Книга или автор
Красные, желтые, синие (сборник)

Красные, желтые, синие (сборник)

Красные, желтые, синие (сборник)
4,7
44 читателя оценили
98 печ. страниц
2017 год
12+
Оцените книгу

О книге

Седьмой «Г», прежде дружный и спокойный, разделился на группировки. В первой – «азербайджанцы», в другой – «армяне», в третьей – остальные: русские, татары, евреи, грузины. Одна ученица не примыкает ни к кому: русское имя, мамина армянская фамилия, папа-азербайджанец – всё это делает Свету Аванесову чужой в любой компании. Почему национальность вдруг стала так важна, героиня повести «Красные, жёлтые, синие» понять не в силах – остальным же, и детям, и взрослым, как будто вовсе не нужен ответ. Армяно-азербайджанский конфликт вынуждает семью разделиться, Света с мамой переезжают из Баку в Ереван – чтобы там вновь оказаться «не такими».

В сборник вошла и повесть «Фотографии на память», выходившая в «КомпасГиде» в 2012 году. Она охватывает несколько эпох: послевоенные годы, когда мальчишки завоёвывали уважение во дворе силой, смелостью и футбольным мастерством; конец 1980-х годов, когда окончание фамилии и форма носа в одночасье стали важнее всего; современность, когда пережитый конфликт отдаётся тупой болью, а многие свидетели остались лишь на потускневших фотографиях. Маргарет Манукян подростком покинула родной Баку, а затем и Россию – и спустя годы, живя в Нью-Йорке, вспоминает поворотный момент жизни. «Я никого не забыла, я всех помню и очень люблю», – ни расстояния, ни национальность не могут быть преградой её чувствам.

История конфликта вокруг Нагорного Карабаха – редкая тема в российской, тем более подростковой литературе. Марии Мартиросовой удаётся найти точные слова, чтобы описать всю глубину трагедии, разобщившей два народа, но при этом оставить в стороне политику и морализаторство. Главное для автора – люди, необратимость их поступков и высказанных слов.

Первое издание «Фотографий на память» получило премию им. А. Гайдара и попало во множество списков: лонг-листы премий И. П. Белкина и BabуНОС, шорт-лист премии им. Л. Толстого «Ясная Поляна», а также список выдающихся детских книг мира «Белые вороны», составляемый Мюнхенской международной детской библиотекой. Две повести вместе – словно начинающий забываться эпос, не принадлежащий никакой отдельной нации – но всем нациям сразу. Сборник «Красные, жёлтые, синие» дополнен атмосферными иллюстрациями Татьяны Сугачковой, дипломанта конкурсов «Образ книги-2014», «Nami Concours 2015» и других: старый Баку оживает на них тихим, мирным и уютным городом – таким хочет помнить его Мария Мартиросова.

Читайте онлайн полную версию книги «Красные, желтые, синие (сборник)» автора Марии Мартиросовой на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Красные, желтые, синие (сборник)» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2012

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785000831625

Дата поступления: 24 августа 2019

Объем: 176.7 тыс. знаков

Купить книгу

  1. annetballet
    annetballet
    Оценил книгу

    Фотографии на память

    Эта маленькая повесть о том, как важно быть людьми. Речь идет о межнациональном конфликте, который происходил между Азербайджаном и Арменией в конце восьмидесятых годов прошлого века. Главным действующим лицом выступает девочка Марго, дочь бакинского армянина. У ее матери порок сердца, а отец журналист и вроде как получает информацию из первых рук. Он самого конца не верит в возможность кровопролития и поэтому семья не сразу уезжает из Баку. Хотя один за одним одноклассники Марго перестают приходить в школу.

    В нашей стране не так давно тоже были межнациональные распри. В 2010 году на фоне народной революции на юге Киргизии коренное население пыталось выгнать узбеков, которые живут в нашей южной столице бог знает сколько, даже дольше самих киргизов. Это были страшные дни разрухи и страха. И хоть в столице не было открытых противостояний, тем не менее, все нацменьшинства боялись гонений. Когда стычки удалось урегулировать и из той стороны к нам стали приезжать очевидцы, рассказы их были ужасны. Такие изощренные зверства и издевательства не смог бы выдумать самый кровожадный комендант концлагеря. Поджоги, убийства, насилие, детоубийства.

    Насколько наивны некоторые люди. Вот к примеру Гарик, отец девочки, считает, что у него самые достоверные данные, а то, о чем перешептываются люди, передавая друг другу из уст в уста на базаре – неправда. О том, как азербайджанцы вырезают армянские семьи в столице. И если нет свидетелей, жертв, от которых он, репортер, может узнать сведения, то это ложь и выдумки. В то же самое время Марго почему-то молчит о том, как разделился ее класс. Молчит чтобы не тревожить родителей. Не знаю, я бы на ее месте не стала. Может меня по-другому воспитали. Да, у нас в семье не было сердечников, ради которых сменили дверной звонок на птичью трель чтобы не вздрагивать, но мне не понятна ее позиция.

