Joel F. Harrington — отзывы о творчестве автора и мнения читателей
image

Отзывы на книги автора «Joel F. Harrington»

5 
отзывов

sleits

Оценил книгу

Эта книга сломала мои стереотипы по отношению к палачам Средневековья. И не только мои. Представления о казнях в нас сформированы поп культурой, которая уже почти двести лет демонстрирует нам настолько искаженую картину, что в ней мало что осталось от реальности.

Книга "Праведный палач" - удивительная и потрясающая. До нас дошли записи о казнях одного нюрнбергского палача Франца Шмидта. Автор книги, рассказывая частную историю палача, сведения о которой находил с большим трудом, раскрывает перед нами панораму средневековой жизни Германии, в особенности быт и деятельность людей с такой тяжёлой профессией, которая обрекает семьи палачей на жизнь изгоев. Эта профессия не для слабых духом людей, которые могут не выдержать тяжести работы - многие палачи сами оказываются на месте казни в качестве приговорённых к смерти. Но для человека сильного духом, профессия палач - это служба обществу, это ответственная, тяжёлая и страшная работа. Как не повредиться умом, когда твоими руками реализуются сотни пыток и казней, причем иногда особо жестокие, например колесование? Праведный палач должен быть провидцем и знать, как и у кого нужно выбивать признание, а за кого заступиться перед судом. Должен знать, как вылечить раны - не только физические, но и душевные. Палач - не священник, но для него особенно важно покаяние. Ведь тогда ему легче будет привести в исполнение тяжёлый приговор. Палач - не жестокий убийца, а "чистильщик", который вынужден выполнять грязную работу в темное время - "золотую эпоху палачей". Он хороший палач, но свою профессию он не выбирал и мечтает лишь о том, чтобы его дети были освобождены от его участи и смогли реализоваться в другой сфере.

Я под огромным впечатлением от книги. Она прекрасна, не смотря на то, что она про смерть, про боль и несбывшиеся мечты. Но при этом она и жизнеутверждающая, это книга о человеколюбии, о вере и силе духа.

Одна из лучших книг, прочитанных мною в этом году.

26 августа 2020
LiveLib

Поделиться

DeadHerzog

Оценил книгу

Под обложкой с катахрезным названием и заманухой про палача скрывается очень познавательная книга, отлично рассказывающая о средневековой немецкой бытовухе, о том, как жили-тужили в шестнадцатом веке, что думали и как боролись с судьбой.

Профессор германистики в Университете Вандербильдта Джоэл Харрингтон на довольно скудном материале, комбинируя дневник нюрнбергского палача Франца Шмидта с другими источниками, умудрился провести довольно убедительную и детальную реконструкцию жизни горожанина в южной Германии в эпоху Тридцатилетней войны.

Автор концентрируется на палаче, его окружении и деятельности, но понятно, что существовал-то он не в вакууме, так что попутно книга захватывает и другие темы - особенности понятия чести и позора в Средние века, межсословные отношения, преступность, легальные реформы и изменение правового сознания горожан.

Вторая часть подзаголовка фактически является стержнем, на который автор нанизывает свой рассказ - как и Нэнси Коллманн в Соединенных честью он показательно демонстрирует, что честь и позор в средние века были основой существования любого человека, так что Харрингтон вслед за своим героем уделяет институту репутации немало времени. Кроме того, историк показывает, как в течение жизни одного человека сильно изменились право, традиции и мировоззрение как элиты, так и рядовых горожан - для книги весьма важна тема текучести средневековья, постепенных изменений, иногда заметных, иногда нет, позволивших герою сделать то, что не удалось его отцу и многим другим палачам - снять с себя профессиональную стигму и стать уважаемым членом общества.

Лично для меня многое было в новинку - и то, что палачи были также и лекарями (вполне логично, если так подумать), и то, что голову рубили сидящим и стоящим жертвам, и что у немецких женщин в средние века, оказывается, также как и в России, фамилии отличались от мужских особыми окончаниям, а особенно медицинский каннибализм - тут у меня вообще глаза на лоб полезли.

