамская крови, и которая сначала случайно оказалась рядом с убийствами, а потом и ее саму попытались убить, все тем же странным способом - палочками для еды. Хочешь-не хочешь, а пришлось ей браться за расследование, тем более что героиня родилась в этом городе и хорошо его знает. Хорошо знает и автор, поэтому будет немало рассказано о местных особенностях и истории, и получившемся на острове в итоге завоеваний и переселений народов смешении культур, религий, обычаев. При этом вся эта экзотика ловко вплетена в основное повествование, и книга не превратилась в путеводитель по острову. А еще, что мне особо понравилось - книга написана мужчиной, но до самого эпилога у меня было четкое ощущение, что автор - женщина, есть какие-то необъяснимые особенности в стиле, в диалогах, в описаниях, которые это чувство и создавали. А в эпилоге выяснилось, что автор специально, сделав главной героиней женщину, свежие главы книги проверял на окружающих его близких женщинах, и только после их одобрения продолжал работу.

А еще книга - просто раздолье для любителей разгадывать отсылки к реальной жизни и другим авторам. Жаль, я поняла это поздно, уже в конце, когда встретился американский адвокат с секретаршей по имени Делла. После этого не выдержала и пошла в гугл проверять имя "Эшенден", писателя-разведчика, уж больно своеобразный персонаж, да и имя это смутно вспоминалось и вертелось в голове, а под конец книги автор, описывая его, просто всеми силами на кого-то намекал. И тут меня ждал такой сюрпризище, что просто хоть разбирай книгу на части и проверяй каждого персонажа и каждый эпизод.
А полный коварства автор в эпилоге даже написал, что специально не делал ссылок в книге, иначе их было бы слишком много и вообще, многие эпизоды итак большинству известны.

В общем, я осталась очень довольна. Симпатичная, интересная книга, в которой под верхним слоем неожиданно можно найти много интересного.
И на общее впечатление не повлияло даже то, что я ничего не понимаю в джазе, которого тут временами достаточно много (а как могут быть 20-е без джаза?), а когда дело дошло до истории китайцев, населивших остров, их трудно отличимые имена ввели в небольшое уныние, впрочем необходимые для сюжета имена были как раз отличимы, так что ничего страшного не произошло.

nata-gik
nata-gik
Оценил книгу

С одной стороны, писать рецензии на все прочитанные книги – это хорошо. Помогает лучше помнить прочитанное и свои впечатления от него. Заставляет формулировать свое мнение четко и развернуто. Но с другой стороны, из-за этого некоторые в общем-то неплохие книги оставляют обидный осадок разочарования, когда начинаешь к ним присматриваться более внимательно и вдумчиво.

Очень ярко эти две стороны "рецензирования" проявились в серии про Амалию. Первые два романа были прочитаны в период "безоценочного" чтения. А вот третья, про "Золотой век", попала под более строгий взгляд. И этой строгости не выдержала. К моему глубокому сожалению. Нет, Амалия по-прежнему мила и непосредственна. Мужские персонажи, реальные и не очень, по-прежнему ярки, прекрасны и благородны. Но как-то за героями и экзотическим миром ничего не оказалось.

Самая главная моя претензия к роману – это его бессюжетность. Да, вроде это должен быть шпионский роман. Да, практически в каждой главе происходит загадочное событие. Но к чему это событие, в какую глобальную картину сложится эта мозайка, как раскроется "загадочность" сюжета – непонятно. Как Амалия приезжает в Манилу без понимания своего задания, так и мы весь роман не понимаем, что вообще происходит. Китайцы, японцы, американцы, филиппинцы –второ- и третьестепенные персонажи сменяют друг друга с такой калейдоскопической скоростью, что ни имен ни смысла их появления невозможно вспомнить уже через пять страниц. И, что самое обидное, что в финале все эти нити воедино собирались с таким трудом и надуманностью, но так и не собрались. Глобальной картины "страшного" заговора так и не сложилось.

