«Окаянные дни» читать онлайн книгу📙 автора Ивана Бунина на MyBook.ru
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.54 
(325 оценок)

Окаянные дни

115 печатных страниц

2006 год

6+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

«Летний вечер, ямщицкая тройка, бесконечный пустынный большак…». Бунинскую музыку прозаического письма не спутаешь ни с какой другой, в ней живут краски, звуки, запахи… Бунин не писал романов. Но чисто русский и получивший всемирное признание жанр рассказа или небольшой повести он довел до совершенства. В эту книгу вошли автобиографическая поветь «Жизнь Арсеньева», рассказы разных лет; пронизанные горечью и болью за судьбу России «Окаянные дни» и «Воспоминания» – о Репине, Рахманинове, Шаляпине, Толстом…

читайте онлайн полную версию книги «Окаянные дни» автора Иван Бунин на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Окаянные дни» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Год издания: 

2006

ISBN (EAN): 

5040022654

Дата поступления: 

17 февраля 2021

Объем: 

207979

Правообладатель
17 684 книги

Поделиться

serovad

Оценил книгу

И еще одна библейская строка:

«Честь унизится, а низость возрастет… В дом разврата превратятся общественные сборища… И лицо поколения будет собачье…»

Даю совет тем, кто собирается это прочитать. "Окаянные дни" НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНЫ для быстрого чтения, для промежуточного чтения (в качестве "легкого чтива" между двумя серьезными книгами), для чтения на ночь и для чтения с полным желудком. Ибо в первом случае вы даже не заметите, о чем она, во втором не поймете, в третьем вам приснится воинствующий революционер, в четвертом, извините, вас стошнит-с.

Как там у Земфиры поется? "Больно бывает не только от боли". Ага, ну вот он тот самый случай, когда тебе больно не от боли. Читаешь - и больно. Вместе с ним, Иваном Буниным - больно. И вот что удивительно - уж столько прочитал патриотической литературы. И революционно-пролетарской, и искренне сочувствовал угнетенным и эксплуатируемым. И контрреволюционно-эмигрантской - и воспылал гневом праведным против кровавых революционеров. И уже сейчас очень хорошо знаю, что в вопросе русской революции никогда не будет однозначного ответа "кто был прав, а кто нет", и история со временем не только не разберется, а лишь сильнее запутается в поисках соответствующего ответа.

И все же "Окаянные дни" зацепили сильнее всех остальных книг на эту тему. Потому что писал истинный патриот, наделенный тончайшим чувством слова, принимающего под его пером невиданную жизнь и силу, будучи даже написанным публицистическим стилем. И горечь его более едкая, чем пюре из хрена с редькой, приправленное горчицей.

Разве многие не знали, что революция есть только кровавая игра в перемену местами, всегда кончающаяся только тем, что народ, даже если ему и удалось некоторое время посидеть, попировать и побушевать на господском месте, всегда в конце концов попадает из огня да в полымя?
Во время французской революции тоже сразу была создана целая бездна новых административных учреждений, хлынул целый потоп декретов, циркуляров, число комиссаров – непременно почему то комиссаров – и вообще всяческих властей стало несметно, комитеты, союзы, партии росли, как грибы, и все «пожирали друг друга», образовался совсем новый, особый язык, «сплошь состоящий из высокопарнейших восклицаний вперемешку с самой площадной бранью по адресу грязных остатков издыхающей тирании…» Все это повторяется потому прежде всего, что одна из самых отличительных черт революций – бешеная жажда игры, лицедейства, позы, балагана. В человеке просыпается обезьяна.

Но чего это я так раскипятился? Что, Маяковский не был патриотом? Горький не был? Толстой, который Алексей Николаевич? Мой любимый Паустовский? Или их патриотизм был ложным? Фигня полная. Патриотизм не опенок на пеньке, он не может быть ложным или не ложным. Он либо есть, либо его нет. И прав каждый был по своему. Но никто не смог выразить свою боль по Родине так убедительно, так пронзительно, так горячо, как Бунин.

Возможно я, я ошибаюсь, потому что мало книг прочитал на эту тему. И вообще прочитал мало. Но пока рассуждаю исходя из прочитанного.

Я понимаю, почему Бунина запретили в свое время, и удивляюсь тому, как его творчество "реабилитировали" в советское время. Такой глубокой, пронзительной антисоветчины, точнее такого антибольшевизма найти сложно. Более того, Бунин поднял перо на святая святых революции - на Ленина.

