Книга или автор
Часы

Часы

Бесплатно
Часы
4,6
26 читателей оценили
47 печ. страниц
2008 год
12+
Оцените книгу

О книге

«Расскажу вам мою историю с часами…

Курьезная история!

Дело происходило в самом начале нынешнего столетия, в 1801 году. Мне только что пошел шестнадцатый год. Жил я в Рязани, в деревянном домике, недалеко от берега Оки – вместе с отцом, теткой и двоюродным братом. Мать свою я не помню: она скончалась года три после замужества; кроме меня, у отца моего детей не было. Звали его Порфирием Петровичем…»

Читайте онлайн полную версию книги «Часы» автора Ивана Тургенева на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Часы» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 1876

Год издания: 2008

ISBN (EAN): 5699159053

Объем: 84.8 тыс. знаков

  1. red_star
    red_star
    Оценил книгу

    «Скучно! скучно!.. Ямщик удалой,
    Разгони чем-нибудь мою скуку!
    Песню, что ли, приятель, запой
    Про рекрутский набор и разлуку…

    Н.А. Некрасов, «В дороге», 1845

    Как и обещал, принялся я после «Хижины дяди Тома» за отечественный аналог (как утверждал Александр Эткинд ). Да, это тоже книга о личной зависимости, да, очень многое ужасно похоже, роднит положение крепостных и рабов, да, автор писал ее для раскачки общественного мнения, но каюсь, каюсь, очень часто об идеологической значимости я забывал, скользя по страницам. Забываешь, ускользает это ощущение при чтении нехудожественной литературы, переводных вещей (да и чего таить – и современная проза лишена его) – ощущение удивительного удовольствия от чтения русской классики. Вероятно, от того, что я не так часто к ней возвращаюсь, ощущение это сильнее, каждый раз оно переживается очень ярко.

    Не знаю, говорят ли теперь в школе те пафосные слова, что слышались еще в 90-е? Эпитеты вроде «великая русская литература» и обращение к писателям не по имени, а по имени-отчеству? Пафос потерял значение в наши дни, скукожившись под яркими лучами маркетинга, однако иногда вот так возьмёшь томик с полки, а тебя и проберет. Я помню такое чувство после Лермонтова, после прозы Пушкина и «Анны Карениной». Скоро надеюсь проверить и на Лескове, сработает ли? Или круг умельцев более ограничен? Но Тургенев точно из их числа.

    Есть, есть какой-то смысл в чтении высокой классики в школе. Почти все забываешь (по крайней мере, детали-то я почти все забыл), однако что-то остается, что-то такое, что тянет потом под тем или иным благовидным предлогом перечитать. Что я помню? Бирюка и хрестоматийных Хоря с Калинычем, обсуждение их образов (Хоря поругивали за рыночную ориентированность). Вот, пожалуй, и все. А тут тебе распахивается широкий и плоский (за редким исключением) мир родной лесостепи. Начало «Хоря и Калиныча» запомнилось мне так, как будто оно говорит обо всем цикле, ограничивая его орловскими местами, ан нет, все совсем не так. Посидишь напротив электронной карты, посмотришь – где тут Льгов, где Лебедянь (это, положим, я и так знал), где Чаплыгин, а где Жиздра. И Тулу соотнести не забудь. И выходит, что протопал-проехал Тургенев все наши черноземные края, почти и до нашего медвежьего угла доходил, чуть он северо-восточнее, да и весь тамбовский край не раз упоминает. Все роднее проза его становится.

    А проза-то хороша. Гладкая, резвая, отточенная, с автором-зеркалом, который вроде бы и присутствует, а и нет его, просто отражает он русский быт, людей, порядки, дурь и красоту (дури, по обычаю, больше). Тургенев внимателен к людям любого звания, думаю, современников порой шокировало, что рассказ о крепостном соседствовал, а порой и перемешивался с рассказом о столбовом дворянине. Этот гуманистический пафос очень заметен, он порой лучше прямого обличения (да и нет, пожалуй, у Тургенева прямого обличения-то, он как раз умело избегает лобовых атак на крепостной строй, все исподволь, а понятно).

    И правда, чего таить, похоже на быт негров на плантациях многое. И знаете, что у нас даже хуже было? Более короткая дистанция из-за отсутствия расовых различий. От этого несправедливость даже ярче как-то. А так все совпадает – и продажи живых людей, и телесные наказания с истязаниями, и частая смена хозяев с непредсказуемыми последствиями. И спят с крепостными девушками баре так же часто, как и плантаторы с негритянками, и детей заводят, только без всей этой специфики мулатов и квартеронов.

