Кондуит и Швамбрания

4,5
45 читателей оценили
252 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу

О книге

Детство и гимназические годы Льва Абрамовича Кассиля совпали с событиями, которые потрясли весь мир: Первая мировая война и революция 1917 года в России. В повести «Кондуит и Швамбрания» автор обращается к собственному детскому опыту и рассказывает о событиях, в которых участвовал он сам и его семья. Там есть все: и захватывающие дух приключения, и уморительные проделки, и замечательные исторические зарисовки России начала века. …В конце зимы 1914 года отбывающие наказание в углу братья-гимназисты Леля и Оська неожиданно для самих себя открывают Великое государство Швамбранское, расположенное на материке Большого Зуба, населяют его героями и играют в эту волшебную игру много лет. А еще это рассказ про гимназистов и их школьную жизнь, про проказы и шалости… Очаровательный и неповторимый юмор Льва Кассиля наиболее полно показал себя именно в этой повести.

Подробная информация

Дата написания: 1931

Год издания: 2013

ISBN (EAN): 9785965000777

Объем: 453.8 тыс. знаков

  1. TibetanFox
    Оценил книгу

    Слабая память иногда становится не проклятьем, а благословением. Например, когда садишься перечитывать (или, точнее, дочитывать когда-то недочтённую) книжку "Кондуит и Швамбрания" и фыркаешь от восторга. Хотя у меня книжка называется ни разу не Швамбрания, а просто "Кондуит", и от этого как-о немножко жутко, потому что социальный кондуит-то и так прёт изо всех щелей, а Швамбранию попробуй найди нынче.

    Кассиля люблю нежно, всегда, но самое-самое у него так и не выбрала. Что последнее прочитала, то и самое-самое. Не знаю, как можно не влюбиться в это полное погружение на всех парах в семантически размытый мир ребёнка, где смешались в кучу кони, люди, но при этом всё удивительно чётко. Первая часть "Кондуита", где главный герой (и, конечно, его брат Оська, мой любимчик) ещё мал прекрасна особенно. Против пафосных революционных вещей я тоже никогда ничего против не имела, но и "за" тоже случалось редко, а вот первая треть книги — настоящая находка. Хочется цитировать и цитировать, хотя, казалось бы, что там, обычные детские перлы, случаи и путанички.

    Вторая треть книги про школу показалась мне вечной и неизменной (как таракан в цепи эволюции). Мелкие различия, конечно, всегда есть, но школа почему-то упорно отказывается меняться, как система. Как были унылые скучные учителя, изматывающие уроки, страдания и правила, так и остались. Как заталкивали редких педагогов с искрой в глазах, так это всё и есть. Редкие исключения только подтверждают правило. В школе мир резко делится напополам: тёмное "взрослое" с обязаловкой, нотациями и скукой; светлое "товарищеское" и неважно, чем стала основа дружбы или другого рода общения.

    К концу книги мне стало остро не хватать Швамбрании. Конечно, это символ, воплощение детской наивности: чего стоят швамбранские войны на фоне настоящей вдруг пришедшей войны. И всё же хочу ещё, больше пилигвинов, больше островов, больше карт и приключений, пусть даже только на волнах фантазии. Но дальше уже — фантастические повести. А в реалистичных, как у Кассиля, рано или поздно Швамбранию придётся похоронить и хранительницу швамбранского секрета тоже.

    Жаль.

  2. Fandorin78
    Оценил книгу

    Очередное путешествие в детство с небольшим портфельчиком жизненного опыта и капелькой знаний, приобретенных после первого давнего прочтения книги. О книгах, понравившихся, полюбившихся, завороживших своей историей, покоривших детское сердце, трудно говорить как-то критически, потому что, оглядываясь в прошлое, видишь себя мальчишкой, завороженно читающим про себя, словно заглядывающего в зеркало своей души. Наверное у каждого была своя Швамбрания, у меня - точно была, целый атлас выдуманного материка, с описанием гор, рек, лесов, проливов и морей. Были на материке свои страны, свои правители, династии, тираны и диктаторы, свои герои, были войны, походы, армии. Была эпоха открытий и путешествий, расцвета искусства и изобретений.
    А сейчас странички атласа постарели, покрылись морщинистым желтоватым налетом, но все равно готовы рассказать, что волновало создателя этого материка в то или иное время, какое событие, книга, газета, передача, известие нашло отражение в этой никому неведомой стране.

    Знания из портфеля, заплечный опыт выступают призмой прочтения, смотря через которую улыбаешься своим воспоминаниям, впечатлениям, но эта же призма позволяет по-новому взглянуть на жизнь героев книги вне Швамбрании, ту жизнь, что была тогда не так уж интересна со своими взрослыми проблемами. Но она не оставила в покое мальчишек, втянула в свой водоворот, втолкнула в очередь постоянно возникающих вопросов: национальности, социальности, политика, война, образование, советы, манифесты, митинги, классовость и прочее-прочее, столь непонятное детям. А сейчас это интересно, сейчас важна история человеческая на фоне истории человечества, потому и примечательны такие вот приветы из детства с совсем недетскими рассказами.

  3. Empty
    Оценил книгу

    - Леля, а Леля! А что такое еврей?
    - Ну, народ такой... Бывают разные: русские, например, американцы,
    китайцы. Немцы еще, французы. А есть евреи.
    - Мы разве евреи? - удивляется Оська. - Как будто или взаправду? Скажи честное слово, что мы евреи.
    - Честное слово, что мы - евреи. Оська поражен открытием. Он долго
    ворочается, и уже сквозь сон я слышу, как он шепотом, чтобы не разбудить меня, спрашивает:
    - Леля!
    - Ну?
    - И мама - еврей?
    - Да. Спи.
    <...>
    - Мама, - спрашивает Ося, уже садясь на постели, - мама, а наша кошка -тоже еврей?