Второе. Представьте, события происходят в "золотое" время в волшебном месте, где смешались Европа, Азия и Новый Свет. Где ходят роскошные герои, на невыносимо голубом небе светит яркое солнце, а весь город похож на слет самых ярких на свете птиц. Попробуйте почувствовать, какие ароматы царят на улицах этого города! Сладкие и лишь слегка терпкие среди белых стен испанских кварталов, пряные и острые на красно-золотистых улочках китайского района, утонченные и богатые ароматы духов и сигар на набережной. Но ничего, ничего этого в романе нет. Так ярко и "выпукло", чтобы читатель это почувствовал. При таких богатых исходниках получилась до обидного пресная книга.

Единственное, что я смогла почувствовать достаточно четко – это музыкальную сторону романа. Автор всегда отличался подбором идеального саундтрека для своих произведений про Амалию. Но в этот раз кроме собственно перечисления артистов и песен, сам роман выступил, как музыкальное произведение. В том ритме, в том несколько рваном стиле повествования, когда мы слышим короткие и часто неоконченные фразы, когда мы следим за мыслями главной героини, которые скачут с предмета на предмет резко и без переходов – во всем этом отчетливо слышится рваное стакатто, и именно джазовое стакатто. Представьте себе джаз-бэнд, который начинает играть. Когда то один, то другой инструмент начинают выводить музыкальную фразу, которая вроде бы никак не сочетается с предыдущей. Но талант джазового композитора и затем музыкантов в том, чтобы к финалу одной сквозной нитью связать все эти обрывки фраз и из кажущейся какофонии создать полную гармонию. Так вот тут одной сквозной нити не случилось и примерно четыре музыкальные фразы так и закончились вроде одновременно, но совершенно не сойдясь друг с другом.

Но все-таки оценка скорее положительная. Потому, что Амалия обаятельна, золотой век прекрасен, а любовь автора к героине, эпохе и месту так пропитала эту книгу, что оставляет приятный теплый осадок. И хочется в Джорджтаун, в Манилу... по всем Амалиным местам.

Rosio
Rosio
Оценил книгу

Сначала я поставила нейтральную оценку. Но потом, подумав, все же решила, что книга хорошая. В сравнении с первой, автор постарался сделать свой рассказ интереснее в плане интриги и неожиданных ходов, дал основным персонажам возможность развиваться и проявить себя. Убрал многие излишки, что так напрягали и отвлекали от сюжета в первой книге трилогии: постоянные сцены поедания пищи с подробными описаниями блюд, запахи специй, постоянно звучащий джаз. Добавилась тема поэзии и оперы. И от этого колорит не стал менее ярким, наоборот, замечаешь больше, обращаешь внимание на детали. В этот раз традиции, устоявшиеся отношения между диаспорами, местный колорит подаются не так навязчиво, акцентируя внимание только на тех моментах, которые влияют на сюжет. А остальное как бы мимоходом, но это не выходит за рамки внимания. Единственный минус - динамика пропала, действие замедлилось. Хотя в начале казалось, что вот-вот закрутит автор сюжет и повысит темп. Ведь предпосылки к этому все были.

На сей раз красотку Амалию де Соза, обладающую острым умом и детективными способностями, настоятельно приглашают приехать в Куала-Лумпур, где доверяют некие сверхсекреты и просят помочь высокопоставленному человеку, попавшему в трудное положение. Надо сказать, что "трудное положение" - это то, в чем оказались все и всё. Дело в том, что действие происходит сразу после китайской революции, когда империя была опрокинута, а отголоски этого события прокатились по всему региону. Через океан же - великая американская депрессия. Поэтому рынок валится, цены падают, плантаторы разоряются. Всё плохо. Но госпожа де Соза и тут молодец - открывает новое дело. И интересное дело, пусть и для прикрытия. На самом-то деле она занята поисками одного пропавшего китайца, которого не смогла найти ни полиция, ни спецслужбы, ни бандиты.

Вообще, все интересно закручено. И концовка не подкачала на этот раз. Смешались политика, интересы диаспор, местные конфликты. В этой книге Франция и Россия тоже вмешиваются в историю. И любовь. Опять во всем виновата любовь. Ну, нет, не во всем. Интрига тут не так проста. И преступник - не дворецкий. Такая вот интереснейшая экзотическая смесь получилась.

ukemodoshi
ukemodoshi
Оценил книгу

Где с хитрецой, где с грустью в голосе, но неизменно безо всякой ложной скромности, украшение и гордость Самарканда, сам Нанидат Маниах поведал вторую свою историю.