Книга хорошо написана (и переведена) и отлично структурирована, легко читается, автор выбрал для книги идеальный стиль, не заигрывает с читателем, не юморит, объясняет сложные моменты на пальцах, но при этом не упрощает тяжелые и комплексные аспекты. На средневековые события и явления смотрит одновременно и как наш современник, и как историк - в общем, нашел идеальную позицию и идеальный тон для такой темы.

22 марта 2021
LiveLib

Поделиться

Rosa_Decidua

Оценил книгу

Дневник палача, жившего и трудящегося в 16 веке. Одна из самых вдохновляющих книг, которые читала за жизнь, как бы пугающе и нелепо это не звучало. Однозначно, лучшее прочитанное за последние годы. Рекомендую всем любителям мемуаров, исторической и научно-популярной литературы.
В один прекрасный день профессор истории, он же автор этой книги Джоэл Харрингтон, на полках букинистического магазина обнаружил дневники Франца Шмидта. Палача, который за 45 лет карьеры казнил и искалечил сотни людей. И решил подарить историческому документу новую жизнь.
Об этой книге очень трудно писать без экзальтации и восторгов, очень уж хороша, с какой стороны не посмотреть.
Во-первых, уникальная возможность узнать о запретной профессии без романтизации и устоявшихся стереотипов.
Многие ли знали, что палачом можно было стать по трагической случайности? Так и случилось с отцом героя, которого выбрали в толпе и предложили сделать выбор: либо он соглашается казнить преступника, либо убивают его и ещё двое ни в чем неповинных мужчин, стоявших рядом. После невыносимого выбора от человека и его семьи (на много поколений вперёд) отворачиваются друзья и соседи. Их детей не крестят в церкви, не пускают во многие общественные места, шарахаются как от прокаженных. Потомки могут создавать семьи только с людьми этой же профессии. Остаётся либо вешаться, либо совершенствоваться и пытаться заслужить уважение своей достойной жизнью.
Во-вторых, автор дневника незаурядный человек. Дневник палача не такое уж невероятное дело, их создавали как резюме, но Франц Шмидт обладал талантом, совершенствовал писательское мастерство с каждым годом. Начиналось все с сухих записей о людях, которых он казнил и пытал, но со временем раскрывался как отличный рассказчик. Скромный и сдержанный человек, непосредственно о себе упоминал всего пару раз. Глубоко сочувствовал жертвам. Его сердце рвалось на части из-за насилия над детьми и женщинам, от коварства и жестокости по отношению к родным, от аморальности и вседозволенности.
Франц вёл здоровый образ жизни, совсем не употреблял алкоголь. В те времена пили даже самые благочестивые люди, а уж палачам сам Бог велел. Стандартное пиво перед казнью, а затем забытьё с вином. Из-за того, что палач едва держался на ногах от опьянения, казнь могла длиться бесконечно долго.
Удивительно, что между сеансами пыток преступника нужно было лечить и это совершенствовало знания и навыки в медицине, поэтому палач становился более продвинутым специалистом, чем лекари того времени. Выйдя на пенсию, бывший палач вылечил множество людей.
Тронуло так же, что с помощниками, так называемыми львами, которых обычно нагружали самой мерзкой работой, поддерживались добрые и уважительные отношения. За всю карьеру сотрудничал лишь с двумя.
Религиозность, порядочность, желание прожить жизнь достойно, вызывают уважение. С раннего детства семейные узы были святы для Франца. У него были теплые отношения с мачехой и сестрой, не говоря уже о собственных детях. Мечта всей жизни — чтобы следующие поколения перестали быть персонами нон-грата. К сожалению, это удалось лишь отчасти. Это придаёт дополнительного трагизма и интереса к биографии умного, любознательного человека.
В-третьих, автор книги разнообразил ожидаемое содержание. Это не только дневник человека и полное погружение в профессию палачей, но и все что касается жизни в Германии в 16 веке. Величайшее множество интересных и познавательных фактов обо всем на свете. Бытовые моменты, воспитание детей, фольклор, обычаи и суеверия простых людей, а так же представителей криминального мира, сравнение мировоззрения и взглядов жителей Средневековья, сходства и различия в мировоззрении с современными людьми.
В-четвёртых, прекрасное оформление. Немного завидую владельцам бумажной версии! Хотя и в электронном варианте иллюстрации прекрасно дополняют текст.
В-пятых, юмор! Мягкий и уместный. Стало немного грустно, ведь в отечественных науч-попе нередко встречаются оскорбительные шутки. Легкий нрав Джоэла Харрингтона придает очарование книге. Да вы сами посмотрите на фотографию в профиле автора и все поймёте!
Достоинства можно перечислять бесконечно, но не хочется лишать хотя бы одного процента читательского удовольствия. Когда рассказывала друзьям, чью биографию читаю на данный момент, многие предсказуемо морщили носики «Мол, снова гниль да свищ!» Но после нескольких моментов, которыми немилосердно делилась во время чтения, почти все прониклись уважением к праведному палачу и захотели узнать его лучше.