    Ну да, сейчас, имея за плечами 25 лет жизни я могу долго рассуждать о том, что книга наивная, детская, "заказная" и уж слишком верноподданная. А десятилетнему пацану проскочившая где-то между Жулем Верном и Фенимором Купером, "Швамбрания" принесла много открытий. Кроме, собственно, открытия материка Большого Зуба, она открыла для меня значения таких слов, как "война", "революция", "разруха" и "евреи".
    Действие происходит в двух мирах. В первом -- классическая семья евреев-интеллигентов (папа -- врач, мама -- домохозяйка, дающая уроки пианино), проживающая в маленьком городке под Саратовом. В дугом -- материк Большого Зуба, открытый двумя братьями Оськой и Лёлей, ставший для них "игрой на всю жизнь"

    Скучную реальность уездного городка, гимназии, лабазов да амбаров для Оськи и Лёли заменил сказочный мир. География, климат, флора и фауна – в Швамбрании было всё, что полагается каждой стране.В пустыне Кор-и-Дор за Кудыкиными горами действительно пусто, на востоке произрастают мужественные (не путать с девственными!) леса населённые дикими коньяками, процветает мореходное дело -- порт Фель, порт-Сигар и порт у Пея прямо таки забиты пароходами, на "том берегу" в "загранице" проживают воинственные пилигвины, вечные враги швамбран...

    Знакомые образы населяли остров. Остров Лукоморье был заповедником всех вычитанных нами героев. Герои были изъяты из книг. Они жили здесь вне
    времени и сюжета. Навстречу нам скакал сборный эскадрон. Впереди ехал, опустив забрало, Неизвестный Рыцарь, потом Всадник без головы. За ним погонял свою клячу Дон
    Кихот Ламанчский. И трусил на осле его верный оруженосец Санчо Панса. Санчо Панса вез крылья ветряной мельницы, которую обкорнал Дон Кихот. За рыцарем печального образа скакал на Коньке-горбунке Иванушка-дурачок и показывал всем язык. Далее следовали на огромных битюгах три богатыря: Илья Муромец, Алеша Попович и Добрыня Никитич.Так их звали по имени и отчеству, а фамилии нам были неизвестны. Битюги были запряжены в царь-пушку. За ними следом крался знаменитый сыщик Нат Пинкертои. Он выслеживал Неизвестного Рыцаря. Ната Пинкертона незаметно преследовал прославленный сыщик Шерлок Холмс.

    Мирную жизнь Покровска нарушают большие свершения -- мировая война, манифест и революция, гражданская война.
    Все это находит отражение и в Швамбранском мире -- там своя революция -- яркая, с марсельезой и красными флагами, манефестами и митингами. Но со временем жестокая реальность чуть портит всю картин -- семью уплотняют, папу забирают на фронт, из голодающего Ленинграда на черноземье бегут родственники, в квартиру подселяют ремесленников, потом -- чекистов и комиссара... Тиф и разруха, нехватка продовольствия и дров, самогонщики и мародёры.

    В Покровске выползла из подполья и стала официальной вошь.Сыпняк поставил на все красный крест. Оська настоял на введении в Швамбрании смертности. Я не мог возражать. Статистика правдоподобия требовала смертей.И в Швамбрании учредили кладбище. Потом мы взяли списки знакомых швамбран,царей, героев, чемпионов, злодеев и мореплавателей. Мы долго выбирали, кого же похоронить. Я пытался отделаться мелкими швамбранами, например бывшим Придворным Водовозом или Иностранных Дел Мастером. Но кровожадный Оська был неумолим. Он требовал огромных жертв правдоподобию.
    - Что это за игра, где никто не умирает? - доказывал Оська. - Живут безконца!.. Пусть умрет кого жалко.

    Не распыляясь о том, что, мол "устами младенца.." и "в каждой шутке ..." скажу -- книжица хорошая. Хотя бы потому, что красочно и наглядно показан рост и становление личности. Сказочный мир со временем наполняется совсем не детскими страстями. А потом и вовсе перестаёт существовать -- реальная жизнь оказывается куда более интересной.

    Читается легко, юморок лукаво-еврейский, правдоподобность в описании гимназии с однокашниками и преподами наталкивает на мысль о автобиографичности... И ещё. Дух времени. Не знаю, я прочувствовал.

  1. Сейте разумное, доброе, вечное! Сейте! Спасибо вам скажет сердечное рабочий народ!».
    13 января 2019
  2. Сейте разумное, доброе, вечное! Сейте! Спасибо вам скажет сердечное рабочий народ
    13 января 2019
  3. Сейте разумное, доброе, вечное! Сейте! Спасибо вам скажет сердечное рабочий народ!».
    13 января 2019

Интересные факты

«Кондуит и Швамбрания» — автобиографическая повесть советского писателя Льва Кассиля. Он сам и его младший брат Иосиф стали прототипами для главных героев книги - Лёли и Оськи.

Иосиф Кассиль, был арестован 4 августа 1937 года, обвинён по 58-й статье УК РСФСР как «активный участник антисоветской террористической диверсионно-вредительской организации правых». Приговорён к 10 годам заключения, включён в «сталинский список» от 22 декабря 1937 года и был расстрелян 21 января 1938 года. Впоследствии посмертно реабилитирован.

В честь Швамбрании назван астероид (2149) Швамбрания, открытый в 1977 году советским астрономом Николаем Черных в Крымской обсерватории.