Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из За тобой

Читайте в приложениях:
1977 уже добавило
Оценка читателей
4.42
  • По популярности
  • По новизне
  • А я смотрела в его глаза и понимала, что это самое восхитительное время, которое узнала. Хотелось тонуть, не прося помощи, тонуть, пока не умру. Тонуть в медленных движениях. Тонуть, словно жажду этого. Тонуть в желании теснее придвинуться к нему и ощутить, насколько сильна его грудь. Дотронуться до него и положить голову, вдыхая аромат, который расслабил каждую частичку тела. И так хорошо, когда он закрывает меня собой. За ним быть очень комфортно и незнакомо.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • иначе, но эта была иной. Моей чёртовой жено
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • А я смотрела в его глаза и понимала, что это самое восхитительное время, которое
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • А я смотрела в его глаза и понимала, что это самое восхитительное время, которое узнала. Хотелось тонуть, не прося помощи, тонуть, пока не умру. Тонуть в медленных движениях. Тонуть
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Искренняя, испуганная и ранимая. Но так ли это?
    Предстоит решить: насколько они готовы к встрече со своими страхами…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – А если сложно забыть? – Спросила, наслаждаясь, как он продолжал гладить мою скулу.
    – Тогда необходимо найти что-то иное. Оно должно помочь стереть те воспоминания и дать дорогу новому,
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • женщина, когда мы поженимся, и что надевать, какие традиции будут у нас, и только мы вправе диктовать условия. Поэтому это всё теперь в прошлом, и мы ждём тебя в августе на нашей церемонии здесь. В том месте, которое стало для нас обоих домом. До встречи, – рассмеявшись, утянул за собой Мари.
    – Он был в шоке, – прошептала она, когда мы шли по коридору.
    – Я тоже был в шоке, когда мне зачитали условия. И хочу всё сделать правильно. Не желаю, чтобы наши дети думали, что людей можно покупать и продавать. Мы докажем им, что только любовь стоит на первом месте в любом браке, – завёл её в нашу спальню и повернул к себе.
    Изменилась ли она? Да и нет. Она переборола свой страх перед людьми, и мы теперь наслаждаемся путешествиями, музеями и прогулками с Сабриной и Самантой. Прекрасные дочери, умные и такие разные, шаловливые порой, но самые лучшие для меня во всём мире. И вскоре мы родим ещё одного ребёнка, который войдёт в этот мир уже любимым.
    – Ванда останется с девочками на этот вечер. И нам пора подготовиться к нему. Ведь к этому событию мы шли так долго, – напомнил своей уже бывшей жене и в то же время невесте.
    – Господи, я так волнуюсь. Ты не представляешь. Я даже ещё не окончила университет, и что если…
    – Ты талантлива, любовь моя. И сегодня твой день. Моя жизнь для тебя и детей. Но этот вечер только твой. Хочу, чтобы улыбалась, а я горд за тебя. За то, что наша история запечатлена в твоих картинах и её увидит весь Нью-Йорк, а затем мир, – перебил её волнение.
    – Ты слишком меня любишь, и не можешь быть компетентным в своих выводах, – пожурила меня.
    – Значит, некомпетентен? – Прищурившись, подтолкнул её к постели.
    – Совершенно, – рассмеялась она, упав на кровать.
    – Тогда мне придётся доказать, что я очень компетентен. До безумия. До сумасшествия тебя люблю, и чересчур соскучился за эти дни, пока мы не удостоверились, что нашему ребёнку ничего не угрожает. У нас есть ещё пара часов, поэтому готовься, – впился в её губы поцелуем, и мир перестал существовать.
    Никогда не мечтал о браке и любви. Говорил себе, что это вынужденные чувства и обстоятельства. Ложь. Иногда судьба сама подсказывает и дарит то, в чём ты нуждался больше всего. В ней. И не она встала за мной, а я за своей женщиной, которая делала первые шаги в этом мире. И она станет знаменитой, а я буду помогать. Всегда и во всём. Она моя судьба и только в её руках возможность руководить мной.
