Леонид Ионин — отзывы о творчестве автора и мнения читателей
image

Отзывы на книги автора «Леонид Ионин»

8 
отзывов

Jedaevich

Оценил книгу

Некоторое время назад довелось читать воспоминания женщины, пожившей в США и описывавшей плюсы/минусы американских порядков применительно к среднестатистическому российскому человеку. На первом месте в категории «Минусы» была политкорректность, результаты которой в США автор характеризовала как просто вопиющие: рядовые американцы уже боятся просто выносить суждения об огромном количестве научных и повседневных областей, боясь кого-либо задеть или оскорбить по неопределенному количеству признаков, вследствие чего возникает общественная неразбериха, сравнимая с последствиями Большого Взрыва, под которым в данном случае рассматривается именно политкорректность. Вопрос более чем серьезный – в США структура общественных отношений чуть ли не практически полностью переосмысливается и перемалывает старые порядке и прописные истины. Достанется всем – рано или поздно доберётся и до России.

Исследование Леонида Ионина - не книга, - небольшое эссе на тему политкорректности; автор пытается, с одной стороны, описать круги на воде, расходящиеся от мировых камней этого явления, а с другой, дать оценку, основываясь на личном опыте и случаях применения диспозитивов политкорректности в научной практике.

Тема, естественно, актуальная; прогрессия её важности в осуществлении демократических ритуалов в последнее время только растет. В западном мире и особенности США механизм в значительной степени отлажен, шестеренки вертятся безостановочно, в России локомотив только набирает ход, поэтому любые работы в этой области точно небесполезны. Не только потому, что политкорректность – негласный общественный закон, вырастающий из философии и социологии, читай – «следствие», но и потому, что закон этот уже как «причина» нигде тщательно не прописан, не сформирован в окончательной редакции – или даже в промежуточной; так, некоторые идеи, которыми следует руководствоваться и за отхождение от следования чего может следовать общественное и административное наказание, как минимум порицание.

Учитывая, что область фактически неописуема по принципе разнопланновости рычагов влияния на общественную жизнь, Леонид Ионин пытается просто аккуратно упомянуть основные истины и откуда вообще ноги растут. Проведены параллели терминов «политкорректность» и «постмодерн», несоответствия «политкорректности» и «тактичности», прослежена связь между политкорректностью и постулатами марксизма. Конкретные историко-общественные проблемы, например, права детей, расовый/национальный и вопрос меньшинств – как сексуальных, так и этнических, рассмотрены очень быстро, в кратком изложении – не в этом была цель; жаль - хочется больше.

Основные выводы из прочитанного (не обязательно авторские, больше частные) для себя извлёк следующие (ПК - политкорректность):
- суть толерантности входит в принципиальный конфликт с научным знанием, основанном на Истине, что подрывает устои всей западной цивилизации. Наука становится жертвой ПК,
- само понятия всеобщего «равенства» в правах, как фундамент понятия «политкорректность», представляет собой достаточно зыбкую почву, порождающую большое количество парадоксов и абсурдов, вследствие чего суть ПК из конкретно механизма управления превращается зачастую в механизм шоу.
- учитывая негодование, с которым «политкорректные» граждане реагируют на неполиткорректные суждения, явление фактически подменяет собой веру и по основным признакам может восприниматься как «церковь» или секта со своими адептами – кому как удобнее;
- ПК – инструмент не общественной, а конкретно политической жизни, в большей степени подавляющий демократию, чем помогающий ей раскрыться – фактически китайский «дракон внутри», до поры до времени сдерживаемый внутри, тлеющий огонь,
- ПК в значительной степени подавляет свободу личности в угоду искусственно создаваемой общественной гармонии (читай «создаваемой определенными кругами в определенных целях»), - в своей конечной точке движения, как ни парадоксально, ПК может достичь статуса общественно одобряемого тоталитаризма,
- ПК, старающаяся заменить собой мораль, этику и духовное отношение одного индивида к другому, оглупляет и делает из современного прогрессивного существа некоторое подобие робота, вместо внутреннего отношения руководствующегося четкими инструкциями и нормами законов,
- ПК приводит к тому, что мнение активно действующего меньшинства приводит к обязанности настороженно взирающего большинства не следовать, а подчиняться требованиям меньшинства, создающего темы общественной дискуссии, что иногда может провоцировать опасные точки невозврата.