    В целом история жуткая, страшная и болезненная. Почему же люди не помнят о трудностях, которые они пережили вместе, почему они учат своих детей нетерпению к другому человеку, как сделать так чтобы эти ужасные конфликты не повторялись. Думаю такая трагедия, похожая на ту, что описала автор, затронула каждого из читателей прямо или косвенно. Главное

    Если человек помнит о чём-то хорошем, ему обязательно захочется это хорошее сделать снова. А если плохое не забыл, то, значит, никогда его и не повторит.

    Красные, желтые, синие

    «Русские – в Рязань, татары – в Казань, без евреев и армян расцветай, Азербайджан!»

    Надо же, как бывает… Я сижу на работе, дочитываю последние строки этой недетской истории и пытаюсь сдержать слезы. Вспоминаю дедушкины рассказы о Хачмасе, наш семейный рецепт пахлавы и азербайджанского плова. Это все было за долго до «карабахского конфликта» и, слава Богу, нас не коснулось. Читая такие повести, не хочется говорить об их сюжете, о характерах и образах героев. Бессмысленно разбирать такое, как на уроке литературы.

    Безмерна эта потеря для нашего Отечества

    И снова в этой повести страх гонения и боль утрат. Армяно-азербайджанская семья разделилась на двое. Отец и дочь остались в Баку, а мать и младшая дочь уехали к тетке. Если в первой повести мы получали сведения из Баку, то в этой мы живем с героями в Ереване. Света с матерью оказываются чужими среди своих в теткином доме, в Ереване вообще. Да и был ли кто-нибудь когда-нибудь рад беженцам у себя? Им остается только выживать, терпеть и ждать вестей от своих из противоположного лагеря.

    Автор очень скупо пишет о чувствах девочки, лишь передает события. Думаю, читатель и сам может «почувствовать» все за Свету Аванесову. Однако, «Фотографии на память» мне все-таки понравилась больше.

    Очень правильно давать читать такие вещи детям. Но самое главное – помнить самим и не повторять.

  2. TanyaLazareva1996
    TanyaLazareva1996
    Оценил книгу

    «Русские – в Рязань, татары – в Казань, без евреев и армян расцветай, Азербайджан!» – скандировала толпа.

    После "Сахарного ребёнка", мне захотелось почитать что-то столь же цепляющее, на схожую тему, я вспомнила, что у меня уже давно стоит "Красные, желтые, синие" КомпасГида, я не знала о чём она, но помнила, что книга серьёзная. Решила, что время для неё пришло.
    Оказалось, в книге две повести, рассказывающие об армяно-азербайджанском конфликте, о жизни в Баку и Ереване в 80-х годах ХХ века. О национализме.

    До этой книги я ни разу не слышала о сложных отношениях между Арменией и Азербайджаном, меня это не касалось, и я не интересовалась. Я была в полнейшем шоке, от того, что происходило в этих странах. Мне это напоминало отношение к евреям у фашистов во время войны.
    Раньше я воспринимала страны бывшего СССР как "братские" и дружественные народы, и даже не подозревала, что граждане этих стран могут так друг друга ненавидеть из-за того что "не поделили" определенный участок земли. Очень жестоко, больно, страшно.

    «Мама осторожно подошла к двери, заглянула в глазок. Никогда не думала, что в одну секунду можно так побледнеть.
    – Марго, – зашептала мама, – иди в комнату. И не в свою, а в нашу с папой. Залезь под кровать. Забейся в самый дальний уголок. Опусти на кровати пониже покрывало. И что бы сейчас ни случилось – слышишь, что бы ни случилось, – не выглядывай»

    Очень эмоциональная книга, пронзительная.

    "Я задыхалась. Из носа текла кровь. Но никак не могла оттолкнуть от себя Джаваншира. Вдруг раздался страшный грохот. Сквозь пелену слёз я разглядела, как Джаваншир, выпустив мои волосы, после чьей-то могучей затрещины летит через весь класс и врезается спиной в противоположную стенку.
    – Она же армянка! – сидя на полу, отчаянно орал Джаваншир, – Армянка, понимаешь?!
    А новенький, беженец из Армении, молча дубасил Джаваншира, не давая тому встать на ноги.
    – Они тоже нас так.. Папа били, сестра в школа не пускали, "Азеры" называли.. А мы что сделали? Ничего мы не сделали. И она тоже ничего не сделал."

    Тяжелая книга, но такие нужно читать. Нужно знать, "воспитывать правдой" в себе и своих детях мораль и нравственность. Чтобы не повторять подобного кошмара. Мы ведь не животные, нам дана возможность думать, анализировать, сострадать и сопереживать, так почему из века в век человечество совершает одни и те же ошибки, которые приводят к очередной трагедии? Помнить, нельзя забыть.

    "Я верю, что фотографии и вправду запечатлевают что-то навсегда. И хорошее, и плохое. Запечатлевают и не дают забыть. Если человек помнит о чём-то хорошем, ему обязательно захочется это хорошее сделать снова. А если плохое не забыл, то, значит, никогда больше его не повторит".