    Я счастлив, быть за великой женщиной, какой она стала для меня. И у каждого мужчины должна быть такая. От этого не перестаёшь быть сильным, уверенным, и не теряешь своё эго. Наоборот, оно крепнет с каждым поцелуем и моментом, который вы вместе проживаете. Быть за женщиной не унизительно, потому что именно женщина в этом мире имеет власть над разумом и чувствами. Именно она создаёт семью и дарит надежду на будущее. И я рад в этом признаться, что опустился на колени перед ней, и буду до конца жизни восхвалять мою женщину. Мою жену. Мою Мари. Желанную
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Они повелевают думами, и могут принести свои плоды, которые окажутся гнилыми. Потерять всё, и обрести больше – для меня стало новой жизнью. Я, наконец-то, счастлива, любима и дома. Рядом с ним и нашими детьми, я буду двигаться дальше. Забыть о прошлом, не забуду, но именно эти воспоминания не дадут мне в будущем совершить новой ошибки. Учиться не наступать на те же грабли, и вырастить двух девушек, для которых будет светить одно солнце, и согревать одинаково.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Дино кивнул, оставив меня здесь, рядом с моими дочерьми. Он прав, но в данную минуту, слишком сложно взять себя в руки. Пуст и слишком устал, чтобы улыбаться. Но единственное чего желал – пусть это будет первое и последнее испытание для нас, самое худшее, что будет в нашей жизни. И я готов отдать всё, только бы вернуть свою семью домой. В полном составе. С моей женой. Я не отпущу её. Никогда и ни за что на свете.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Спасибо. Простите, что кричал на вас. Я обезумел от страха, – безэмоционально ответил.
    – Мы понимаем вас. Ничего.
    – А что с детьми? Они пострадали? – Спросил я.
    – Сейчас они в боксах, родились раньше времени, но такое бывает часто у двойни. К сожалению, очень часто вашей жене давали снотворное, и они вялые. Но через пару суток мы думаем, вы сможете их взять на руки. Им ничего не угрожает. Вы можете войти, и подержать их за руку, если хотите.
    – Спасибо. Нет. Не хочу. Не сейчас. Я буду ждать новостей о своей жене, – закрыл глаза, из которых снова катились слёзы.
    Меня оставили одного в ожидании. За последнее время это превратилось в мою жизнь.
    – Поздравляю. Сразу многодетный отец, – на плечо легла рука Дино.
    – Я боюсь представить, что они хотели сделать со второй девочкой. Если одну они планировали продать, то вторую? Надеюсь, они сгниют в тюрьме, – прошептал, обернувшись к другу.
    – Их депортируют в Ирландию. Софи и Романа, Баро умер. Там уже будет суд, но вряд ли им родина поможет. Не знаю, что тебе сейчас сказать. Все слова поддержки какие-то пустые, потому что самому больно ждать вестей о Мари.
    – Она сильная. И я верю в неё. Мы вместе возьмём на руки наших детей. Она смогла, она подарила мне так много, а я… чёрт, не сумел помочь ей, уберечь её, и виню себя за это. Мне стыдно смотреть на дочерей, и потом будет тоже стыдно взглянуть в глаза Мари. Она верила и доверяла мне, а я предал её, – вздохнув, отошёл от стекла, и сел на стул.
    – Рик, ты же не умеешь читать мыслей. И если бы не Питер, то могло быть всё ещё намного хуже, чем сейчас. Поэтому твоей вины нет. Здесь никто не виноват, кроме человеческих пороков. Именно они заставляют людей стать запрограммированными, и наплевать на всё, даже не думая о том, что заберут жизнь. Это случается, и от этого никто не застрахован, – Дино сел рядом со мной.