...современная уголовная антропология установила: у огромного количества так называемых «прирожденных преступников» – бледные лица, большие скулы, грубая нижняя челюсть, глубоко сидящие глаза.

Как не вспомнить после этого Ленина и тысячи прочих?

А сколько едкости, сколько чернильной кислоты пролито в адрес Горького, Волошина, Блока, прочих товарищей по цеху! Так досталось Троцкому, Луначарскому и прочим товарищам! Мама не горюй. Но если эти адресные выпады можно назвать субъективными, то разве назовешь субъективным описание ужасов получивших свободу солдат, рабочих, крестьян, горожан. Поистине, нравственная свобода, перешедшая в свободу физическую - страшная вещь. Ее-то и не устает обличать Бунин.

Повар от Яра говорил мне, что у него отняли все, что он нажил за тридцать лет тяжкого труда, стоя у плиты, среди девяностоградусной жары. «А Орлов Давыдов, – прибавил он, – прислал своим мужикам телеграмму, – я сам ее читал: жгите, говорит, дом, режьте скот, рубите леса, оставьте только одну березку, – на розги, – и елку, чтобы было на чем вас вешать».
Хожу без работы, пошел в Совет депутатов просить места – мест, говорят, нету, а вот тебе два ордера на право обыска, можешь отлично поживиться. Я их поспал куда подале, я честный человек…

В одном только он явно наивен - в своем ожидании иностранной помощи. Человек свято верит, что немцы, французы наступающие на молодую Советскую Россию, несут ей благо. Так же искренне и свято верит он в благость наступлений атаманов и военачальников, Корнилова и Деникина. И с не меньшей искренностью сокрушается, когда приходят вести об их отступлении или поражении. Может, во мне говорит свой, совершенно другой патриотизм, патриотизм который пусть из учебников знает, чем в свое время аукнулся России приход французов, и по рассказам стариков - чем аукнулся приход немцев, но не верю я, что было бы лучше, если бы интервенты свергли большевиков.

Или я не прав?

Поделиться

dear_bean

Оценил книгу

Россия! Кто смеет учить меня любви к ней?!
Страшная книга, изнурительная, вынимающая всё до крошечки, без остатка. И не лишает она патриотизма, она открывает историческую подоплёку точки зрения Бунина, она раскрывает и Бунина с другой стороны. В первую очередь, она показывает его обличие, его человеческое нутро. Ведь это дневник и ничто более, это документ в том смысле, в каком документом являются живые записки современника этих окаянных дней. Бунин пристрастен, зол, напуган, оскорблен. Он не пишет о России, сколько он уделяет времени описанию прокаженного ненавистью человека. И большевиков, и даже интеллигенции. Именно в личных записях автор предельно искренен, лаконичен, правдив. У меня нет единого мнения относительно революции – хорошо это или плохо, ни тогда, ни сейчас. Ведь одной стороны, революция – это свет для нового, с другой стороны, это тьма настоящего, это ненависть и злоба, это брат против брата, это унижение, это разрушение такого привычного и родного. Родной России.

Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то (то есть вчера) жили, которую мы не ценили, не понимали, - всю эту мощь, сложность, богатство, счастье...

Бунин воспринимал революцию однозначно как трагедию, разрушение - никаких сомнений и колебаний, только отчаяние и недоумение: неужели весь мир промолчит и позволит этому случиться? И ведь как в воду глядел! Как видел, как чувствовал! Прошло почти сто лет, но мало, что изменилось. Лишь враги да средства достижения цели. Злоба и ненависть людского так и осталась в крови. Все это Бунин выразил одним предложением: "В человеке просыпается обезьяна". Мы видим внимательный взгляд писателя, мы видим, как Бунина разрывает изнутри озлобленность на происходящее. Это сейчас мы можем сказать, что злоба порождает злобу, а на деле мы такие же, как он. Осуждающие и не принимающие мы донельзя наполнены злобой, агрессией, находимся в состоянии полураспада. Автор размышлял о России, русском народе в напряженные годы жизни, свержение власти, приход новой власти, разделение людей на два лагеря. И как это знакомо сейчас. Преобладающей ноткой дневников является интонация подавленности, униженности, нетерпимости происходящим. Бунин передает читателю опустошение, неизвестность перед завтрашним днём, страх жизни в той стране, в которой ты привык жить, в той, которую любишь, которую хочешь видеть. Потому что меняется власть и нет ничего прошлого. А только лишь ощущение национальной катастрофы. Бунин не соглашается с официальной характеристикой вождя, исторических деятелей, писателей. Прекрасным предлогом дурачить толпу остается свобода. Революция одурачила Россию. Не случайно в 1924 г. Бунин подробно остановился на сути революции и пытался доказать, что в силу революционных преобразований произошло великое падение России, а вместе с тем и вообще падение человека.

