Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Солдатами не рождаются

Солдатами не рождаются
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
519 уже добавило
Оценка читателей
4.71

События второй книги трилогии К. Симонова «Живые и мертвые» разворачиваются зимой 1943 года – в период подготовки и проведения Сталинградской битвы, ставшей переломным моментом в истории не только Великой Отечественной, но и всей второй мировой войны.

Читать книгу «Солдатами не рождаются» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
Tarakosha
Tarakosha
Оценка:
98

Но обратно ее закрутил наш комбат,
Оттолкнувшись ногой от Урала.

Наконец-то нам дали приказ наступать,
Отбирать наши пяди и крохи....
В. Высоцкий

Сижу и думаю как рассказать о второй книге трилогии К. Симонова ? Без эмоций, сухо не получится. Тут, где речь идет о священной борьбе, где рядом с героями ежесекундно ходит смерть. Пожалуй, наверняка можно сказать только одно - вторая часть читается в эмоциональном плане чуточку легче. Ты словно вместе с героями позволил себе вздохнуть чуть больше, чем раньше.
Когда зимой 1941-1942 годов в ходе оборонительных, а потом и наступательных операций враг был отброшен от Москвы и снята непосредственная угроза для её захвата, изменилось настроение людей на огромной территории Советского Союза, войска еще робко неуверенно, но начали неумолимое движение к вере в собственные силы и тому, что враг будет разбит, Победа будет за нами.

И здесь уже основное внимание автора сосредоточено непосредственно на проведении Сталинградской битвы, ставшей началом конца Третьего рейха. На страницах романа мы вновь встретимся с полюбившимися и ставшими близкими героями.
Бывший политрук Синцов, сумевший перековать себя , возмужавший помудревший, приобретший опыт боевых действий, крещенный огнем, командующий батальоном. Уважаемый своими сослуживцами. Сам прошедший отступление, окружения, ранение, ценящий солдата и уважающий его и его труд.

Но на передний план здесь выходит тоже знакомый нам по первой части трилогии генерал Серпилин. И на примере его трудной тяжелой человеческой и военной судьбы проглядывают судьбы многих кадровых военных тех лет. Донос, арест, попытка оправдаться, не запачкать своего имени и друзей. Отвернувшиеся знакомые, отказавшиеся от тебя дети, не желающие портить себе жизнь именем репрессированного родителя. И только начавшаяся война, да оставшийся на воле один друг помогли вернуться к жизни. Но такое везение, удача, стечение обстоятельств помогло не всем, желающим кровью смыть позор перед Родиной, что и увидим на примере комкора Гринько.

Обязательно здесь встретимся здесь мы и с маленькой докторшей Таней Овсянниковой. Вот она женская судьба на войне. Когда с одной стороны, ты также выходишь из окружения, отступаешь, выносишь раненых, помогаешь товарищам, идешь на опасные и трудные задания, но с другой, за каждым твоим шагом и действием следят тысячи мужских глаз и лишний взгляд, а уж если отношения, то тем более, могут спровоцировать массу кривотолков, от которых так сложно отделаться....

Что интересно, здесь автор выводит нас за границы непосредственно фронта и предоставляет возможность побывать в глубоком тылу, увидеть, что там люди живут практически на грани полуобморочного состояния, голодая, работая по 12, а то и больше часов в сутки, отдавая все для фронта, все для Победы.
Конечно, были и другие, кто любыми доступными способами приобретал бронь и стремился удержаться на высоком положении, зацепиться и остаться в тылу.

И снова читатель вместе с одним из героев побывает в кабинете Сталина, столкнется с неповоротливой военной машиной, бюрократией, комиссарами, ответственными политработниками и доносами, когда вчера еще работник обкома или парткома при эвакуации "спасал свою шкуру," а сегодня он же привлекает других за моральную несостоятельность, политическую незрелость, когда подчиненные отвечают за халатность начальства, когда чьё-то необдуманное решение влечет гибель многих.

В очередной раз, пройдя с героями К. Симонова трудными дорогами войны, поразилась как интересно он пишет, стремясь максимально охватить волнующие его темы, не закрывать глаза на недостатки и недоработки системы, быть насколько возможно объективным и донести до потомков то, что пришлось преодолеть людям на пути к Победе.

Читать полностью
red_star
red_star
Оценка:
56

Неужели до осени
Был за ним уже Дон
И хотя бы колесами
К Волге вырвался он?

А.Т. Твардовский, 1946

Злой, страшный роман Симонова. Формально второй в трилогии (или третий в тетралогии, если считать с халхингольского «Товарищи по оружию»), но сильно отличающийся по духу от первого и заглавного.