В целом, малое по объему, но небесполезное мнение по поводу; а вопрос политкорректности для России потихоньку становится серьезным - любая содержательная литература по этой теме будет вызывать интерес. Поэтому остаётся только ждать более серьезных наработок.

25 июля 2013
LiveLib

Поделиться

NeoSonus

Оценил книгу

Для того, чтобы быть в меньшинстве, нужно определить себя меньшинством.

Все просто, не правда ли? Конечно, на нас с легкостью вешают ярлыки основываясь на внешнем виде, образовании, месте жительства, семейному положению и проч. Но все это ерунда. Ярлык сам по себе не делает нас тем, что на нем написано. Ровно в тот момент, когда мы сами определяем себя, когда мы начинаем так чувствовать себя и заявляем об этом окружающим, мы становимся… в данном случае меньшинством. А теперь давайте посмотрим на этот механизм с точки зрения социологии, научно обоснованно, обстоятельно и доступно.

Представляю вашему вниманию Великого и Ужасного Гудвина Леонида Ионина и его монографию «Парад меньшинств».

«Вообще же разного рода парады и демонстрации – общепринятые способы самопрезентации разных социальных и культурных групп, а для меньшинств они являются одним из самых важных способов оповещения публики о своем существовании для того, чтобы получить реакцию публики и через эту реакцию убедиться, что да, нас видят, на нас реагируют, а значит мы существуем».

Итак, форма самопрезентации. Способ заявить о себе. Желание стать меньшинством уже давно никого не удивляет, стремление отойти от нормы, не просто модно, эта тенденция охватывает все большее количество людей. Не пора ли разобраться почему? И конечно, сначала надо понять «Кто?», «Что?» и «Как?». Рассмотреть теорию, историю вопроса, определиться с терминами, с понятием «норма», в конце концов. Ведь не возможно понять в чем смысл отделения, не разобравшись в том, от чего хотят отделиться. Осветить классификацию меньшинств, человеческие типы меньшинств, как они создаются, инсценирование. А потом вы можете почитать более подробно и самих меньшинствах. Субкультуры, моды, креативный класс, реформаторы и революционеры, секты и НРД, мигранты, поморы, сексменьшинства, этносы и нации и т.д. Что именно вас интересует?

В прошлом году, когда я проходила курсы повышения квалификации в ВШЭ, на замечательных лекциях Кирилла Валентиновича Сорвина, я впервые услышала об этой книге. Он оставил ее нам на перерыв, учителя потянусь к кафедре сфотографировать выходные данные, а я, дождавшись, когда все разойдутся на обед, взяла ее и углубилась в чтение. За те 15-20 минут, которые у меня были, я прочла едва ли больше 20 страниц. Меня охватывал такой жгучий интерес, так увлекло и заинтриговало то, что я читала, что читать быстро было просто невозможно! Я выписывала фразы, искала в яндексе, что такое «пароксизмы» (да, я темень темная, не ориентируюсь в некоторой терминологии), фотографировала отдельные абзацы, которые больше всего мне понравились и отправляла их друзьям, столь велико было мое желание поделиться, поспорить, узнать мнение близкого человека о такой вот любопытной точке зрения. В общем, когда перерыв закончился, я с огромным сожалением вернула книгу на стол преподавателя и села за парту в твердом убеждении, что мне нужна эта книга. Сейчас она передо мной. С закладками, карандашными заметками, миниатюрная, обманчиво тонкая, невероятно классная и замечательная…

Я понимаю, что писать об известном российском социологе, политологе, докторе философских наук, профессоре как о Великом и Ужасном Гудвине, мягко говоря, не корректно. Но дело в том, что я большим трудом сдерживаю себя от пышных дифирамбов, как это со мной бывает, когда книга очень нравится. В данном случае, я пишу об этой книге не с научной точки зрения, а с позиции «просто читателя», который остался в полном восторге от прочитанного. Отсюда и пышные эпитеты.

Я не знаю, любите ли вы социологию. Я не знаю, насколько вам близка эта тема, но я могу гарантировать, что человек с любым уровнем образования (ну, да, несколько терминов придется поискать) сможет ее прочитать и что-то взять для себя. Она классная. Она невероятно интересная. И она написана необычным языком для научной монографии, тонкая ирония и нотка сарказма.