  3. _ANTARES_
    _ANTARES_
    Оценил книгу

    Это вторая прочитанная мной книга Марии Мартиросовой. Обе ее книги мне очень понравились. В обоих произведениях автор обратилась к вопросу армяноненавистничества в Азербайджане. Сегодняшний Баку любит рассказывать всему миру, какие азербайджанцы толерантные. Они обвиняют армян во всяческих небылицах, однако именно в Баку, Сумгаите и Кировабаде были погромы, а не в Ереване. В качестве показателя терпимости приезжим демонстрируют церковь Святого Григория Просветителя в центре Баку, у которой сбит крест. Она превращена в библиотеку, где собраны награбленные армянские книги (в том числе антикварные), изъятые из домов убитых и изгнанных армян.

    Оставленная для "галочки" церковь является единственной в своем роде. О многих разрушенных в том же Баку армянских церквях азербайджанцы предпочитают не говорить. Вот самый яркий пример - рядом с Девичьей башней находилась армянская церковь Святой Богоматери. Где она теперь, "толерантные" азербайджанцы? Вот ее фото. Церковь была снесена в девяностые.

    Голубая мечеть в центре Еревана не только отреставрирована, но и функционирует. Каждый день туда приходят молиться мусульмане. В том числе и азербайджанцы из Ирана.

    Я часто читаю в интернете, что армянам, мол, с детства "прививают" неприязнь, а то ненависть к азербайджанцам. Ничего подобного. Когда я учился в школе, Азербайджан был такой же соседней страной, как и Грузия. Неприязни у нас к азербайджанцам не было. В Армении свободно приезжают иранские азербайджанцы, но может ли хотя бы один армянин приехать в Азербайджан? Достаточно узнать, что фамилия у человека оканчивается на -ян-, как это уже считается преступлениям, и у него могут начаться серьезные проблемы. Именно в Азербайджане героизируют убийцу спящего армянина, винят во всех бедах армян, а в случае чего сразу же говорят, что у провинившегося человека наверняка есть армянская кровь, поэтому он такой плохой человек. Такой лютый национализм просто в голове не укладывается.

    Меня всегда удивляло, как человек, с которым ты прожил бок о бок всю жизнь может наброситься на тебя. Еще вчера вы играли в нарды, пили чай, а сегодня он уже лезет к тебе с топором. Я не хочу верить в то, что все азербайджанцы такие, но с каждым разом убеждаюсь, что число таких больных на голову людей немало там. Ведь героизируют же труса, убившего Гургена Маргаряна. Это каким ничтожеством надо быть, чтобы считать героем убившего спящего человека, да и то человека, с которым у вас была общая миротворческая миссия.

    Многим читающим эти строки азербайджанцам, конечно же, не понять, почему в Ереване никогда не могло быть никаких погромов. И у нас есть больные и сумасшедшие (как и везде), но общество в целом никогда бы не позволило, чтобы людей среди бела дня убивали, насиловали, сжигали. В Азербайджане отрицают многие зверства своих соотечественников, но каждый раз грозятся повторить их. То же самое делают и турки. Отрицают Геноцид армян, но все время грозятся повторить его, говоря: "хороший армянин - мертвый армянин". Неужели таков ваш уровень? И ни на что более, чем убийство женщин, детей и спящих людей вы не способны?

    Мария Мартиросова разбередила в очередной раз многие вопросы, дремлющие в глубине души. Понимаю, насколько горько было лишившимся крова армянам. Отношение к ним в Армении тоже было неоднозначным. Корни армяно-азербайджанского противостояния достаточно глубоки. Но в вопросе урегулирования конфликта есть один обязательный компонент. Между народами не должны быть недосказанные и нерешенные вопросы. Ведь при их наличии достаточно одной искры и соседи вмиг станут "азерами" и "армяшками", возьмутся за ножи и топоры. Замалчивание проблем никогда не приводило к положительным результатам.

    Будь я писателем, мне было бы интересно, что люди пишут о моих книгах. Поэтому, возможно, автор прочитаeт мой вот этот отзыв. Уважаемая Мария Мартиросова, продолжайте творить, я прочитал всего два ваших произведения, но вы о стольком важном успели в них рассказать. И знайте, что в Армении есть очень много людей, которые не считают армян из Азербайджана "шуртвацами". Вы для меня и есть пример настоящей армянки. Сохранить свою национальную идентичность в чужой стране очень сложно. Вдвойне сложно, когда ты находишься в окружении враждебно настроенных людей. Спасибо вам за правду.

Цитаты из книги «Красные, желтые, синие (сборник)»

  1. Алида – смуглая, худая, с тёмными прямыми волосами и длинным тонким носом. Я – толстенькая, щекастая, кудрявая и круглоносая. Как будто от разных отцов.
    8 мая 2020
  2. чувство собственного достоинства невозможно, не защищая достоинство других.
    16 сентября 2019
  3. – Знаешь, Марго, почему я занимаюсь фотографией? Нет, не для того, чтобы деньги загребать… Просто фотография запечатлевает что-то навсегда. И хорошее, и плохое. Запечатлевает и не даёт забыть. Если человек помнит о чём-то хорошем, ему обязательно захочется это хорошее сделать снова. А если плохое не забыл, то, значит, никогда его и не повторит.
    19 августа 2019