7 февраля 2021
LiveLib

Поделиться

YouWillBeHappy

Оценил книгу

Книга основана на дневниках Франца Шмидта – палача Нюрнберга, который жил и работал в XVI веке. Автор не просто приводит перевод дневников Франца, но и связывает условия жизни и устремления палача с эпохой средневековой Германии, в которую он жил.

Это такое историко-психологическое исследование: кто становился палачами и сколько они получали, как к этой профессии относилось общество, каким образом проводились допросы и казни и т.п. Всё это переплетается с личными взглядами Франца Шмидта на свою деятельность, который по праву стал лучшим палачом Нюрнберга и первым палачом, получившим гражданство этого города. И Харрингтон объясняет, почему: что его отличало от таких же, как он.

Немного печально, что Франц всю жизнь работал на репутацию, пытаясь выбить потомкам право получить другую профессию. И ему это удалось. Но потомки жили недолго.

23 декабря 2020
LiveLib

Поделиться

sq

Оценил книгу

Лирическое отступление
В 2019 году во всём мире (не считая Китая) зафиксировано не менее 657 случаев смертной казни. Это на 5% меньше, чем в 2018, причём 86% случаев приходится на 4 страны: Иран, Саудовскую Аравию, Ирак и Египет.
В Китае данные засекречены, но за 2019 год случаев было наверняка больше 1000, т.е. примерно вдвое против всех остальных стран мира вместе взятых.
(Все данные от Amnesty International)

Можно утешаться тем, что в Германии XVI века казнили ещё больше. Это правда.

Однако не всё было так уж плохо. Вот, например, нынешним приговорённым перед казнью устраивают последний обед? В XVI веке устраивали.
И последнее слово с петлёй на шее человек говорил в XVI веке. Мог у кого хошь прощения попросить напоследок. А мог матерно обругать кого угодно, хоть самого Господа Бога. Настоящая свобода слова была.
Теперь не так. Мешок на голову, верёвку на шею -- и в люк. Говорят, из-за неопытности палача у Саддама Хусейна при этом голова оторвалась.
У мастера XVI века все головы на месте оставались. Голова с плеч слетала, это да, но только тогда, когда так и задумано было: после первого удара меча. Два удара делали казнь испорченной. А если палач не мог отрубить голову тремя ударами, толпа побивала его камнями. И никто такого криворукого "мастера" не защищал, это было дело законное.