Я люблю читать про революцию больше всего из исторической сводки, потому что я ищу ответы.. Однако постижению состояния души русского интеллигента в революционную эпоху мешает еще и то, что литература тех лет мало кем читается и исследуется, плохо изучена. Бунину удалось показать ту сторону, которую скрывали, о которой не давали думать, из-за которой гибли люди. В результате идеологического промывания мозгов мы лишались возможности знать свою литературу, свою историю, а значит и себя, особенности своего национального характера, своеобразия психологии своего народа. Сколько всего сокрыто было, и ведь скрывается до сих пор. За такое равнодушие к происходящему в революционные годы, за социальную, духовную, эстетическую слепоту наш русский народ заплатил дорогой ценой: уничтожением лучших людей, пробуждением низменных инстинктов, крушением высоких идеалов. Но и получил весьма устойчивое потом сосуществование на долгие годы ХХ века.
Потрясения жизни вокруг себя и своих кругов, нашли отражение в рефлексии со стороны умных наблюдателей событий (Бунин был именно наблюдателем, он не претендовал на роль творца современной ему истории). У Бунина увиденное вызвало шок, ненависть и глубочайший пессимизм. Бунин показал, что любая революция несёт в себе адское зрелище полное ужаса и страха. По мнению Бунина, не было необходимости тогда преобразовывать жизнь, "ибо, несмотря на все недостатки, Россия цвела, росла, со сказочной быстротой развивалась и видоизменялась во всех отношениях... Была Россия, был великий, ломившийся от всякого скарба дом, населенный огромным и во всех смыслах могучим семейством, созданный благословенными трудами многих и многих поколений, освященный богопочитанием, памятью о прошлом и всем тем, что называется культурою. Что же с ним сделали?"

Наблюдения и размышления писателя не устарели, и едва ли смогут устареть, ведь меняется всё, но не меняются основные черты окружающей нас России, так что, мечтая о Революции, не лишним будет перечитывать “Окаянные Дни” снова и снова как завет. Для отрезвления. Для осмысления. Хотя, кому это нужно? Бунин изучил историю прошлого и понимал, почему не нужна его обществу революция, а большинство считало иначе, и вышло так, как должно было быть. Бунина занимает вопрос о том, насколько может измениться поведение человека в состоянии вседозволенности, в состоянии утопической свободы, от которой брёвна в глазах не мешают порой смотреть. Глазами же Бунина мы видим всю преступную деятельность большевиков, все неадекватное поведение черни, вдруг неожиданно получившей неограниченную власть над страной. Это был период разрушения, тогда как до этого при царском режиме в стране был период созидания, и Россия в своем развитии нисколько не отставала от развитых западных цивилизаций. Увидев, на ЧТО в принципе способен человек в состоянии вседозволенности, он пришёл к краху всех своих иллюзий о людях, о народе. Это Бунин передаёт через следующую мысль, от которой хочется скрыться, потому что правда.

Зачем жить, для чего? Зачем делать что-нибудь? В этом мире, в их мире, в мире поголовного хама и зверя, мне ничего не нужно.

Бунин поражен ситуацией, что к власти в России пришли самые жестокие, систематичные и организованные бандиты – партия большевиков. «Сен-Жюст, Робеспьер, Кутон… Ленин, Троцкий, Дзержинский… Кто подлее, кровожаднее, гаже? Конечно, все-таки московские. Но и парижские были неплохи.».. Ирония и откровенная неприязнь к Ленину передается через подбор эмоционально окрашенных глаголов - "пожаловал", "позволили затесаться".
Бунин убедительно показал, что революция в первую очередь – это крах всего строя повседневной, обыденной жизни людей – работы и заработка, отдыха, общения, уверенности даже не в завтрашнем дне, а просто в том, что завтра для тебя вообще наступит. Обыденностью становится кошмар. Оказалось для Бунина и удивлением, что наш народ более всего ценит грубую силу и входит в кураж, когда его силе нечего противопоставить. Он упивается вседозволенностью и безнаказанностью за свои подлости. «Вообще, как только город становится "красным", тотчас резко меняется толпа, наполняющая улицы. Совершается некий подбор лиц, улица преображается. Как потрясал меня этот подбор в Москве! Из-за этого больше всего и уехал оттуда.»
Почему эти душевные качества русского народа всплыли на поверхность только в 1917 году, а не проявлялись ранее, Бунин прямо не объясняет. Но из всего хода его повествования понятно, что раньше над подонками висел страх наказания на земле или на небесах, а теперь всё рухнуло. Не случайно наступило всеобщее глумление над религией. Вместо православия пришёл на долгое время атеизм. Ленина Бунин называет "планетарным злодеем", который осененный знаменем с издевательским призывом к свободе, братству и равенству, высоко сидел на шее русского дикаря и весь мир призывал в грязь топтать совесть, стыд, любовь, милосердие, в прах дробить Христа, ставить памятники Иуде и Каину, учить "Семь заповедей Ленина". Так открыто ненависть о Ленине никто вроде и не показывал.
Для Бунина любой революционер есть бандит. "Напустили из тюрем преступников, вот они нами и управляют, а их надо не выпускать, а давно надо было из поганого ружья расстрелять".