Рекомендую.

22 июля 2018
LiveLib

Поделиться

viktork

Оценил книгу

ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ
Путь к новому тоталитаризму

Благими намерениями мостится дорога в ад. Что может быть лучше равенства в достоинстве человека, защиты прав по общему стандарту, несмотря на индивидуальные различия. Но любую, даже благую идею можно довести до абсурда. Подавление свободы может происходить под любым знаменем; тоталитаризм, заинтересованные в бесконтрольной власти элиты, подадут под любым соусом и с любыми гарнирами. Сейчас это - "политкорректность" и "права человека".
Купил в "Фаланстере" брошюру Леонида Ионина "Политкорректность: дивный новый мир".

"Политкорректность" - одна из таких полузапретных тем. Дивный новый мир добирается и до нас, мешаясь здесь с массовой растерянностью, неубранными вонючими кучами советских и марксистских догм и набирающим силу клерикальным мракобесием. Если у них Хаксли, то, у нас, похоже, скоро опять будет Оруэлл.
Новую работу Л.Ионина (издана очень скромно для удешевления) всячески бы рекомендовал интеллектуалам для прочтения. Она дорогого стоит именно как попытка разобраться и привести первичную систематизацию причин новой напасти. До обвинений в виртуальном изнасиловании и изучении антирасистской математики у нас дело еще не дошло. Но обсуждению таких горячих тем, как неравнство, перспективы страны, неконтролируемая миграция, разрушение социалььной и прочей инфраструктуры - обсуждению именно ПО СУЩЕСТВУ, как этого хотело бы население у нас всячески мешают, именно с использованием догм политкоректности и прочей толерастии.
Ионин хочет обсуждения по существу. При этом, поднимая актуальные темы, он, в некоторой степени, подставляется как автор. Например, его учебник "Социология культуры" интересен, но по ряду положений очень уязвим для критики, а в "Политкорректности" масса лакун, к примеру, манипулирование общественным мнением осуществляется не только через контроль за повесткой дня. Но это - творческие недостатки. Книжка Леонида Ионина интеллектуально возбуждает. Много там интересных сюжетов, в том числе, и прямо не указываемых. Например, рассказывается о "спирали молчания" и позиции "молчаливого большинства".
Но автор этой концепции, известная демоскопистка Э. Ноэль-Нойман начинала свою социологическую карьеру еще при Геббельсе и квалифицированно рассматривала еврейское влияние на жизнь страны. Потом, пришлось "перестроиться", возможно даже пройти процедуру "денацификации. С американской оккупацией пришло массовое общество американского образца и Ноэль систематически занялась массовыми опросами. Однако через "спираль молчания" она сумела объяснить, как действуют тоталитарные механизмы в условиях "демократии". Тем, кто понимает, о чем речь. Ионин употребляет словосочетание "страны импортированной демократии". Скорее стоило бв бы сразу писать о колониальнйо "демократии", но дело не в словах. Демократия в стране БЕДНОЙ, ЗАВИСИМОЙ, НАЦИОНАЛЬНО ОПРЕДЕЛИВШЕЙСЯ ПРИНОСИТ ТОЛЬКО ВРЕД. Противоречия между равенством неравных здесь наиболее очевидны.
Однако не все уже хорошо и на Западе. Демократия там осталась в прошлом, а сейчас наступила эпоха "постдемократии" (Колин Крауч). Вот про это у нас часто забывают сторонники западных демократических ценностей. Массовое общество равных нулей или даже стандартных единичек несовместимо с подлинным народоправством. Равенство неравных там компенсируется с помощью манипулирования ОМ - это более тонкая технология, нежели доморощенные вбросы, "карусели" и массовые сгоны населения на митинги со слюнявым Кургиняном.
Но суть одна - подавить свободу, через искусственно навязываемое равенство. В основе "философии" политокрректности, как справедливо замечает ЛГИ лежит именно идея равенства. Доводимая в ряде случаев до абсурда. Творение Рафаэля уравнивают с маской африканских дикарей, огосударствляют детей, запрещают восхищаться женской красотой или регистрируют "браки" гомосеков именно потому, что это выгодно властителям нынешнего мира, а, следовательно, и хозяевам дискурса.
Политико-идеологический маятник был раскачан с очень большой амплитудой. На крайности большевизма ответили нацизмом. А после победы над ним "леваки" утвердились в центре идеологического поля. Какой-нибудь мудозвон Сартр со своей "бобрихой" (Кличка Симоны де Бовуар - См. "Второй пол" и извращения феминизма) были провозглашены "великими мыслителями". Левачество НЕКОМУ было уравновесить, не давали. После революции-68, вообще полез "постмодерн" с откровенными извращенцами во главе. Постмодернисты - это подлинные идеологи "политкорректности". А союзников навербовать из отбросов - это уже дело техники.
Вот - Дворкин. Икона феминисток.
Такой ... НЕОБЫЧНОЙ биографии нормальный человек может даже посочувствовать. Но агрессивный феминизм Дворкин сочувствия не вызывает. Сначала выдающегося деятеля контркультуры типа Г.Миллера определенные круги раскручивали как нечто выдающееся в литературе. Теперь о гуру феминизма А.Дворкин можно прочитать в томе о современной политической философии (??), у Кимлики, например. Но может ли выжить цивилизация, могут ли мужчины и женщины жить так как Миллер? как Дворкин?