Что же такое Азия, мир в мире, надменная, безводная, протянувшаяся от крылатых быков Персеполиса до земель, где говорят на щебечущем ханьском? Измождённая земля, лежащая в сморщенных старческих руках акаций, исчерченная сухими струйками змеиных следов и неровными цепочками отпечатков лапок лис, что под этим палящим солнцем измельчали до размеров кошки? Край янтарных фиников с лопающейся от зрелости кожицей, абрикосов — золотых самородков, оттягивающих ладонь, терпко-сладких гранатов? Земли людей, что кажутся нам сегодня на одно лицо, а на деле — вот наследники царей мира, с профилем, острым, как лезвие топора, или потомки самых цепких до жизни воинов Искандера, или сыны народа, по хитрости могущего поспорить с самим Одиссеем?

Я не знаю этих мест, и путешествия Маниаха слились для меня в одну дорогу: нежно-жёлтую, как молочная помадка, на рассвете, белую в слепящий полдень и рдеющую на закате, утопающую в абрикосовом цвете и приютившую убийц и безумцев, — невинную, но опасную, заставляющую зябко поводить плечами от всякого шороха.
Я плохо запоминаю имена — и передо мной пронеслись безмолвной вереницей лица: прекрасные и изуродованные, гордые и благодушные, лица аскетов со впавшими щеками, лица несчастных с надеждой в округлённых глазах, лица женщин, закусивших губу — в минуту утех или в броске воина.

Но кое-кто на прощание всё же обернулся: медноволосая царевна разбитого народа — прекрасный осколок прошлого, и лишь прошлым же ей дозволялось жить и за него умереть. Старик-мудрец над горсточкой фруктового плова, словно говоривший вкрадчивым голосом моего давнего учителя, - от начала времён этот голос, вестимо, вдохновлял равнодушных, увещевал мудрых и сшивал рваные границы стран. Наконец, надо всеми, — Мансур, чью жестокость прощаешь, зачарованный, халиф-Победитель, чёрным полозом обвивший своего сына.
И, что уж говорить, я видела Мерв — ныне огромную чашу туркменской степи — я видела его живым, шумящим, выкрашенным хной и охрой, вслушивающимся в хруст свежих лепёшек, в музыку цимбал и лютни, в слухи и вести с запада — одна другой страшней и желанней, — пропитанным благовониями и духом войны. Пусть мельком, но я видела то, чего не увидишь глазами — разве это не чудо?

Morra
Morra
Оценил книгу

К шпионским страстям у меня немного скептичное отношение, но вот именно эта книга заинтриговала - Британская Малайя, 1920-е годы. Вы еще не ощущаете аромата экзотики?.. Дальние страны, смешение ярких, самобытных культур. Чем не фон для увлекательного приключенческого романа?.. Тем более, что тихий мирный городок просто шокирован серией убийств - внимание! - китайскими палочками для еды. Тем более, что кроме вполне себе ожидаемых доблестных сотрудников полиции и спецподразделений главными героями являются очаровательные дамы - циничная саксофонистка Магда и загадочная во всех смыслах администратор кабаре Амалия де Соза (ударение на первый слог! ошибки ее нервируют), которой и придется выступить в роли сыщика.

В общем, задумка очень даже хороша, исполнено тоже добротно, но.. ожидаемого удовольствия почему-то не было. Причем, я долго не могла сформулировать для себя, в чем причина такого спокойного отношения к книге. А потом поняла - в слишком нарочитой, излишней стилизации. Уж слишком добротно получилось. Аборигены так не пишут. Как на мой вкус, Дмитрий Косырев, скрывающийся под колоритным псевдонимом, переборщил со всем - Востоком, историей, географией, политикой, джазом. Получилась не объемная картина, а цветастый паззл, от которого устают глаза и яркость которого мешает рассмотреть изображение. Слишком скрупулезно. Герои, обсуждающие политическую ситуацию конца 1920х, - это нормально. Герои, каждые пять минут съезжающие в историю, - это слишком (даже для меня).