Книга серьёзная. Джоэл Харрингтон внимательно изучил дневник нюрнбергского палача Франца Шмидта, настоящего Майстера своего дела, а также ещё миллион книг о палачах, пытках и казнях. Получилось настоящее историческое и психологическое исследование. И исследовать было что.
Майстер Франц действительно неординарная личность. Всю жизнь он провёл в строгом соответствии с протестантской этикой и духом капитализма. В общем-то он делал богоугодное дело, как ни странно.
Ещё более странно, что палач был целителем. По его собственным словам, за свою долгую карьеру Шмидт исцелил 15,000 пациентов. Некоторые из них стали пациентами, очевидно, оттого, что Франц Шмидт пообщался с ними во время следствия. Разумеется, их надо было исцелить -- для дальнейших "следственных действий". Это была, оказывается, обычная работа палача: попытать, полечить, снова попытать. А в конце казнить. И уже после того определённые части тел использовать как лекарство для будущих пациентов.
Да, похоже на анекдот, но это так и было.
Справедливости ради надо сказать, что большинство пациентов Майстера всё же были обычными людьми, которые ходили к нему добровольно за лечением и медицинскими консультациями. В конце карьеры Франц Штидт достиг такой квалификации (без какой-либо официальной учёбы), что отбил клиентуру у дипломированных медиков, аптекарей и цирюльников Нюрнберга.

Работа Майстера Франца была, как мне кажется, довольно скучной. Рутинные пытки, публичные порки и казни мечом, верёвкой или колесом. Кое-какое разнообразие типа сожжения или утопления случалось нечасто. Пожизненный эцих с гвоздями вообще ещё не изобрели.
Читая эту книгу, можно потерять веру в человечество, ежедневно наблюдая паноптикум разнообразных психопатов, убийц, предателей, воров, крупных мошенников и мелких жуликов любого пола и возраста. Франц Шмидт общался с этим "контингентом" ежедневно и сумел как-то обойтись без нервных срывов или психических расстройств. Нюрнбергский палач был силён духом, это точно.
И он не был садистом или чем-нибудь в таком роде. Он был профессионалом. Непьющим, некурящим добрым и честным лютеранином, отцом семерых детей. (Палачи в Германии XVI-XVII веков вообще размножались хорошо: более 6 детей в среднем.)
И да, милосердие иногда стучалось в его сердце. А, поскольку Майстер доказал собственную добродетель всей своей долгой жизнью, магистрат Нюрнберга относился к нему с большим уважением. Даже иногда прислушивался к рекомендациям:

«В ответ на его прошения и молитвы, а также ввиду его страданий под пытками» вору Гансу Дитцу, приговоренному к повешению, смягчили наказание до обезглавливания.

Да, гуманно. Просто нет слов.

Майстер Франц Шмидт был своего рода звездой Нюрнберга. Он удостоился многочисленных изображений в хрониках. Не всякого правителя рисовали так часто. На всех картинках он "при исполнении".
Наряды палача вполне соответствуют специфике работы, никаких дурацких ку-клукс-клановских капюшонов не видно.
Это большой плюс книге.

Ну и не могу умолчать о переводе. Это чистое наслаждение.

Относительная лояльность общества, которой наслаждались Генрих Шмидт и его семья весной 1573 года...
...
епископы наслаждались четырьмя веками светской власти

OK. Каждый наслаждается чем может, в особенности епископы. А самое тонкое наслаждение, разумеется, ощутила вот эта гражданка имперского города Нюрнберга:

Гражданка Маргарита Бекин, осужденная за особо вероломное убийство, наслаждалась привилегией быть обезглавленной стоя, при том что она была уже «трижды рвана докрасна раскаленными щипцами, а потом ее [отрубленную] голову прикрепили повыше на шесте, а тело похоронили под виселицей».

И такое значение слова "наслаждаться" использовано раз 20.
То ли словаря не было под рукой у переводчика, то ли он сам испытывал извращённое наслаждения от слова 'to enjoy', это науке не известно. Но чувство стиля ему кое-когда изменяло :)))

В целом же книга хорошая. Слабонервным не рекомендую, остальным можно.

25 сентября 2020
LiveLib

Поделиться