Лилия. Мы – дети пригородных вокзалов

4,0
22 читателя оценили
114 печ. страниц
2019 год
16+
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Лилия. Мы – дети пригородных вокзалов»

  1. aliia_kash
    Оценил книгу

    Повесть удивила. Есть в ней набоковское в стиле «Лолиты», агеевское в стиле «Роман с кокаином» и чуть совсем порочного в жанре «Мечтателей» Адэра Гилберта. В самую пору попасться на глаза Бертолуччи и явиться свету интригующе-завораживающей киноленте о просмотре которой не жалеешь, но признаться несколько стыдно (есть опасения, что общество не примет фантазии, выходящие за рамки общественных шаблонов приличия). Будь я писателем, вряд ли бы осмелилась изложить все это — писать и говорить о таком не принято вопреки Фрейду утверждавшему, что все вокруг вертится в свете эротических фантазий и вероятно каждый периодически переживает описанные в «Лилии» эмоции, но с остервенением отрицает.
    Есть в повести запретное в стиле «Мечтателей»:

    "Я уже чувствую её бесцветный запах, предательски источаемый природой, не разбирающей родство; украдкой наблюдаю отвернувшуюся и натягивающую на ночь майку; вижу белоснежные «бикини», наполовину скрывающие тугие ягодицы с натянутой светло-медной кожей (смугла как мать); округлившиеся бедра; некую кошачью грацию, проявляющуюся неосознанно, но неумолимо, как и заложено в чертовскую натуру — коварная богиня Рати, разумеется, не могла упустить жертву и не освоить плоть в ещё одном земном многообразии..."

    подростковое влечение в стиле "Лолита":

    "В напряжении я сидел истуканом, от её прикосновений, якобы невзначай, моё многострадальное тело было наэлектризовано до кончиков волос и коснись меня кто-либо иной, его отбросило бы ошпаренного высоким напряжением. Периферийным зрением я не мог упустить из виду, направленные против меня почёсывания прелестной ножки, золотистые штрихи на округлившемся бедре и белоснежные трусики, выглядывающие из-под сарафана на мгновения при прикосновениях хозяйки (якобы поправляет задравшиеся до неприличия края — целенаправленно, безусловно, целенаправленно).
    Все окружающее перестало существовать, были в этом мире только она и я, и мысли, волнующие смелостью, роились в черепной коробке беспорядочно, точно пазлы, раскиданные на столе несмышлёным ребёнком, фиксирующим в отдельных нечто замечательное.
    Она понимала, что происходит в моей голове, с моим организмом и даже если не вполне отдавала отчёт, обескураживающее воздействие своё осознавала на инстинктивном уровне, чертовка!"

    и патологическая зависимость как в "Роман с кокаином":

    "Она была юна, но не образом жизни. Потрёпанная во швах кожаная куртка-френч (не по погоде, но облачением рабочим, едва доходит подолом до средины пока ещё округлых и точёных бёдер) вероятно последнее из всего приличного, что у неё сохранилось. Она представляла собой подростковую худобу и стройность. Во взгляде сквозила тоска с ноткой отчаяния. Поникшие очертания лица — словно сгорбленная ветром осинка склонилась она под бременем одолевшей безвозвратно зависимости. Рассматривая её худенькую спину хотелось защитить и вырвать из бездны, вовсе не способную оценить порыв, поскольку все в ней упиралось в одно: отречься от окружающей действительности снова и это было самой сокровенной мечтой и единственной целью, для достижения которой она вышла в свет в этот день и выходила во все предыдущие."

    В то же время повесть заинтересовала не только сюжетом, но и слогом. Читатель не избалован подобного рода сложным, но в то же время читабельно-певучим изложением с приёмами эмоционального погружения в образы и интересными ассоциативными играми. В этом есть отличие от модных обрывисто-простецких оборотов в стиле Мариам Петросян и Санаева, читать которых вроде бы и легко, но эстетическое удовольствие сомнительное: удовлетворение от прочитанного если и присутствует то разве что из-за наличия скандальности описываемого. Скандальность же в "Лилии" также выражена куда более чем. Впрочем, это присуще всем авторам. Камряну Кинге удалось заинтриговать с первых же страниц, хотя и "зависимая" в ходе дальнейшего повествования отсутствует, но вроде бы и места ей больше нет. Привлекая продажную девочку, автор попытался раскрыть характер главного героя более наглядно и пресмыкающаяся натура раскрывается с куда более глубоким пониманием, чем если бы этой дамочки не было.

    Как водится в драмах, трагизм изложен во второй (последней) части и доходит до кульминации к самому завершению... Упс, раскрывать суть не в моих правилах, так что обойдемся без этого.

    Вывод следующий: стоит читать, но приступать стоит с осторожностью — она не для всех. Не по причине того, что тегами к повести указаны "эротика и секс" (откровенной порнографии там нет и в помине), а потому, что впечатлительных она может шокировать и вызвать отторжение. Но, как и указал автор, от этого история не перестает быть реальностью и вся эта "грязь" существует в действительности.

    Насколько мне известно, за период в два месяца как она появилась в сети её скачали чуть более тысячи человек (со слов автора). Выражу свое личное мнение — повести требуется некоторая корректорская обработка. Со слов Камряна Кинге в ответном письме на запрос: "работа над этим ведется и поэтому она пока опубликована на литрес в бесплатном варианте".
    Ждем, наблюдаем!

Цитаты из книги «Лилия. Мы – дети пригородных вокзалов»

  1. Радость, оргазм, насыщение, тепло и холод – продукт мозговой активности.
    10 января 2020