А, кстати, из мелочей раздражали транслителированные названия «Опиум энд Спирит фарм», «Истерн энд Ориентл». Что мешало написать их на английском или перевести на русский?.. Но это ерунда, конечно.

Хороший авантюрно-детективный роман. На любителя.

Booksniffer
Booksniffer
Оценил книгу

Много мыслей посетило меня в процессе чтения этой книги. Например: с таким человеком я бы учил историю. Или: вот бы современная российская литература была примерно такая или не хуже. А ещё: ага, я - не единственный идиот, который называет английских королей Джорджами и Чарлзами ^__^

Я позволяю себе такую вольность по той причине, что к третьей книге читатели уже знают, что они берут в руки, и у них наверняка уже сложилось мнение о Мастере Чэне, его манере и сюжетах. И весьма субъективное - такие они, эти рассказы. Ну а начинать с неё знакомство, пожалуй, не стоит - лучше по очереди. Хотя, судьба иногда странно распоряжается...

Да, вы правы, рецензия какая-то не та выходит. А всё потому, что оставила книга после себя и сожаление, что такое приключение подошло к концу, и тёмное облачко "грядущей" мировой истории, и, действительно, наивную веру в Золотой Век, который всё ускользает от человечества и воплощается только в книгах мастеров, которые умеют восстанавливать в фантазии разрушенные города.

Так, берём себя в руки и ругаем что-нибудь, ну нельзя же так, в самом деле.

Позабавился напоследок Мастер Чэнь знатно: тут и играющая роль Санта Клауса (Сэнта Клоза) Амалия, и безумно-криминальный карнавал, и перебрасывание целого оркестра из Штатов - хорошо веселится женщина с солидным банковским счётом! Надо же было додуматься собрать всех друзей из разных стран, чтобы скрутить убийцу-ниндзя. Видимо, красоты Филиппин подвигают на сказочность и фееричность. Но от этого читатели не умирают (хотя, может, кто-то и поморщится). А вот слабенькая детективная линия - это да, неважнецки. Несколько, видимо, размякший от местного вина Мастер решил никого не убивать на этот раз (да и прочие опасности выглядят как-то доброжелательнее, что ли...). Соответственно загадки тоже немного странноватые - кители, Сары, местные красавицы... Для Амалии нормально, и я прочитал книгу не как детектив, а как роман про знакомую героиню, так что возмущаюсь вполне в терпимом тоне. А вот ждать блестящего детектива, предупреждаю, не стоит - продерётесь сквозь описания пищи и всё прекрасно угадаете. У Элистера история наверняка была более интересная.

Если кто-то догадался или раскопал, кто такой Верт, - подскажите, пожалуйста. Тоже писателем пахнет. И какие-то намёки на сына Джеймса были подброшены - ещё один известный исторический персонаж? С нашего Чэня станется...

ukemodoshi
ukemodoshi
Оценил книгу

Ах, вот так спутник попался мне в этом путешествии — воин и лекарь, удачливый купец и умелец плести интриги, благородный начальник, любимец искушённых столичных дам, ценитель душистого вина и дынной хрусткости. Ну, в такой компании мне ничего не угрожает, такому счастливчику и сочувствовать-то не обязательно, из всякой передряги сам выйдет невредимым, — легкомысленно решила я и приготовилась к чуть утомительному, неспешному и красочному пути, полному светящихся от спелости абрикос с их неповторимым медовым запахом, шершавых птиц золотой вышивки на тончайшем шёлке, пропитанных благовониями занавесей и нежных и золотистых, как свежее масло, китайских чаровниц. Ан нет, интриги — что палка о двух концах, и пока мой герой всеми силами толкал один, другой пребольно клюнул в спину, закинув в самые дебри Поднебесной и заставив потерять всякую опору под ногами — а потом и снова обрести. Так что скучно не было.