Так почему же нормальным людям взгляды социопатов навязываются в качестве стандарта! Наука Модерна, сделавшая Запад Западом и обеспечившая его мировое господство также становится жертвой новой моды. Пока лидерство обеспечивается старыми открытиями и технологическим заделом, но надолго ли этого хватит. Наука перестроилась в разряд языковых игр. ПОД ПОИСК ИСТИНЫ ГРАНТЫ НЕ ВЫДАЮТСЯ. Отказ от поисков истины означает отказ от борьбы за свободу. Это неразрывно. Ну, и что же ждет белых людей последовательно отказывающихся от своих "метанарративов". Причем отказываются-то не все.
У нас это хорошо продемонстрировал скандальчик с "пуськами" в ХСС. Не то, чтобы эти вонючки были нам симпатичны или же клерикалов мы записали в союзники. Но общего стандарта для той же "свободы" нет и не будет. Допустим, возмущение либерастов вызвало нарушение свободы для творчества и самовыражения "группы девочек". Очень хорошо. Представим для сравнения "группу мальчиков", прошедших в синагогу и исполнивших там, к примеру, "Хорста Весселя" в современной панк-рок-или джаз-обработке. Будут ли в этом случае поддержаны принципы терпимости, свободы слова, творчества и т.п.? Сохранится ли "политкорректность" и "толерантность" по отношению выразившихся таким образом? То-то.
Поэтому, когда Вожак стерхов и дорогих россиян с усмешкой говорит о том, что сделали бы с "пуськами", позволь они себе дать "гастроль" в мечети и т.д. - всяческим "правозащитникам" крыть нечем. Реакция на "невинность мусульман" - ролик, который, скорее всего, почти никто из беснующихся протестантов вообще не видел - хорошо это подтверждает.
Отказавшись от своих "метанарративов", от основополагающих основ и принципов, которые создали и сделали успешной твою цивилизацию, будешь плясать под чужую дудку, остаешься беспомощным перед ЧУЖИМИ. Алиены не будут нас щадить и жалеть, скорее поспешат воспользоваться односторонним разоружением бледнолицых, как немногим ранее атлантисты воспользовались "перестройкой" (невиданным предательством) Горбатого. Технологии отработаны. Похоже, что и Европу, и белую Америку решили "сдать". И - сдадут, если не сопротивляться этому.
В этом смысле надо понимать, что всяческие "правозащитники" и пр. - это настоящая "пятая колонна", попросту предатели, а иногда (хотя и нередко) просто зомбированные дурачки. В любом случае, грантожоры и грантососки работают чрезвычайно активно. Ионин, как грамотный социолог, правильно указывает, что организованное меньшинство победит и замучает инертное, раздробленное большинство.

Меньшинства могут жить, как хотят, не мешая жить другим, но не должны навязывать свой стиль и свои представления большинству. Подчас терпеть их - значит мириться с клопами, которые пока мучительно кусают и могут довести до гибели. Под лозунгом "прав человека" готовится новое рабство и новый, еще более страшный тоталитаризм. Клопов надо давить, а потом проветривать. Иначе – заедят. Политкорректность – это путь в дивный новый мир.