    – Знаешь, раньше я думал, что деньги помогут мне купить всё. Буквально всё, даже людей. Но оказалось, что с ними я бессилен и глуп. Они не могут помочь даже в спасении жизни. Они бесполезны. Они стали причиной всех бед Мари. Мама говорила об этом, но я не понимал. Сейчас же кристально ясно, что важно в жизни, и за что стоит бороться, – горько усмехнулся я.
    – Но деньги помогли тебе встретить Мари. Если бы не они, не твоё имя, не твоё положение, то ты бы никогда не узнал самого себя и то, что умеешь любить. Вот так. Не думая о себе, ринуться спасать жену. Поэтому не вини деньги в том, что произошло. Главное, всё позади и теперь необходимо набраться терпения. А тебе собраться с силами, потому что Мари, ты нужен счастливым. Она пережила слишком много, чтобы не увидеть на твоём лице радости. Это её подбодрит и уверит, что даже несколько месяцев разлуки не стёрло из твоего сердца чувств к ней. Я буду в приёмной, там же Эш и Мили. Все мы рядом, и если захочешь присоединиться к нам, то мы будем ждать, – встав, он похлопал меня по плечу.
    – Иди. Сейчас мне бы хотелось подумать в тишине и одиночестве.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Глава 43
    Рикардо
    – Рик! Сюда! – Обернулся на крик Дино, пока вокруг меня была суматоха. Меня даже не замечали, а я уже паниковал. Оказавшись на улице, крутил головой в поиске своей машины.
    – Мистер Лок, кладите девушку на носилки, – один из медбратов указал мне на каталку, и я бережно опустил Мари.
    – Прости, но одного туда мы тебя не могли отпустить, – с улыбкой произнёс Дино, забравшись в карету скорой помощи.
    – Ты бы видел, как её держали. Ещё чуть-чуть бы и я никогда не услышал её голоса, – ответив, сел рядом с ним в машине, и она тронулась.
    Пока на лицо девушке надевали кислородную маску, осматривали, я, словно понял, что только произошло. Там, внизу, был в непонятном ступоре. На автомате двигался и говорил, совершал поступки и проступки. Сейчас же паника, невообразимая боль и сочувствие сжали сердце. Закрыл на секунду глаза, и пытался перебороть всё это, чтобы остаться сильным для неё. Но я слаб, не физически, а внутренне. Слаб к пониманию того, что она пережила, и как себя сейчас ощущала. Слаб, когда ярко представлял ужас, который она видела и вновь боялась за свою жизнь, как и за жизнь нашей дочери.
    – Мистер Лок, – обратились ко мне, и я распахнул глаза.
    – Да?
    – У вашей жены, как и у ребёнка, сильное обезвоживание. Раскрытие на два пальца, но из-за препарата, который ей вкололи, роды замерли. У плода кислородное голодание, сейчас мы направляемся в ближайшую больницу, чтобы там ей произвели операцию по экстренному кесареву сечению. Насколько мы можем сказать в таких условиях, её пичкали снотворным, и это может пагубно сказаться на ребёнке. Он может не выжить. Он…
    – Нет… Рикардо… спаси её… – Мари оторвала от лица кислородную маску, прошептав просьбу.
    – Конечно, милая моя, спасём. Они сделают всё для этого. Да? Вы же сделаете всё, чтобы моя дочь была здорова? – Схватив жену за руку, напряжённо посмотрел на парня, взгляд которого сказал больше, чем ложь, сорвавшаяся с губ.
    – Да. Всё будет в порядке, миссис Лок. Ставим капельницу, – он вновь занялся своим делом, а я опустил голову к Мари.
    – Слышала, теперь всё позади. Я искал тебя, любовь моя, искал и ждал. Прости, что слишком поздно пришёл. Прости, что не понял сразу. Прости меня, я люблю тебя. Только тебя и нашу дочь. Я рядом, теперь ни на шаг не отойду. Везде буду с тобой, – шептал, наблюдая, как из уголка приоткрытых глаз скатываются слёзы.