Впрочем, чересчур беспокойно не было тоже. И я успевала вдоволь изумляться и радоваться, улыбаться уголками губ, узнавая имя, или город, или историю, а ещё чаще — терзаться сомнениями и неизвестностью, о чём же идёт речь. Вот до сих пор тревожат меня мельком упомянутые осыпающиеся башни близ оазиса Куча, построенные тогда уже позабытым народом, и я искала, искала и нашла — неужели до сих пор стоит одна такая, похожая то ли на облизанный до гладкости веками соляной столб, то ли на огромного двухголового слизня? Волнует и старый Самарканд, каким он был, пока не истёрся в песок в суматохе завоеваний, и укутанная тьмой невежества старая Европа, и спустившиеся с гор железные тибетские воины...и многие другие чудеса и диковины, какие можно было застать, проезжая по Великому Шелковому Пути в восьмом веке. Словом или двумя заденет каждую острый на язык мастер Чэнь и плетёт свой рассказ дальше, а ты не знаешь, протянуть руку к томику стихов, бежать на фруктовый базар, вглядываться в древние карты или просто отдыхать и радоваться за героев, сидишь с блаженной улыбкой...Спасибо тебе, книга!

Dorija
Dorija
Оценил книгу

Не люблю, когда, читая книгу, то и дело думаешь - ну скоро уже она закончится? – вроде и книга умная, и написана хорошо, а ты всё пересчитываешь странички в ожидании конца. Так вот об этой книге ничего подобного сказать не могу, напротив. Хоть я никогда о ней не слышала, ничего не знаю о её авторе, и вряд ли взялась бы её читать, если не очередной флешмоб, поймала себя на том, что сама не заметила, как прочла уже почти половину. А ведь аннотация меня не особо впечатлила – при всём моём увлечении средневековой Европой, о Востоке средневековья я не знаю ни-че-го, и всерьёз опасалась, что снова буду зевать над страницами романа. Однако, если того совершенства, когда вынужденно прервав чтение, в нетерпении рвёшься назад, к оставленным на время героям, «Ястреб дома Аббаса» не достиг, захватить внимание и увлечь так, что сложно было оторваться, у него всё же получилось.
Только почему-то я воспринимала эту книгу не как исторический роман, а как сказку. Красивую, восточную сказку, читать которую всё равно, что совершить путешествие в загадочные, чарующие земли Востока. Для меня это экзотика! Но путешествие, каким бы приятным оно не было, не может считаться полноценным, если ты не вынесла из него для себя что-то новое. Моё оказалось ещё и познавательным.
К примеру, какой была культура Средней Азии, и была ли она вообще, до того, как её народы приняли ислам? – в жизни об этом не задумывалась. А это так интересно, особенно если истории рассказчика присущи некие светлость и лёгкость, если повествование его не лишено обаяния и теплоты.

Насколько можно верить всему рассказанному? Не знаю. Но мне, жительнице северной Европы, стоило прочесть эту книгу хотя бы ради удовольствия посмаковать на кончике языка названия древних восточных городов - Самарканд, Бухара, Дамаск. Пройтись по их покрытым белой пылью улочкам, посидеть на прогретых солнцем булыжниках в тени какой-нибудь чинары, вдохнуть пряные запахи азиатской кухни и тягучие ароматы парфюмерных лавочек. И вот я уже мерно покачиваюсь меж горбами бредущего по барханам верблюда, всей своей кожей ощущая горячее дуновение раскалённого зноем воздуха, прикрываюсь плотной тканью платка, защищаясь от колючих, бьющих прямо в лицо песчинок, и в первом же караван-сарае утоляю жажду прохладным терпким вином из глиняного кувшина. Ну кто в здравом уме откажется от такого переживания, когда в августе месяце за окном у него каких-нибудь 17 градусов тепла?! Только не я!
На моих глазах формировались новые государства и рушились старые, прежние династии уходили в небытиё, на смену им приходили другие, зарождалась та культура Востока, какой мы знаем её сейчас. И я ничуть не жалею, что ввязалась в эту авантюру, оно того стоило.
Спасибо организаторам Light version № 3. «Дайте две!» за возможность пережитого приключения.