Первый раз я читал его в школе, помню, что проглотил его тогда очень быстро, впечатлившись силой авторского слова. Я и теперь прочитал его быстро, сожалея, что он уже заканчивается, вспомнил все те места, что остановили и поразили меня лет 17-18 назад. Но чего я точно не помнил, так это той мрачной кровавости, что окружает героев, которых Симонов совсем не щадит. Вся первая часть романа – мрачные похороны жены Серпилина в Москве, тяжелая, давящая атмосфера горя уже главного героя романа, окончательно сдвинувшего Синцова на задний план. Похороны на фоне других постоянных смертей. О ком-то мы узнаем по письму, о ком-то из первых рук, того осколком убило, этот от пули. Руки, ноги, сонные артерии, болезни – все это рядом, здесь и сейчас и косит людей в трудный второй год войны. Жутковатое чувство, знакомое по Хемингуэю – знаешь, что, скорее всего, никто не уцелеет, и желаешь героям прожить хотя бы еще пару страниц до того, как очередной осколок прервет их жизнь. Страшно.

Симонов умело чередует планы, показывая читателю войну и на переднем крае, и военную жизнь Москвы, отдельно Кремля и работу эвакуированного завода в Ташкенте. Подвиг, каждодневный подвиг людей под пером мастера играет новыми красками, сумевшего передать сложности через бытовые детали жизни рабочих в узбекских домах, через картины литейного цеха и через работу парторга завода Малинина, знакомого нам по первому тому.

В целом после такой книги, грустной и порою мрачной, несмотря на великую победу в Сталинградской битве, задумываешься о том, что же люди так отчаянно защищали (и на сколько обесценилась и жертва и победа после того, как то, что они защищали, мы утратили). Та война определила современное мироустройство, несмотря на некоторые модификации и изменения. Поэтому до следующего глобального конфликта, каким бы он ни был, та война не будет прошлым, а останется фактором современной политики, предметом коллективных усилий различных пропагандистов, желающих современный миропорядок изменить/сохранить. И эта книга Симонова хороший отрезвляющий душ, позволяющий хоть на момент посмотреть на ту войну не через призму современности, значения того или иного эпизода сейчас, а просто как на часть жизни тех людей, для которых были привычны водка «тархун», финская кожаная шапка, сахар в наволочках (это и я по своему детству помню) и многие другие простые, незначимые вещи, из которых и состоит жизнь.

Впечатлило меня и то, как отрицательно относился Симонов к органам и как свободно писал об этом в 1964 (и как это продолжали спокойно издавать и дальше). Здесь не только много и остро пишет он о политических репрессиях конца 30-х, здесь и бытовое негативное отношение к особистам на фронте, отдельный отрицательный персонаж - полковой комиссар, трусливый и копающий под положительных героев. И много других намеков и личных разочарований автора. Если бы не год написания, можно было бы подумать, что перед нами плод современной антисоветской телепропаганды. Но, конечно, есть принципиальное отличие – для Симонова это была критика изнутри, критика, которая была призвана сделать Советскую власть лучше, не бояться сложных тем и почти открыто о них говорить, некое самоочищение и попытка свалить все на Сталина (коей не было в первой части книги). Нельзя сказать, что это выглядит теперь полностью последовательным и логичным, но добавляет роману прелести как документу эпохи.

Дочитав книгу, я долго думал – как рассказать детям, когда они подрастут, о той войне, как пройти по лезвию бритвы, не склониться ни в шапкозакидательство, ни в пережевывание трагедии? Где оно, здоровое отношение к делу?