Дальше...

Бунину было, что терять в России, поэтому он был крайне разочарован всей сложившейся ситуацией. Ему была дорога старая Россия, хотя он прекрасно понимал все её недостатки, потому что в том, что пришло ей на смену, он увидел только кромешный мрак. Для новой России он уже был мёртв. Недаром в эмиграции он писал только про страну, которой нет и уже не будет. Равно как и не будет Бунина для этой страны, потому что и своего развития он в ней не видит. Пусть его пример будет для всех россиян, которым есть что терять сейчас, уроком. В этом особая ценность "Окаянных дней": политические потрясения преломляются через призму личного опыта, своей повседневной жизни. Для современных россиян, привыкших к тому, что политика к их повседневной жизни не имеет никакого отношения, в силу этих причин произведение имеет особую ценность. Бунин осуждает революцию с позиции защитника банального общественного порядка, для которого не могут считаться нормальными постоянные убийства и грабежи. Однако было бы несправедливым сказать только о ненависти к народу. Он сам признавался: "Если бы я эту Русь не любил, не видал, из-за чего же я бы так сходил с ума все эти годы, из-за чего бы страдал так беспрерывно и так люто?". Суть трагедии России в том, что брат встал против брата, сын против отца.

Читала Бунина и понимала его настроение, его состояние, пусть даже я не была в эпицентре ужасных событий. Но все кругом меняется, старая стабильная жизнь уходит в прошлое, а про завтра и не знаешь: будет ли или нет, хорошо или плохо. Он описал отчаяние, которое близко и понятно сейчас, современному человеку. И не в героях даже дело, и не в том, кто герой, а кто нет, ведь отвечать каждый будет сам. Ведь дело в то, что изо дня в день, от страницы к странице, из небольших фрагментов жизни постепенно вырастает отвратительная картина человеческого абсурда, кровавого и кошмарного. Только попытки изменить этот кровавый режим были не менее ужасными. Бунин понимал, что он являлся простым наблюдателем событий и никак не мог на них повлиять. Страшные годы гражданской войны, муки, в которых рождалось советское государство.
Главный бунинский вывод прост, понятен и обоснован – революция в России это катастрофа в силу нравственных качеств людей, которые в этой России обитают.

Судить ли автора? А за что, собственно говоря? Он видел крах России, к которой он привык, и которую любил всей душой. Это сложно и пережить, и тем более принять. Общество раскололось, а собиралось обратно долгие десятилетия. В то же время Россия стояла между жизнью и смертью, и собственно наоборот. Старое менялось на новое. Но всё тлен.
Если признать за Буниным стопроцентную правдивость описаний - картина вырисовывается печальная - голод, обыски, обыски, голод, на фоне этого расцвет бескультурия и духовного обнищания. Действительно, окаянные дни... Как это ни покажется странным, Бунин был глубоко государственным человеком. Он страстно желал видеть Россию сильной, красивой, независимой, а картина жизни колола ему глаза, убеждала в гибели страны. Бунин не смог приспособиться к новой России, для него это было равносильным отказаться от самого себя.
В революцию патриоты всегда сражаются с патриотами - таков печальный закон бытия.

Окаянные дни. Повеситься можно от ярости!

Поделиться

JewelJul

Оценил книгу

Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: "Cave furem" На эти лица ничего не надо ставить, - и безо всякого клейма все видно.