    – Не плачь, прошу тебя. У нас всё будет хорошо. Я подготовил детскую для нашего ребёнка. Я ждал его и, знаешь, хотел назвать Мари. Моя желанная, но не догадывался о том, что уже имею такую девочку. Мою девочку. Тебя… мою женщину. Мою жену. Ты моя судьба, Мари. И не нужна мне любая Анна, только ты. Потому что твоё сердце для меня важно. Я…
    – Приехали. Мистер Лок, сейчас мы направимся в операционную.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Как это мило, Рикардо, – усмехнулся голос позади меня.
    – Софи, дай мне уйти с ней. Она же твоя сестра, и ей плохо, – не оборачиваясь, произнёс я.
    – Нет. Я точно выстрелю в тебя. Ты слишком был занят этой сукой, которая околдовала тебя, даже не заметил, как забыл о своём пистолете. Но чем она лучше? Ничем. Скоро сдохнет, как и твой ребёнок. У неё воды отошли вчера ночью, и я вколола ей то, что не даст родить. Поэтому я заберу её с собой. Отойди, – прошипела она, и видел, как Софи подошла к нам. И мой пистолет, который в порыве чувств, отложил, оказался прямо у виска Мари.
    – Рикардо…
    – Заткнись. Задолбала уже, – она сильнее ткнула в висок Мари, которую я продолжал держать за плечи.
    Голова думала без моего вмешательства, потому что боялся сделать сейчас неверно. Не успеть. Одна доля секунды, и я отпустил свою жену. Локоть поднялся наверх, как и я, угодив прямо в солнечное сплетение Софи. Ещё одна секунда, пистолет выпал из её рук, а я ладонью успел схватить Мари за затылок, не дав ей упасть. Последняя секунда и, подхватив жену на руки, резко развернувшись, и моя Мари, от силы моего поворота, ударила босыми ногами по лицу сестре.
    Не теряя времени, полетел по лестнице, держа в руках своё сокровище. Она со мной. Теперь навсегда со мной.
    – Не дай… потерять… ребёнка… прошу, – её шёпот, едва уловимый достиг моего разума, когда выбежал с ней наверх.
    – Обещаю, ни за что не потеряю вас обеих, – улыбнувшись ей, ответил.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • из нас. Предательство и настоящая сущность.
    – Ах, ты ублюдок, – прошипел Баро и Роман усмехнулся.
    – Ты думал, меня волнуешь ты или эта сука? Нет. Меня волнует моё положение. Я выставлю всё так, что это ты решил убить своих дочерей, а затем зятя. А я пытался помочь, ты подставил меня, Баро. Ты сошёл с ума от власти, и угроз тех, кому продавал оружие. Мне поверят, а вот вы все будете мертвы, – после его слов раздался оглушительный выстрел. Софи завизжала, а на груди Баро сквозь тёмный свитер проступила кровь. Всё видел, как в замедленной съёмке. Как мужчина упал на колени, а девушка вырвалась из моих рук, и упала рядом с отцом. Хоть и не был он мне по душе, но такой кончины никто не заслуживает.
    – Теперь ты, убери пистолет, если хочешь увидеть свою жену. Я дам вам возможность попрощаться, – Роман указал на меня, а я нацелился на него.
    – Так легко убивать может только прирождённый ублюдок. Ты не выстрелишь, потому что без меня тебе не выбраться отсюда, – уверенно заявил я.
    – Думаешь? – Усмехнулся он. Краем глаза заметил, как Софи поднялась и в следующую минуту тень сбоку, о которой не имел представления, налетела на Романа. Выстрел попал в потолок, визг Софи, и я увидел Эша. Именно он как-то тихо пробрался в дом, и сейчас забрал из рук Романа пистолет, направив прямо ему в лоб.
    Дверь позади меня распахнулась, крики, какие-то вопросы и незнакомые люди в форме. Меня оттолкнули, и я очнулся. Очнулся в аду, где не было Софи. А Мари так и не нашёл. Рванул сквозь толпу и пролетел по коридору. Открыл одну дверь, затем вторую. Никого.