4 мая 2015
LiveLib

Поделиться

rainbowreaper

Оценил книгу

Актуально-то актуально, и весьма, но мне было грустно, что автор, судя по его байкам про vaginal american, fatism и exessive/insufficient eye contact, например, с современной левой и social justice(прости Господи!) риторикой(а это как бы авангард нынешнего движения за политкорректность) ознакомлен путем пабликов вконтакте исключительно с чьих-то слов, при этом вообще не обращая внимания на свои источники. Пресловутого Dictionary of Feminism(sic!) не существовало вообще и никогда. Посты в ЖЖ с дефинициями некого американского словаря — исключительно русская затея, а по запросу vaginal american, например, не выгугливается ни один реальный, не сатирический контекст употребления этого слова даже хотя бы школьницами-феминистками(а вы не представляете, сколько их в американском интернете). Зато очень активно употребляется слово disabled — впрочем, как и ableism, так что тут все квиты.
Когда автор обращается к ситуации с политкорректностью в Америке — он пишет, если честно, полный буллшит, наполовину фактологически неверный, наполовину весьма, весьма устаревший. И мне хочется надеяться, что его социологические изыски(мне как дилетанту неочевидные) буллшитом не являются.

UPD меняю оценку на кол, потому что если уж начали писать про эту хрень, то будьте добры, do some research. Автор вообще не знаком с ситуацией в лагере социальной справедливости, это как так вообще можно писать что-то с претензией на науку, ничего не понимая в ситуации. Исключительно стереотипы, выдернутые из русских переводов: так, термин «лукизм», например, использовался в риторике на Западе разве что в маргинальных кругах и в девяностых, а в России отчего-то прижился, и то только в пабликах вконтакте.

10 марта 2013
LiveLib

Поделиться

viktork

Оценил книгу

Неплохая книжка и со многим можно согласиться, Но этот текст «не прозвучал». Проблема интеллектуального лидерства в постсоветской России в том, что даже в отличие от Совка, тут НЕТ лидеров, так как не перед кем лидировать. Интеллектуальные армии (сообщества) давно разбиты, раздроблены, фрагментированы и малочисленны. Гуру, которых недавно слушали миллионы, теперь довольствуются тысячами, сотнями, то и кружком из десятков поклонников. Наши генералы» от обществоведения слишком заигрались в «великих ученых» и оказались если не в интеллектуальном вакууме, то в весьма разряженной культурной атмосфере. Но не только они виноваты – процесс одичания идет слишком быстро и такие умники, как Ионин, уже мало кому интересны. Он пытался претендовать на какое-то внимание аудитории, популярные статьи писал, лекции публичные читал, книжки сочинял, но аудитория его все сужалась.
Да и идеии, которые продуцируют наши статусные интеллектуалы порой довольно легковесны, хотя и громоздко изложены.
Но Ионин хотя бы неглуп, хотя его эрудиция далеко не всегда ему помогает.
И он еще часто оказывается в плену сложных схем, придуманных «чужими».
Вот сам ЛГИ пишет: «В конце концов, как показала история, любой «новояз» существует не сам по себе, акак орудие легитимации реальной политики!»
А в интересах КОГО проводится сейчас эта, совершенно абсурдная политика политкорректности и т.д., которую сам профессор критикует довольно метко. Но можно ли критиковать перехлесты «толерантности», вполне сочувственно цитируя представителей Франкфуртской школы, опираться с в своих построениях на В.Беньямина и других подобных «теоретиков»?
Ионин критикует ПОЛИТИКУ «политкорректности», но политическое, по Карлу Шмитту начинается с различения «друга» и «врага». Не указывая на врага, как критиковать его политику – это не более, чем бормотанье не слишком послушного холопа. И обильное цитирование классиков, феноменологов, постмодернистов, – наш умник прочел много книжек – положения не спасает.
Далее, автор пишет о т.н. «креативном классе» как меньшинстве. Но в наших конкретных условиях «креаклы» - это часто пародия на творческую деятельность. Да и в мире этот «авангардизм нередко выступает для прикрытия паразитизма, несправедливого перераспределения «пирога» в свою пользу, так как в РФ в сфере образования ведет себя «вышка», где Ионин некогда деканировал политологию. А на каких хозяев работает НИУ-ВШЭ? Различные завихрения и вольности здеьс только отвлекают внимание от главного.
Далее. Более или менее начитанному человеку понятно, что название «Восстание меньшинств» отсылает к «Восстанию масс» Ортеги. Но достаточно ли такого сравнения, такой дихотомии? На наш взгляд, нет. Ответ на вторжение массового общества, и на повышение культурного и материального уровня низов раздваивается. Помимо «меньшинств» (что описано в книжке), за этим, под прикрытием этого вовсю идет «восстание элит». И вот они-то и используют вовсю против большинства (демократического большинства нормальных людей) всех этих активистов, борющихся за права «меньшинств». Словом, это путь к новому тоталитаризму, где «внутренняя партия» использовала прикормленных активистов, передовиков и всяческих «ударников» для терроризирования большинства народа.
Читать про всяческие проявления экстремизма «меньшинств» скучно – это и так известно.
Ионин многие нынешние эксцессы осуждает («гей карнавалы в православной стране не приемлемы» - а где вы видели православную страну?).
Но вывод в конце книги слабенький: «Что же касается создания на основе групп меньшинств относительно замкнутых и относительно самодостаточных сообществ, то и эта перспектива допустима и нисколько не фатальна для жизни государства при условии, конечно, что эти меньшинства ищут возможности своего самовыражения и устроения собственной жизни в этой культуре и в этой стране, а не наняты марсианами для разрушения земной жизни» (С.237).
Вот! Вот! Хочется крикнуть – с этого места поподробнее! Пожалуйста, про «марсиан». Тех, кто разрушает земную жизнь, тех, кто разрушает остатки нормальной жизни в России. Но это – последний абзац книги. Маститый социолог, упивающийся своим многознанием «Знайка», полагающий себя, наверно, очень смелым (модную западную «новизну» критикует, супротив Тренда пошел!) – Ионин заканчивает там, откуда следует по существу НАЧАТЬ.
А мы – что нового узнали?

