Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Конармия

Слушать
Читайте в приложениях:
67 уже добавило
Оценка читателей
3.88
Написать рецензию
  • red_star
    red_star
    Оценка:
    85

    Даёшь Варшаву, дай Берлин -
    И врезались мы в Крым!

    А. Д'Актиль, "Марш Буденного", 1920

    Я просто люблю эту книгу. Как всегда в таких случаях, совершенно невозможно сказать за что. Но этот текст, это постоянное ощущение сжатой до предела пружины просто сводят меня с ума. Эти немногочисленные страницы коротеньких новелл похожи на хорошее красное вино, которое не пьянит тебя, не бьет по сознанию, а лишь усиливает восприятие, делает его более тонким и острым (на короткое время).

    Это умение сделать поэзию из грязи и крови, этот другой синтаксис, непонятный и таинственный, пришедший из другого языка и насыщенный певучими и звенящими русскими словами – все это прекрасно.

    И эта другая Западная Украина (если пользоваться терминами текущей политической географии), где автор увидел только евреев, немного поляков и всего пару хохлушек. Интересный у него был угол зрения. Это другая реальность, где обе стороны советско-польской войны били друг друга и евреев, но последних было относительно много в общей массе населения, была целая культура. А всего через двадцать лет следующая война уничтожит эту культуру под корень, оставив только жидкий ручеек хасидов, летающих в Умань из Израиля.

    А еще книга о том, что война в течение шести лет (четыре года империалистической, третий год гражданской) делает людей столь невосприимчивыми к смерти, что они ей-богу похожи на зверей, несмотря на то, что иногда они могут быть похожи и на людей. Вся застарелая ненависть, все старые обиды, затаенные во вроде бы прилизанные довоенные годы, помноженные на годы в окопах и в седле, делают смерть и ненависть обыденными и от этого еще более страшными.

    Такая книга, негладкая, сорная, нелицеприятная, могла стать реальностью только в 20-е, когда гражданская еще не стала мифом, не забронзовела. Потом ее будут ругать за натурализм, отсутствие пафоса. Зато она живая, настоящая, просто почувствуйте ее пульс.

    Читать полностью
  • Fandorin78
    Fandorin78
    Оценка:
    63

    Как легко, оказывается, пошатнуть устоявшиеся знания о далекой-далекой Гражданской войне, которые, обласканные временем, округлились, пообтерлись и приобрели блестящую лакированную гладкость.
    Герои войны, расположившиеся на зеленом (или красном, а может и белом) сукне в замысловатом пасьянсе, порывом яркого, лаконичного и глубокого языка, уносятся со стола, открывая, обнажая рваные дыры и жирные пятна постаревшей со временем ткани.

    Простые слова, переливающиеся всеми цветами и сверкающие всеми гранями, вскрывают неприглядность, жестокость, несправедливость и отвратность братоубийственной войны. Да любой войны. "Солнце в закрытые глаза не входит!" - вот лозунг настоящего рыцаря революции: пьяного от насилия, обезумевшего от непонимания, захлебнувшегося в крови и слепого от смертей. И "цветовая" принадлежность ничего не меняет: правых в этой войне не было.
    "Мы распорем веки и откроем глаза!" - звучит громко и сумасшедше, как "мы срубим сук, на котором сидим".

    Сквозь выцветшую картину военачальников, рядовых бойцов-красноармейцев, простых людей, завертевшихся в вихре и сброшенных в бешеный водоворот, убийц и тех, кто просто "вымаливает у судьбы простое умение убивать", еле-еле, чуть видно, проступает правда. Правда, такая же неприглядная, как и война, и совсем не возвышенная, а лишь вызывающая непонимание, злобу, вражду и бесконечную ярость. Правда, за которой все отчаянно бегут, тщетно пытаясь ухватить свой кусок, зацепить свое, убивая и сшибая по пути всех, догоняющих свою... правду.

    Совсем непростую книгу написал Исаак Бабель. Словно сухих поленьев в разгоревшийся костер подбросил, яркими искорками взметнув все мысли и сомнения...

    Флэшмоб 2012

    Читать полностью
  • Tarakosha
    Tarakosha
    Оценка:
    57

    Все едины, всё едино
    Мы ль, они ли...смерть -одна.
    И работает машина,
    и жуёт , жуёт война.