    И отчего-то мрачно становится. Вроде бы это тот самый мир, что и Гоголя в «Мертвых душах», даже время почти то же. Но нет тут юмора, да и у Гоголя смех сквозь слезы был. Самодуры и дураки калечат судьбы и тела людей по прихоти и по идиотизму. И хотя мир Тургенева богат полутонами и красками, люди и поют, и радуются, но вот и мрут часто, горько, страсти заедают, а то и нарождающийся капитализм (через оброк). И вечная эта, неизбывная какая-то неустроенность быта.

  2. Silviabianca
    Silviabianca
    Оценил книгу

    Почему-то эта книга в основном не вызывает бурных восторгов (и в моем кругу общения, и исходя из прочитанных здесь рецензий), а я вот никак не могу этого понять, хотя... о вкусах, как известно, не спорят.
    Но для меня "Записки охотника" навсегда останутся одним из самых запомнившихся книжных впечатлений детства-отрочества. Читая их, написанных в такой неспешно-легчайшей манере, мне тоже хотелось одеть высокие охотничьи сапоги, перекинуть через плечо ружье (нет-нет, не стрелять, а просто для антуража), взять собаку и пойти в шуршащий осенний лес, весь влажный от мороси, стоящей в воздухе, и завораживающий многоцветьем красок.
    Мне кажется, такое упоение родной природой, такое восхищение ее красотой и такой талант ее описывать почти ни у кого не встретишь. По стилю близок только Паустовский, но даже от его пейзажей нет таких волшебных ощущений, как от зарисовок в "Записках охотника".
    Но ведь и природа не единственное, что покоряет в этих рассказах. А какие образы героев, какие набросанные крупными мазками, но такие яркие, выпуклые портреты...
    Да, в моем табеле о рангах - это то, что надо иметь в своей библиотеке, читать и перечитывать, и я обязательно вернусь к этой чарующей книге.

  3. serafima999
    serafima999
    Оценил книгу

    Однажды моя близкая подруга попала в психушку. Пыталась покончить собой. Ну довели. На тестировании один из предложенных вопросов был о книгах: каких авторов она любит, что читала вообще и недавно... Так уж сложилось, что последней прочитанной до попытки суицида книгой у нее была "Анна Каренина". Позже подруга, смеясь, мне описывала взгляд доктора, которым он ее одарил...
    К чему я все это? Да просто если однажды я уйду из дома и "пропаду" в ближайшем лесу, винить следует только Ивана Сергеича.
    Да, да, пресловутые описания природы, которые я так не любила, и которых так боялась в школе! Только Тургенев может описывать природу так, что читатель не только видит внутренним зрением все эти роскошные виды, но и запахи чувствует. Запах летней грозы, запах свежей травы, запах печеной картошки, запах свежескошенного сена... запах лошадей, собак, дичи, ожидания, томления, неожиданной страсти и торжества.
    Тургенева можно смело назвать самым русским писателем. Да. И не спорьте. Даже мой обожаемый Достоевский, которого я ставлю на ступень выше всех остальных писателей мира, и тот порой невольно (или вольно, кто его знает...) "косил" то под Диккенса, то под Гюго. А Тургенев не косил ни под кого. Под него - пытались. Но, увы, даже не приблизились - высота недосягаемая. А язык какой!.. Я не встречала в литературе языка красивее. Причем, язык его не академически правильный (впрочем, тут я умываю руки, тут только филологи могут судить), а живой, образный, яркий... удивительный.
    Но природа, являясь полноправным героем в "Записках" - все же фон. Знаете, в какой-то степени "Записки охотника" можно отнести к экзистенциальным произведениям. Потому как сюжета в них нет, а есть только невеселые размышления о людях, окружающей среде и многочисленных проблемах крепостного права.
    Здесь в пору поговорить об известных мифах, которыми обросла атлетическая фигура писателя.
    Так, миф первый: "Тургенев - западник, либерал и русофоб".
    Кто-то может, возможно, обвинить писателя в том, что он, находясь " в европах", либеральничал. Но это не так. Не был Тургенев либералом, западником (а "в европах" он по долгу службы сидел, государственно-секретной), а русофобом - тем более. Вот если бы он с яростью набросился на "режЫм", находясь на безопасном для себя расстоянии - да, упрек был бы справедлив. А он этак легко, штрихами, не менторничая и не плюясь от ярости, рисует нам безрадостную... да что там говорить - откровенно жуткую картину. И ему больно. Он русский до мозга костей. И ему очень больно, да.
    Не думаю, что ошибусь, если предположу, что термин "загадочная русская душа" принадлежит ему. Русский крестьянин, к которому он относится не с умилительно-сусальной любовью, а с уважением, его поражает и удивляет. Замечу, его крестьянин - это не только забитый, безмолвный и всеми забытый Степушка из "Малиновой воды", но и Павлуша из "Бежина луга", и Бирюк из одноименного рассказа.
    Кстати, крестьяне его и пугают тоже. Нет, это не инфернальный ужас перед темным народом, который может внезапно проснуться, озвереть, и... Его пугает то, насколько рабски, покорно, едва ли не радуясь, крестьянин принимает не только незаслуженное наказание:

    "А поделом, батюшка! И поделом! Наш барин просто так не накажет..."