22 февраля 2016
LiveLib

Поделиться

benpb_bl

Оценил книгу

Аффтар реально не понимает, что он гомофоб, сексист и т.д. И ещё так прикольно недоумевает, когда его слушатели указывают ему на это. Все люди неравны, говорит он. Ему явно хочется вернуть крепостное право, завладеть парой деревенек и стать "илитой". Высшая школа экономики - вообще рассадник таких вот идеологов.
Итог: это не книга, а ужас, летящий на крыльях ночи. Поражён её достаточно высоким рейтингом тут. Что-то с нами всё же не так, если эта поделка набирает почти 7 баллов из 10.

18 февраля 2015
LiveLib

Поделиться

viktork

Оценил книгу

Постсоветская социология явно не оправдала некогда возлагаемых на нее надежд. Все свелось к беганью по "полям", ради денег от электоральных и маркетинговых исследований, а в "теории" - к довольно-таки бесплодному тиражированию наследия прошлого, а также узко направленных и крайне претенциозных проектов по освоению моды интеллектуальной метрополии. Ионин - один из немногих ученых, который хочет свои знания как-то применить и пишет на актуальные, иногда, полузапретные темы, опираясь как на классиков, так и на интересных современников. «Политкорректность: дивный новый мир".
"Апдейт консерватизма" может вызвать усмешку у политолога, так как часто автор доказывает простые вещи, но труд автора стоит оценить по тому, насколько он будит твою собственную мысль или же оставляет совершенно равнодушным. Книга Ионина – не оставляет.
Хотя в последние годы Ионин как-то «затух»…

