ESET_NOD32
13 книг
Добавить все к моим книгам

– Анна, тише, ну что ты, – его ладонь легла на мои волосы, и он погладил меня по голове. Вряд ли кто-то может понять меня. Постоянно слышать, насколько моя мазня отвратительна, как и я. Вечное гнобление и запрет на покупку кисточек и красок. Но нашла выход, и в этом помогла Мили, а сейчас этот страшный мужчина, которого до ужаса боялась, оказался тем, кто подарил мне надежду. – Прости… я… прости, – промямлив, отстранилась от Рикардо. – Поэтому ты прописала в контракте, что поступишь туда, куда сама захочешь? – Спросил он, дотрагиваясь до моего лица и стирая мокрые дорожки. – Да. Спасибо, никто не верил… никогда… а ты… прости меня, – зажмурилась, пытаясь вновь не расплакаться. – Без проблем, Анна. Ты пойдёшь туда, где тебе понравится, – заверил меня. Невероятный поток благодарности к нему согрел сердце. – Только у меня есть один вопрос, – он поднял руку с листом и взял его. – Почему я зачёркнут? – Это… ты постучал, и я нечаянно вздрогнула, – хлюпнув носом, объяснила ему. – И я действительно такой угрюмый? – Хохотнув, он повернул ко мне рисунок. – Рисую по памяти. И в тот момент не задумывалась, каким ты вышел. Серьёзным и немного злым. Я… тебе не нравится, да? – Натянув улыбку, поинтересовалась я. – Нет, исполнение нравится, но вот герой не особо. Мы можем это как-то переиграть? – Что? – Непонимающе переспросила я. – Если я сяду и буду улыбаться, тогда портрет выйдет иным, да? – Кивнула на его вопрос. – Тогда прошу тебя, Анна, сделай мне подарок. Нарисуй меня. Только для меня, – от его слов потеряла дар речи. – Но… – Пожалуйста. Для меня это было бы честью, – перебив меня, вложил обратно лист в мою руку и его глаза были полны доброты и ожидания. – Хорошо. Но тебе не нужно сидеть, я могу одна… – Нет. Хочу смотреть, как ты это делаешь. Можно? – Лицо Рикардо преобразилось от широкой улыбки. – Можно, – только кивнула. – Тогда ты завтракай. Мне нужно переодеться или наоборот раздеться?
– Анна, тише, ну что ты, – его ладонь легла на мои волосы, и он погладил меня по голове. Вряд ли кто-то может понять меня. Постоянно слышать, насколько моя мазня отвратительна, как и я. Вечное гнобление и запрет на покупку кисточек и красок. Но нашла выход, и в этом помогла Мили, а сейчас этот страшный мужчина, которого до ужаса боялась, оказался тем, кто подарил мне надежду. – Прости… я… прости, – промямлив, отстранилась от Рикардо. – Поэтому ты прописала в контракте, что поступишь туда, куда сама захочешь? – Спросил он, дотрагиваясь до моего лица и стирая мокрые дорожки. – Да. Спасибо, никто не верил… никогда… а ты… прости меня, – зажмурилась, пытаясь вновь не расплакаться. – Без проблем, Анна. Ты пойдёшь туда, где тебе понравится, – заверил меня. Невероятный поток благодарности к нему согрел сердце. – Только у меня есть один вопрос, – он поднял руку с листом и взял его. – Почему я зачёркнут? – Это… ты постучал, и я нечаянно вздрогнула, – хлюпнув носом, объяснила ему. – И я действительно такой угрюмый? – Хохотнув, он повернул ко мне рисунок. – Рисую по памяти. И в тот момент не задумывалась, каким ты вышел. Серьёзным и немного злым. Я… тебе не нравится, да? – Натянув улыбку, поинтересовалась я. – Нет, исполнение нравится, но вот герой не особо. Мы можем это как-то переиграть? – Что? – Непонимающе переспросила я. – Если я сяду и буду улыбаться, тогда портрет выйдет иным, да? – Кивнула на его вопрос. – Тогда прошу тебя, Анна, сделай мне подарок. Нарисуй меня. Только для меня, – от его слов потеряла дар речи. – Но… – Пожалуйста. Для меня это было бы честью, – перебив меня, вложил обратно лист в мою руку и его глаза были полны доброты и ожидания. – Хорошо. Но тебе не нужно сидеть, я могу одна… – Нет. Хочу смотреть, как ты это делаешь. Можно? – Лицо Рикардо преобразилось от широкой улыбки. – Можно, – только кивнула. – Тогда ты завтракай. Мне нужно переодеться или наоборот раздеться?