    – Мари! – Закричал, добежав до последней. Подвал. Тускло, слишком тускло. Но не волновало.
    Я не знал, что такое страх никогда в жизни. Не встречал его. Не знал, каково это когда душа опускается в пятки и тело покрывается ледяным потом. Не знал… до этого момента.
    – Мари, – прошептал, когда на полу, в самом углу, на какой-то грязной подстилке лежала девушка. Её руки были связаны, как и ноги, рот заклеен. Шаг за шагом подходил к ней. Такой маленькой и бледной.
    – Мари… господи… Мари, – упал на колени, пытаясь унять дрожание рук, когда развязывал её. Она была слишком холодной, чтобы быть живой. Её кожа приобрела серый оттенок. Это был скелет, обтянутый кожей, и в грязном балахоне.
    Когда удалось отбросить верёвки, то аккуратно отклеил скотч. Приложил пальцы к её вене и уловил едва бьющийся пульс.
    – Мари, ну же. Прошу, открой глаза. Это я…я…чёрт, любовь моя, – хотелось плакать, как ребёнку, потому что было больно. За всё больно, за кровоподтёки на её запястьях, за синяки на лице, на руках, везде. Моя ладонь легла на живот, и сердце внутри остановилось на секунду. Ребёнок… мой ребёнок был жив, как и она. Она ещё беременна и у неё нет сил, чтобы дышать.
    – Мари, – приподнял её, и откинул спутанные, грязные волосы. Ресницы дрогнули, и она распахнула глаза. Я смотрел на неё, а она на меня, видимо, не понимая, что происходит. С её потрескавшихся и сухих губ вырвался вздох.
    – Родная моя. Любимая моя…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Рикардо, ты глуп. Твоего ребёнка мы давно продали, а вот Мари, к сожалению, скоропостижно скончалась во время родов, – усмехнулся Баро.
    – Тогда стреляй, потому что причин помогать вам, у меня больше нет. Через несколько минут сюда войдёт полиция, и мне плевать, что будет с вами. Смысла жизни больше не вижу, – развёл руками и блефовал. Они тоже. Знал. Видел по настороженному блеску в глазах Романа и даже его алчный ход мыслей мог предугадать. Деньги и свобода.
    – Это довольно романтично и так же противно, – скривилась Софи. – Но зачем тебе мёртвая Анна? Может быть, лучше живая?
    – Девочка, закрой рот, – оборвал Баро дочь.
    – Нет, папа. Я устала прятаться от дилеров, а он сможет помочь мне. Заплатит им и перепишет на меня все свои деньги, – фыркнула девушка и сделала шаг ко мне.
    – Софи, закрой рот, – Роман схватил её за руку, и толкнул в сторону.
    – Он же сказал, что здесь будет полиция! Они убьют вас, а я слишком красива, чтобы умирать. Эта сука живёт, а я не могу? – Закричала Софи, и я улыбнулся.
    – Конечно, милая, помогу тебе, – елейным голосом заверил её.
    – Заткнись, Рикардо…
    – Стреляй, Роман! Стреляй в него! Нам нужно успеть уйти прежде, чем нас схватят, – Баро подошёл к Роману и указал на меня.
    – Он никого не вызвал. Слишком любит Мари. Хочешь увидеть её едва дышащее тело? Увидеть и понять, что ничего не сможешь сделать? Никак помочь, а только наблюдать? – Сжал кулаки от насмешки надо мной и моими чувствами. Да, в них слаб, но они же придают силы, чтобы бороться.
    – Конечно, но и для вас у меня есть подарок, – завёл руку за спину, и Роман снял пистолет с предохранителя.
    – Тише, барон, это деньги. Подарок для Софи. Подойди, милая, – протянул ей вторую руку. Знал, куда давить. Она была под кайфом и жаждала ещё. Всего несколько секунд были в моём распоряжении.
    – Не смей, дура!
    Но уже схватил девушку и выставил вперёд, приставив курок к её виску.
