Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Кондуит и Швамбрания

Кондуит и Швамбрания
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
661 уже добавили
Оценка читателей
4.36

Детство и гимназические годы Льва Абрамовича Кассиля совпали с событиями, которые потрясли весь мир: Первая мировая война и революция 1917 года в России. В повести «Кондуит и Швамбрания» автор обращается к собственному детскому опыту и рассказывает о событиях, в которых участвовал он сам и его семья. Там есть все: и захватывающие дух приключения, и уморительные проделки, и замечательные исторические зарисовки России начала века.

…В конце зимы 1914 года отбывающие наказание в углу братья-гимназисты Леля и Оська неожиданно для самих себя открывают Великое государство Швамбранское, расположенное на материке Большого Зуба, населяют его героями и играют в эту волшебную игру много лет. А еще это рассказ про гимназистов и их школьную жизнь, про проказы и шалости…

Очаровательный и неповторимый юмор Льва Кассиля наиболее полно показал себя именно в этой повести.

Лучшие рецензии
TibetanFox
TibetanFox
Оценка:
122

Слабая память иногда становится не проклятьем, а благословением. Например, когда садишься перечитывать (или, точнее, дочитывать когда-то недочтённую) книжку "Кондуит и Швамбрания" и фыркаешь от восторга. Хотя у меня книжка называется ни разу не Швамбрания, а просто "Кондуит", и от этого как-о немножко жутко, потому что социальный кондуит-то и так прёт изо всех щелей, а Швамбранию попробуй найди нынче.

Кассиля люблю нежно, всегда, но самое-самое у него так и не выбрала. Что последнее прочитала, то и самое-самое. Не знаю, как можно не влюбиться в это полное погружение на всех парах в семантически размытый мир ребёнка, где смешались в кучу кони, люди, но при этом всё удивительно чётко. Первая часть "Кондуита", где главный герой (и, конечно, его брат Оська, мой любимчик) ещё мал прекрасна особенно. Против пафосных революционных вещей я тоже никогда ничего против не имела, но и "за" тоже случалось редко, а вот первая треть книги — настоящая находка. Хочется цитировать и цитировать, хотя, казалось бы, что там, обычные детские перлы, случаи и путанички.

Вторая треть книги про школу показалась мне вечной и неизменной (как таракан в цепи эволюции). Мелкие различия, конечно, всегда есть, но школа почему-то упорно отказывается меняться, как система. Как были унылые скучные учителя, изматывающие уроки, страдания и правила, так и остались. Как заталкивали редких педагогов с искрой в глазах, так это всё и есть. Редкие исключения только подтверждают правило. В школе мир резко делится напополам: тёмное "взрослое" с обязаловкой, нотациями и скукой; светлое "товарищеское" и неважно, чем стала основа дружбы или другого рода общения.

К концу книги мне стало остро не хватать Швамбрании. Конечно, это символ, воплощение детской наивности: чего стоят швамбранские войны на фоне настоящей вдруг пришедшей войны. И всё же хочу ещё, больше пилигвинов, больше островов, больше карт и приключений, пусть даже только на волнах фантазии. Но дальше уже — фантастические повести. А в реалистичных, как у Кассиля, рано или поздно Швамбранию придётся похоронить и хранительницу швамбранского секрета тоже.

Жаль.

Читать полностью
Fandorin78
Fandorin78
Оценка:
77

Очередное путешествие в детство с небольшим портфельчиком жизненного опыта и капелькой знаний, приобретенных после первого давнего прочтения книги. О книгах, понравившихся, полюбившихся, завороживших своей историей, покоривших детское сердце, трудно говорить как-то критически, потому что, оглядываясь в прошлое, видишь себя мальчишкой, завороженно читающим про себя, словно заглядывающего в зеркало своей души. Наверное у каждого была своя Швамбрания, у меня - точно была, целый атлас выдуманного материка, с описанием гор, рек, лесов, проливов и морей. Были на материке свои страны, свои правители, династии, тираны и диктаторы, свои герои, были войны, походы, армии. Была эпоха открытий и путешествий, расцвета искусства и изобретений.
А сейчас странички атласа постарели, покрылись морщинистым желтоватым налетом, но все равно готовы рассказать, что волновало создателя этого материка в то или иное время, какое событие, книга, газета, передача, известие нашло отражение в этой никому неведомой стране.

Знания из портфеля, заплечный опыт выступают призмой прочтения, смотря через которую улыбаешься своим воспоминаниям, впечатлениям, но эта же призма позволяет по-новому взглянуть на жизнь героев книги вне Швамбрании, ту жизнь, что была тогда не так уж интересна со своими взрослыми проблемами. Но она не оставила в покое мальчишек, втянула в свой водоворот, втолкнула в очередь постоянно возникающих вопросов: национальности, социальности, политика, война, образование, советы, манифесты, митинги, классовость и прочее-прочее, столь непонятное детям. А сейчас это интересно, сейчас важна история человеческая на фоне истории человечества, потому и примечательны такие вот приветы из детства с совсем недетскими рассказами.

Читать полностью
Empty
Empty
Оценка:
40

- Леля, а Леля! А что такое еврей?
- Ну, народ такой... Бывают разные: русские, например, американцы,
китайцы. Немцы еще, французы. А есть евреи.
- Мы разве евреи? - удивляется Оська. - Как будто или взаправду? Скажи честное слово, что мы евреи.
- Честное слово, что мы - евреи. Оська поражен открытием. Он долго
ворочается, и уже сквозь сон я слышу, как он шепотом, чтобы не разбудить меня, спрашивает:
- Леля!
- Ну?
- И мама - еврей?
- Да. Спи.
<...>
- Мама, - спрашивает Ося, уже садясь на постели, - мама, а наша кошка -тоже еврей?