Кажется, проблема Ионина в том, что, зная слишком много по социологии культуры и по немецкоязычному наследию в этой области, культур-философии и т.д., он лезет с этим знанием в области, где не является специалистом. (В политологию, в международные проблемы и т.д.).
Такие устремления, в целом понятны. В советские времена большинство обществоваведов славило КПСС, а немногие занимались «игрой в бисер» (как у Гессе, и продолжают этим заниматься до сих пор). В Ионине, по-видимому. Проснулся Йозеф Кнехт, которых из Мастера игры захотел стать реально работающим социологом и обратить свой взор к грешной земле, к настоящему. Но сразу такой переход не осуществить. Поэтому в Л.Г. наблюдаются стремительные прыжки мысли, срывы, минуя важные и необходимые уровни обобщений, выводы недостоверны и притянуты (взять хотя бы его лекцию Ионина на Полит.ру или книжку про распад России в 2000 году, которая бы сделала честь бульварному журналисту). То есть, размышляя о реальных проблемах, эти экс-Кнехты изрекают либо сущие банальности, либо их анализ неверен. Часто бывает так, хотя устремление из башни из слоновой кости похвально.
Другие же коллеги Ионина из элитарного «сообщества профессиональных социологов» (маленькая группа объявляет профессионалами только себя. А остальные тогда – кто?) продолжают самозабвенно резаться в бисер, бесконечно цитируя модных западных авторов и не приближаясь к нашей реальности не на шаг.
Но, в принципе, такая ситуация создает отсутствие (именно так!) интеллектуальных лидеров в современной России. Поделом?

4 мая 2015
LiveLib

Поделиться

nuorimaa

Оценил книгу

Вселенная эссе профессора ВШЭ Леонида Ионина «Политкорректность: дивный новый мир» — то место, куда попадают после смерти шахиды постмодерна, social justice warriors с тамблера. Этих разноцветноволосых, с уютными колбасками жира на боках дев в России, увы, очень мало, а беда в том, что никто в нашей стране не знает английский и почему-то (что кажется невероятной глупостью!) этим гордятся.

Эссе вышло небольшим тиражом в Ad Marginem шесть лет назад и никто бы никогда его и не нашел, если бы не отвратительное русскому человеку слово ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ, вынесенное в заглавие. Но что делать ватничкам на флибусте? Искать такое да жить в своих грезах.

Старик Ионин, конечно, в своих теоретических выкладках сильно заблуждается, как это бывает всегда, когда сапожник начинает печь пироги. Он старательно засовывает шары в квадратные трафареты, сравнивает длинное с горячим, а красное — с мягким. Сложно назвать этакого матёрого человечище невежей, а ну-ка, попробуй! и не получится никак. Откуда ему знать мелочи вроде отличия трансвестизма от транссексуализма? Можно простить, казалось бы, но нет. Девы постмодерна (к которым я также отношусь, а вы как думали?) подобное не прощают. И таких ошибок по всей книжке — уйма, а ловких недосказанностей и того больше.

Между тем, Ионин, как и все консерваторы-петушки, подменил сотню понятий и вышел сухим из воды. Я его не осуждаю, потому что ему 70 лет и он все равно скоро умрет.

Сегодня его эссе продолжают продолжают читать квасные консерваторы, то есть, собственно, восторженные интернет-ватнички. Прочитал и я.

На этом бы и закончить, и идти спать, но вот что я подумал, пока все это писал (вернее, будем уж откровенны, думал я об этом, пока сидел в своем деревенском сортире в полшестого утра под пение дивных райских птиц снаружи), зря он, Ионин, так вот собрался умереть, запросто расставляя знаки тождества между политкорректностью и толерантностью, равенством и равноправием.
Мне кажется, равенство — это не уравниловка, уродливое дитя капиталистических тоталитарных режимов, маскирующихся левыми идеологиями. Равенство — это равные возможности. Плюс свобода воли. Минус пропаганда.

Ионин думает, что еще, если здоровье позволит, то доживет, может, до конца постмодерна, но конец постмодерна наступит только с полным уничтожением современной западной цивилизации (кроме которой, напомню, нам сейчас гордиться в мире особо нечем). Чуть позже ее поглотят сарацинские полчища и воцарится ислам, потом конец, потом все заново, с нуля, с сырой земли, как все и было уже тысячи раз.

93!

(На проводимом ежегодном камасутра-параде в Липецке я, заскучав, решил изменить традиции, покинул ряды пансексуалов и пошел в колонне кукольдов. Внезапно начался сильный дождь, нередкий для черноземных мест центральной России в конце июля; люди ринулись под крыши ларьков, чтобы уберечь дорогие секс-костюмы. Я подскользнулся на чьем-то оброненном парике и сломал обе ноги. Шибейя!)

24 июня 2018
LiveLib

Поделиться