    – Отпусти!
    – Заткнись! А теперь брось пистолет. У меня в отличие от тебя нет причин, чтобы думать о последствиях. Я защищён законом, и в своей стране. А вы иммигранты, да ещё и преступники. Эта же, – сильнее схватил Софи, а она дёрнулась в моих руках, – наркоманка. И у меня есть видеозаписи. Поэтому брось пистолет, Роман. Я заберу Мари и на вас мне плевать.
    – Пожалуйста, он же пристрелит меня! Роман! – Завизжала Софи.
    – А мне плевать, дура. Хотела денег, так получай теперь. Я сам убью тебя, и не будет больше проблем. А затем его. Продам его ублюдка, а вот Мари. Надо же какая сильная девочка. Ты права, какая разница кто будет подо мной. Лицо одно и то же. Но вот тело… – таких слов, наверное, не ожидал никто
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Идёт. До встречи. И запомните, Мари – та, которую вы должны первую вытащить. Только она, и никак иначе. Если я не смог выполнить обещание и спрятать её за собой, то сделайте это за меня, – улыбнувшись всем, развернулся и широким шагом направился к тому дому, который стал вынужденным пристанищем для моей жены.
    Страшно ли? За себя нет. А вот за неё да. Не давали покоя слова Софи и её пожелания смерти сестре. Значит, что-то произошло. Ей плохо, и она купила для неё какие-то препараты. В этом был уверен. Если это наркотики, то сам придушу, и не посмотрю, что мне будет грозить срок. Убью.
    Остановившись перед дверью, глянул на тёмные окна и постучался. Боялся ли? Нет. Стало спокойно. Мысли о том, что скоро увижу Мари, придавали сил и некой ауры безмятежности. Этот диссонанс с тем, что происходит и моими ощущениями странный, и заставил улыбнуться.
    Раздались шаги, и внутри меня всё настроилось на бой. Настоящий бой, с кулаками, матами и выстрелами. Никогда не сталкивался с таким, но всё бывает впервые.
    – Какого… Рикардо?
    – Не впустишь меня, Софи? – Смотрел в поначалу испуганные глаза, а затем девушка расслабилась и, сладко улыбнувшись, немного отошла от двери.
    Сделал шаг в тёмное пространство, дверь закрылась с громким шумом. Вонь, которая окружила меня, была отвратительной. Смесь грязи, рвоты и ещё тысячи запахов наполнили нос.
    – О, какие у нас гости. Надо же. Добро пожаловать, мистер Лок, – тусклый свет озарил комнату, в которой я стоял. Доски и ничего больше.
    – Роман, – узнал мужчину, вышедшего ко мне, и его рука держала пистолет, направленный на меня.
    – Ты слишком рано, – с левой стороны раздался знакомый голос, и я усмехнулся.
    – Баро. Надо же, вся семья в сборе, – хмыкнув, продолжил стоять на одном месте. Отметил, что за Романом скрывался коридор, его невозможно было разглядеть. Здесь не было второго этажа. Скорее всего, две спальни, гостиная, в которой мы находились, и кухня нерабочая.
    – Ты можешь опустить пистолет, Роман. Я пришёл с предложением, – произнёс я, заметив, что Софи обошла меня и встала рядом с Романом. Её насмешливо выпирающий накладной живот вызвал отвращение к этим всем людям. Ещё большее, как и жажду отомстить пожизненным заключением.
    – Нам не нужны подачки от тебя. Мы и так получим всё, – рассмеялся Роман.
    – Вряд ли вы получите всё. Все улики на вас я передал в полицию. И как только вы появитесь на границе, вас схватят. Но я же могу помочь, – спокойно продолжил.
    – Застрели его, дорогой. И его рукой я распишусь в документах, – прошипела Софи.
    – Очень необдуманно. У меня огромные деньги и связи, которые нужны вам. А мне нужна моя жена живая, как и мой ребёнок.
    В мои цитаты Удалить из цитат