    или:

    – Да ты откуда? – спросил я его.
    – Чего?
    – Откуда ты?
    – Из Ананьева.
    – Что ж ты тут делаешь?
    – Чего?
    – Что ты делаешь тут?
    – А сторожем сижу.
    – Да что ты стережешь?
    – А горох.
    Я не мог не рассмеяться.
    – Да помилуй, сколько тебе лет?
    – А Бог знает.
    – Чай, ты плохо видишь?
    – Чего?
    – Видишь плохо, чай?
    – Плохо. Бывает так, что ничего не слышу.
    – Так где ж тебе сторожем-то быть, помилуй?
    – А про то старшие знают.

    но и смерть

    Удивительно умирает русский мужик! Состоянье его перед кончиной нельзя назвать ни равнодушием, ни тупостью; он умирает, словно обряд совершает: холодно и просто.

    Кстати, он отдает дань не только мужикам. Его, можно сказать, гипнотизирует отношение к смерти русских людей вообще:

    Старушка помещица при мне умирала. Священник стал читать над ней отходную, да вдруг заметил, что больная-то действительно отходит, и поскорее подал ей крест. Помещица с неудовольствием отодвинулась. «Куда спешишь, батюшка, – проговорила она коснеющим языком, – успеешь…» Она приложилась, засунула было руку под подушку и испустила последний вздох. Под подушкой лежал целковый: она хотела заплатить священнику за свою собственную отходную…

    Кстати, замечу: сам Иван Сергеевич, измученный жуткой болезнью, тоже ушел из нашего мира более чем достойно...
    Еще один миф гласит: "Тургенев - атеист".
    Это не так. Он, скорее, к антиклерикализму склонялся, и это понятно, учитывая пассивную, а порой и сдержанно-активную в вопросе крестьян, оброка и земель, позицию церкви. Но он не атеист, нет... Подтверждение тому - рассказ "Живые мощи". Вообще, рассказ это очень сильный, очень православный, его можно весь на цитаты растащить. Но процитировать мне хочется вот это:

    Несколько недель спустя я узнал, что Лукерья скончалась. Смерть пришла-таки за ней… и «после петровок». Рассказывали, что в самый день кончины она все слышала колокольный звон, хотя от Алексеевки до церкви считают пять верст с лишком и день был будничный. Впрочем, Лукерья говорила, что звон шел не от церкви, а «сверху». Вероятно, она не посмела сказать: с неба.

    По-моему, комментарии излишни.
    Напоследок хотелось бы разбить еще один укоренившийся школьный миф. Многим кажется, что Тургенев скучен и зануден. Это не так. Его "Записки охотника" пронизаны очень тонким, мягким, но точным и сочным юмором.

    Вся душа его, добрая и теплая, казалось, была проникнута насквозь, пресыщена одним чувством. Меня поражало уже то, что я не мог в нем открыть страсти ни к еде, ни к вину, ни к охоте, ни к курским соловьям, ни к голубям, страдающим падучей болезнью, ни к русской литературе, ни к иноходцам, ни к венгеркам, ни к карточной и биллиардной игре, ни к танцевальным вечерам, ни к поездкам в губернские и столичные города, ни к бумажным фабрикам и свекло-сахарным заводам, ни к раскрашенным беседкам, ни к чаю, ни к доведенным до разврата пристяжным, ни даже к толстым кучерам, подпоясанным под самыми мышками, к тем великолепным кучерам, у которых, Бог знает почему, от каждого движения шеи глаза косятся и лезут вон…

    И много там таких моментов. Было дело, смеялась. И даже до слез.
    В общем, дорогие мои, не бойтесь читать наших классиков. И Тургенева не бойтесь:) Это совершенно потрясающий собеседник. Честно-честно.

Цитаты из книги «Часы»

  1. Жил я в Рязани, в деревянном домике, недалеко от берега Оки – вместе с отцом, теткой и двоюродным братом.
    8 июля 2017
  2. нынешнего столетия, в 1801 году.
    8 июля 2017
  3. он считал смех признаком малодушия.
    2 ноября 2015