Книги, похожие на «Снежная сестрёнка»

  • 4,6
    Лиса, завоевавшая сердца миллионов людей в Instagram! Если вы хотите лишний раз улыбнуться, то вы нашли повод для этого! Джунипер – самая счастливая домашняя лиса. Она здесь, чтобы поделиться с вами своей очаровательной улыбкой и яркой натурой. Из этой книги вы узнаете историю о реальной жизни ли...
    Лиса, завоевавшая сердца миллионов людей в Instagram! Если вы хотите лишний раз улыбнуться, то вы нашли повод для этого! Джунипер – самая счастливая домашняя лиса. Она здесь, чтобы поделиться с вами своей очаровательной улыбкой и яркой натурой. Из этой книги вы узнаете историю о реальной жизни ли...
  • 4,2
    Цветы, огонь и книги – вот основные составляющие существования девятилетней Элис Харт. Она живет за городом у моря с родителями. Деспотичный отец не разрешает жене и дочери покидать их ферму, девочке не с кем общаться, и тогда мать учит ее языку цветов.Но однажды случается трагедия, безвозвратно ...
    Цветы, огонь и книги – вот основные составляющие существования девятилетней Элис Харт. Она живет за городом у моря с родителями. Деспотичный отец не разрешает жене и дочери покидать их ферму, девочке не с кем общаться, и тогда мать учит ее языку цветов.Но однажды случается трагедия, безвозвратно ...
  • 4,7
    В течение многих лет слухи о Болотной Девчонке будоражили Баркли-Коув, тихий городок на побережье Северной Каролины. И когда в конце 1969-го нашли тело Чеза, местного плейбоя, жители городка сразу же заподозрили Киа Кларк – девушку, что отшельницей обитала на болотах с раннего детства. Чувствител...
    В течение многих лет слухи о Болотной Девчонке будоражили Баркли-Коув, тихий городок на побережье Северной Каролины. И когда в конце 1969-го нашли тело Чеза, местного плейбоя, жители городка сразу же заподозрили Киа Кларк – девушку, что отшельницей обитала на болотах с раннего детства. Чувствител...
  • 4,2
    Захватывающий приключенческий роман молодого английского писателя Питера Банзла. Викторианская Англия, 1896 год. Лили Хартман в смертельной опасности. Отец девочки исчез, а саму ее преследуют жуткие люди с серебряными глазами. Что же им от нее понадобилось? Лили и ее друзьям – Роберту, сыну часов...
    Захватывающий приключенческий роман молодого английского писателя Питера Банзла. Викторианская Англия, 1896 год. Лили Хартман в смертельной опасности. Отец девочки исчез, а саму ее преследуют жуткие люди с серебряными глазами. Что же им от нее понадобилось? Лили и ее друзьям – Роберту, сыну часов...
  • 3,9
    Новый роман Мюриель Барбери «Странная страна» продолжает тему, начатую в «Жизни эльфов», где писательница впервые рассказала о том, как связан мир людей с незримым миром. Идет шестой год самой великой войны, какую когда-либо переживали люди. В объятой огнем Испании Алехандро и Хесус, молодые офиц...
    Новый роман Мюриель Барбери «Странная страна» продолжает тему, начатую в «Жизни эльфов», где писательница впервые рассказала о том, как связан мир людей с незримым миром. Идет шестой год самой великой войны, какую когда-либо переживали люди. В объятой огнем Испании Алехандро и Хесус, молодые офиц...
  • 4,5
    Ноябрь, предзимье, Северная Америка. Казалось бы, что может случиться на тихой ферме? Жди себе снега да Рождества, вот и все приключения. Но тут в размеренную жизнь семьи Шеверсов врывается стихия – и всё летит кувырком. Лес меняет свою природу, зарастает лианами и ошеломительно пахнущими цветами...
    Ноябрь, предзимье, Северная Америка. Казалось бы, что может случиться на тихой ферме? Жди себе снега да Рождества, вот и все приключения. Но тут в размеренную жизнь семьи Шеверсов врывается стихия – и всё летит кувырком. Лес меняет свою природу, зарастает лианами и ошеломительно пахнущими цветами...
  • 3,6
    Третья часть Сезонного цикла.Что объединяет Кэтрин Мэнсфилд, Чарли Чаплина, Шекспира, Бетховена, Рильке, прошлое, север, юг, запад, восток, мужчину, жалеющего о прошлом, и женщину, запертую в настоящем?Весна, великий соединитель.Во времена стен и границ Смит открывает двери. Во времена, зацикленн...
    Третья часть Сезонного цикла.Что объединяет Кэтрин Мэнсфилд, Чарли Чаплина, Шекспира, Бетховена, Рильке, прошлое, север, юг, запад, восток, мужчину, жалеющего о прошлом, и женщину, запертую в настоящем?Весна, великий соединитель.Во времена стен и границ Смит открывает двери. Во времена, зацикленн...
  • 4,5
    У каждого члена «Последнего семейства в Англии» есть секреты, но только один из них намерен все разнюхать. Навострив уши, он пытается угадать, какая из тайн забудется, если сидеть тихо, а какая разрушит его единственную семью. Мэтт Хейг – одна из ключевых фигур современной британской литературы. ...
    У каждого члена «Последнего семейства в Англии» есть секреты, но только один из них намерен все разнюхать. Навострив уши, он пытается угадать, какая из тайн забудется, если сидеть тихо, а какая разрушит его единственную семью. Мэтт Хейг – одна из ключевых фигур современной британской литературы. ...
  • 4,9
    У Мелоди фотографическая память. Она помнит все, что видела и слышала за одиннадцать лет своей жизни, а слова и звуки имеют для нее вкус и цвет. Она умнее всех в школе. Вот только никто об этом не догадывается. Учителя думают, что девочка не поддается обучению, и из урока в урок повторяют с ней п...
    У Мелоди фотографическая память. Она помнит все, что видела и слышала за одиннадцать лет своей жизни, а слова и звуки имеют для нее вкус и цвет. Она умнее всех в школе. Вот только никто об этом не догадывается. Учителя думают, что девочка не поддается обучению, и из урока в урок повторяют с ней п...
  • 4,3
    Дом был ужасный – построенный из грязно-серого кирпича и весь какой-то косой. Его подъезды будто перессорились, а на крышу нахлобучилась огромная труба. Когда Рина сюда переехала, то сразу поняла: здесь творится что-то странное, ведь по ночам стены воют так, будто им больно. А однажды, на самой г...
    Дом был ужасный – построенный из грязно-серого кирпича и весь какой-то косой. Его подъезды будто перессорились, а на крышу нахлобучилась огромная труба. Когда Рина сюда переехала, то сразу поняла: здесь творится что-то странное, ведь по ночам стены воют так, будто им больно. А однажды, на самой г...