Срез революции в России глазами глазами очень умного, впечатлительного, едкого и отхлеставшего словами всю эту эпоху перемен писателя. И мне трудно оценить книгу, потому что ну как оценить эпоху? Как оценить документальные записки, хранящиеся под матрасом, а потом и под полом, а потом и вовсе в стенах? Бунин писал их судя по всему спешно и тайком, чуть ли не хлебом, вымоченным в молоке, как это делал тот лысый из Ульяновска, которого он так ненавидел. Вообще Бунин многих ненавидел, много всякой грязи тут будет вылито на камрадов-писателей, особенно на Горького и Маяковского, и это такой большой минус был для меня. Не держал при себе мнение Бунин... хотя... это же его личные записки, мог писать все, что угодно. Но это все, что угодно, характеризует его как весьма желчного человека. Таким всегда трудно.

Почему комиссар, почему трибунал, а не просто суд? Все потому, что только под защитой таких священно-революционных слов можно смело шагать по колено в крови, что, благодаря им, даже наиболее разумные и пристойные революционеры, приходящие в негодование от обычного грабежа, воровства, убийства, отлично понимающие, что надо вязать, тащить в полицию босяка, который схватил за горло прохожего в обычное время, от восторга захлебывваются перед этим босяком, если он делает то же самое во время, называемое революционным.

Вообще горечью и ненавистью проникнуты эти записи. Не было ни одной счастливой страницы, только боль и желчь. И страх. И мне пришлост вместе с автором ненавидеть новую власть. В бунинском ракурсе мне ближе эта ненависть, наверное, чем в такой же горчайшей, но сатире Булгакова. Булгаков сильно глумится, а здесь без юмора, но очень хлестко. Действительно - окаянные дни, беспросветные, Бунин так и пишет, что он не живет, только сидит и ждет, ждет и сидит, каждый день проходит в недоумении, почему же никто не приходит и не вернет как было. Сидит в Москве ли, в Одессе ли Бунин, ходит по гостям, слухи собирает, и слухи все гротескнее и гротескнее, что в любое другое время даже и не поверилось бы, только сплюнуть, но сейчас - верится, очень хочется верить, до идиотизма и абсолютной безнадежности. Всему верится. И что придут немцы и свергнут большевистское правительство, и что белочехи придут тоже, и что тот бесполезный французский эсминец на горизонте моря (это уже и Одессы писано) спасет - тоже верится.

И все это от нестерпимой жажды, чтобы было так, как нестерпимо хочется. Человек бредит, как горячечный, и, слушая этот бред, весь день все-таки жадно веришь ему и заражаешься им. Иначе, кажется, не выжил бы и недели.

Но всем известно, как все закончилось, и с каждым годом записки все злее и отчаяннее. Кроме наслаждения природой у Бунина не осталось радостей (так кажется). Зато про природу Бунин умеет так, что вести бы ему прогноз погоды, заслушивались бы все. И много-много размышлений по поводу и без, этакий страшный лытдыбр, но мне такой формат нравится (еще по Монтеню знаю). Кстати, не знала, что большевики и время передвинули на несколько часов (sic!) - по-старому был еще день, а теперь уже двенадцатый час. Что там наши передвинул на час вперед, на два назад, та власть не мелочилась, сразу махнула часов на 5 вперед.

павшая голова
свернуть

Поделиться

Еще 7 отзывов
– Ах, я задыхаюсь среди этой Николаевщины, не могу быть чиновником, сидеть рядом с Акакием Акакиевичем – карету мне, карету! Отсюда Герцены, Чацкие. Но отсюда же и Николка Серый из моей «Деревни» – сидит на лавке в темной, холодной избе и ждет, когда подпадет какая-то «настоящая» работа, – сидит, ждет и томится. Какая это старая русская болезнь, это томление, эта скука, эта разбалованность – вечная надежда, что придет какая-то лягушка с волшебным кольцом и все за тебя сделает: стоит только выйти на крылечко и перекинуть с руки на руку колечко!
5 декабря 2020

Поделиться

Скабичевский признался однажды: – Я никогда в жизни не видел, как растет рожь. То есть, может, и видел, да не обратил внимания. А мужика, как отдельного человека, он видел? Он знал только «народ», «человечество». Даже знаменитая «помощь голодающим» происходила у нас как-то литературно, только из жажды лишний раз лягнуть правительство, подвести под него лишний подкоп. Страшно сказать, но правда: не будь народных бедствий, тысячи интеллигентов были бы прямо несчастнейшие люди. Как же тогда заседать, протестовать, о чем кричать и писать? А без этого и жизнь не в жизнь была.
5 декабря 2020

Поделиться

Толстой говорил, что девять десятых дурных человеческих поступков объясняется исключительно глупостью
30 июля 2020

Поделиться

Еще 713 цитат

Автор книги