Ну да, сейчас, имея за плечами 25 лет жизни я могу долго рассуждать о том, что книга наивная, детская, "заказная" и уж слишком верноподданная. А десятилетнему пацану проскочившая где-то между Жулем Верном и Фенимором Купером, "Швамбрания" принесла много открытий. Кроме, собственно, открытия материка Большого Зуба, она открыла для меня значения таких слов, как "война", "революция", "разруха" и "евреи".
Действие происходит в двух мирах. В первом -- классическая семья евреев-интеллигентов (папа -- врач, мама -- домохозяйка, дающая уроки пианино), проживающая в маленьком городке под Саратовом. В дугом -- материк Большого Зуба, открытый двумя братьями Оськой и Лёлей, ставший для них "игрой на всю жизнь"

Скучную реальность уездного городка, гимназии, лабазов да амбаров для Оськи и Лёли заменил сказочный мир. География, климат, флора и фауна – в Швамбрании было всё, что полагается каждой стране.В пустыне Кор-и-Дор за Кудыкиными горами действительно пусто, на востоке произрастают мужественные (не путать с девственными!) леса населённые дикими коньяками, процветает мореходное дело -- порт Фель, порт-Сигар и порт у Пея прямо таки забиты пароходами, на "том берегу" в "загранице" проживают воинственные пилигвины, вечные враги швамбран...

Знакомые образы населяли остров. Остров Лукоморье был заповедником всех вычитанных нами героев. Герои были изъяты из книг. Они жили здесь вне
времени и сюжета. Навстречу нам скакал сборный эскадрон. Впереди ехал, опустив забрало, Неизвестный Рыцарь, потом Всадник без головы. За ним погонял свою клячу Дон
Кихот Ламанчский. И трусил на осле его верный оруженосец Санчо Панса. Санчо Панса вез крылья ветряной мельницы, которую обкорнал Дон Кихот. За рыцарем печального образа скакал на Коньке-горбунке Иванушка-дурачок и показывал всем язык. Далее следовали на огромных битюгах три богатыря: Илья Муромец, Алеша Попович и Добрыня Никитич.Так их звали по имени и отчеству, а фамилии нам были неизвестны. Битюги были запряжены в царь-пушку. За ними следом крался знаменитый сыщик Нат Пинкертои. Он выслеживал Неизвестного Рыцаря. Ната Пинкертона незаметно преследовал прославленный сыщик Шерлок Холмс.

Мирную жизнь Покровска нарушают большие свершения -- мировая война, манифест и революция, гражданская война.
Все это находит отражение и в Швамбранском мире -- там своя революция -- яркая, с марсельезой и красными флагами, манефестами и митингами. Но со временем жестокая реальность чуть портит всю картин -- семью уплотняют, папу забирают на фронт, из голодающего Ленинграда на черноземье бегут родственники, в квартиру подселяют ремесленников, потом -- чекистов и комиссара... Тиф и разруха, нехватка продовольствия и дров, самогонщики и мародёры.

В Покровске выползла из подполья и стала официальной вошь.Сыпняк поставил на все красный крест. Оська настоял на введении в Швамбрании смертности. Я не мог возражать. Статистика правдоподобия требовала смертей.И в Швамбрании учредили кладбище. Потом мы взяли списки знакомых швамбран,царей, героев, чемпионов, злодеев и мореплавателей. Мы долго выбирали, кого же похоронить. Я пытался отделаться мелкими швамбранами, например бывшим Придворным Водовозом или Иностранных Дел Мастером. Но кровожадный Оська был неумолим. Он требовал огромных жертв правдоподобию.
- Что это за игра, где никто не умирает? - доказывал Оська. - Живут безконца!.. Пусть умрет кого жалко.

Не распыляясь о том, что, мол "устами младенца.." и "в каждой шутке ..." скажу -- книжица хорошая. Хотя бы потому, что красочно и наглядно показан рост и становление личности. Сказочный мир со временем наполняется совсем не детскими страстями. А потом и вовсе перестаёт существовать -- реальная жизнь оказывается куда более интересной.

Читается легко, юморок лукаво-еврейский, правдоподобность в описании гимназии с однокашниками и преподами наталкивает на мысль о автобиографичности... И ещё. Дух времени. Не знаю, я прочувствовал.

Читать полностью
Лучшая цитата
В Швамбрании мы обитали на главной улице города Драндзонска, в бриллиантовом доме, на 1001-м этаже. В России мы жили в слободе Покровской (потом город Покровск), на Волге, против Саратова, на Базарной площади, в первом этаже.
В открытые окна рвалась визгливая булга торговок. Пряная ветошь базара громоздилась на площади. Хрумкая жвачка сотрясала торбы распряженных лошаденок… Возы молитвенно простирали к небу оглобли. Снедь, рухлядь, бакалея, зелень, галантерея, рукоделье, обжорка… Тонкокорые арбузы лежали в пирамидках, как ядра на бастионах в картине «Севастопольская оборона».
В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
«Кондуит и Швамбрания» — автобиографическая повесть советского писателя Льва Кассиля. Он сам и его младший брат Иосиф стали прототипами для главных героев книги - Лёли и Оськи.

Иосиф Кассиль, был арестован 4 августа 1937 года, обвинён по 58-й статье УК РСФСР как «активный участник антисоветской террористической диверсионно-вредительской организации правых». Приговорён к 10 годам заключения, включён в «сталинский список» от 22 декабря 1937 года и был расстрелян 21 января 1938 года. Впоследствии посмертно реабилитирован.

В честь Швамбрании назван астероид (2149) Швамбрания, открытый в 1977 году советским астрономом Николаем Черных в Крымской обсерватории.
Оглавление
Другие книги подборки «Давайте жить дружно»
Другие книги подборки «Шах и мат в литературе »