Читать полностью
Little_Dorrit
Little_Dorrit
Оценка:
29

Вот и закончился второй том, и я не знаю, понравилось ли мне то, что я читала или же нет. Скорее даже не совсем так – впечатлило ли меня то, что содержалось в этой книге? В целом о том, что происходило, и было там, можно было догадаться. Если в первой части речь шла о военных действиях, то здесь о том, как люди жили во время войны, идёт деление на тех, кто пока ещё жив и тех, кто уже умер. Ощущение не отчаянья, не горя, а какого-то бессильного равнодушия. Скорее люди просто устали чего-то ждать, за что-то бороться, некое состояние полудрёмы. И эта книга как переход, вот как раз таким состоянием немного откатывает читателя в оценке назад. Если в первой части монологи от разных лиц были ещё какими-то концептуальными и цепляющими, то в этой книге с автором это сыграло злую шутку. А в книге тем временем была очень большая несостыковка. Ладно, про судьбу на войне я верю, поскольку ты не знаешь, куда тебя закинет судьба, а вот в то, что, абсолютно не зная человека и встретив, его ты сразу выдашь ему информацию, это ещё вопрос. А момент был такой – брат Маши, жены Синцова, встречает в Москве Таню, девушка, которая была с ней в разведке, та сообщает ему, что его сестра мертва, упоминая, что в последний раз виделась с мужем Маши, когда он её на себе вытаскивал и говорят, что он уже умер. На что этот мужчина выдаёт «Я с ним никогда не был лично знаком и искать его не буду, раз он уже умер». Хорошо, дальше о нём ничего детально не говорится, только то, что его перекинули в армию, с Синцовым никаких контактов у него не было. Потом, когда Таня попадает на фронт и встречается с Синцовым, желая рассказать, как погибла его жена, он выдаёт «а брат моей жены мне рассказал». Вопрос как? Об этом в тексте не сном ни духом не сказано. Вообще как он узнал, что это именно нужный ему человек, что он муж Маши, а не какой-нибудь однофамилец? Ладно, допустим, он спросил, но как они вообще встретились – это не прописано абсолютно. Просто потому что автор отвлёкся на раскрытие других персонажей.

Дальше...

Вообще Синцов перестал меня интересовать в этой части тогда, когда начал рассуждать о предчувствиях. Я знаю, что любимого человека можно почувствовать везде, уловить его эмоции, на уровне отношений к человеку. Но я очень не люблю сцены вроде «я почувствовал, что она умерла» и пошёл переспать с незнакомой женщиной, спустя 2 страницы уже противоположное мнение «а вот теперь я почувствовал, что она жива». И было очень много таких моментов в книге и шуточек, что дескать «мужчине на фронте без женщины плохо» и вовсе не в контексте, что тебе не хватает разговоров с любимой, поддержки, писем, а в контексте чистой физиологии. Ведь отношения, поддержка, забота это намного важнее и ценнее, чем физический акт, потому что ну что там было, 15 минут и наспех, чтобы подбодрить, так наоборот это подавляет, а вот письма, возможность просто поговорить – именно это держит человека, заставляет его куда-то двигаться. Я объясню суть. Даже не зная, жива твоя жена/муж был хотя бы стимул выжить и двигаться дальше, если умер/ла, то найти кого-то другого, чтобы постараться забыть прошлое и просто жить. Иначе, в книге хорошо показан тот момент, когда Синцов, сидя с другими, размышляет о том, что же ждёт в будущем. Так вот ни один из них не строил каких-то планов, они ничего не видели в будущем, они просто устали. Каждый понимал, что война это временное положение, что сейчас ты что-то имеешь, а потом это будет не нужно, но строить какие-то планы никто не намеревался, а это уже фактически почти поражение. Просто потому что ни у кого не было ощущения какой-то глубокой любви и привязанности. Полная противоположность это Серпилин, вот он меня больше поразил, чем все остальные.

Серпилин это тот персонаж, который привлёк моё внимание сразу. Честный, собранный, искренний, но при этом не дающий никому поблажки. Вот его история жизни это действительно тяжело и больно за него. Это те люди, которые всегда ощущают внутри, что слишком мало они сделали, слишком мало они приложили усилий, хотя могли бы больше. Тяжёлый осадок остаётся и от того, как люди выживали в военные годы. О том, как у людей, которым и самим-то не на что жить, брались какие-то невиданные силы, чтобы брать чужих детей. Вот такие вещи – это было сильно.

Что мне не понравилось в книге, то что всё-таки в данной книге, в первой не так сильно, чувствуется цензура. Отношение Тани и её бывшего мужа прописаны так, словно партия дала им приказ и они поженились. Постоянные фразочки глубоко бюрократические, которые были бы уместны в первом томе, когда до этого дело доходило, чем здесь. И что касается героини, то она как человек – противна. Я понимаю, что тебя не радует бывший муж, но зачем хранить бессмысленные тайны от людей, кто тебе реально может помочь? Я не люблю таких людей, которым искренне пытаешься помочь, поддержать, а в ответ «нам наших подачек не надо», причём тут это? Задней мысли вообще никакой тут нет, желания посмеяться тоже. А потом человек удивляется, почему так всё плохо. Не знаю, что будет в следующей части, но надеюсь героиня поумерит свою гордость. И вот уж правда в названии тома «солдатами не рождаются».

Читать полностью
Лучшая цитата
Паскудное дело война, и самое паскудное, что раньше конца все равно не кончится. И каждая стрела на карте, и каждый приказ – кому-нибудь смерть…
1 В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Что почитать о Сталинградской битве»