    Зинаида Гиппиус. Все она.

    Читая данную книгу, снова и снова убеждалась в мысли, которая и здесь уже была высказана неоднократно, что некоторые книги, а может быть, и многие из школьной программы нужно перечитывать во взрослом возрасте, когда с учетом собственного жизненного опыта, определенного багажа проб и ошибок есть возможность переосмыслить некоторые вещи, на многое взглянуть по новому.
    Когда-то в школе еще или только после ее окончания я приступала к чтению данного автора и конкретно этой книги. И ничего, абсолютно. А теперь масса эмоций и чувств. И влюбленность в его язык, умение точно и сочно передавать описываемые события и даже о нелицеприятных из них, писать так, что просто дух захватывает.
    Что может быть хорошего, а тем более красивого в чудовищной гражданской войне ? В том, что к постоянной смерти вокруг привыкаешь как к чему-то обыкновенному, перестаешь замечать грязь и мерзость вокруг, убийства и насилие становятся привычным делом. Но автору удалось одновременно передать ужасы войны и красоту природы и людей так сочно ярко и образно, что невозможно оторваться, описать трагичные картины войны так живо и выразительно, что ты вольно или невольно становишься участником этих событий. Рассказывая о колоритных персонажах, автор представляет нам во всей своей неприглядности ту войну, которая до краев наполнена жестокостью, где у каждого своя правда и своя злоба, и нет друзей, кругом враги, ты не можешь ни на кого положиться, никому и ничему доверять.
    Книга о великой трагедии некогда большой и единой страны, о том, что люди, когда-то близкие становятся чужими друг другу, о разобщённости и потере моральных и человеческих устоев, когда нет и не может быть ничего святого у человека. И пусть чтение таких книг не из легких, но пусть оно будет из разряда необходимых и обязательных.
    Два слова хочется сказать о том, что книгу я читала в аудиоварианте в исполнении Юрия Стоянова и открыла его для себя как великолепного чтеца драматического текста. Очень рекомендую.

    Читать полностью
  • serovad
    serovad
    Оценка:
    33

    Категорически не понравилось.

    Чего хотел автор? Рассказать о том, что война - это страшно? Положим, он это рассказал. Показать конкретные примеры жестокостей войны? О, да, я увидел эти примеры, и эту жестокость.

    Но даже про ужасы можно рассказывать так, что хочется дочитать книгу (роман, рассказ). А тут слишком много констатации. Слишком много этой правды в сухой ее подаче. И восприятие это не последовательное, от первого ко второму и так далее. А как бы читаешь разодранную на куски газету только для того, чтобы потом по прочитанным фрагментам составить общее впечатление о Гражданской войне, поляках, евреях и доблестной конной армии.

    Нет, я не увидел тут никакого шедевра.

  • Aleni11
    Aleni11
    Оценка:
    23

    Никогда не была особой поклонницей малой формы прозы. И хотя отдельные образцы этого жанра вполне способны привести меня в восторг, мои предпочтения все равно на стороне более объемных произведений.
    Наверно, именно поэтому творчество Исаака Бабеля долгое время оставалось для меня terra incognita. Я слышала имя, я знала биографию, но не читала (было даже немного стыдно). Пришла пора познакомиться…
    Имея некоторое представление о литературе разных авторов на тему Гражданской войны в России, признаться, ожидала немного другого. Небольшие рассказы, повествующие об отдельных эпизодах тех дней, связанные или не связанные событийно, написанные жестко, красочно, динамично, иронично, может быть даже немного скучно… да как угодно… Мне казалось, я готова принять любую стилистику, как это обычно со мной случается… Кажется, я ошиблась…
    То, как пишет Бабель… многое из написанного даже новеллами назвать трудно, какие-то зарисовки, мгновения жизни, что-то выдернутое из громады той повседневности и сразу же вновь там потерянное. Но выбило меня из колеи не это…
    Яркие поэтические образы, меткие сочные сравнения, неожиданные обороты речи, особенно выписанные так удивительно тонко, как это делает автор, без всяких сомнений только украшают текст, придают ему зрелищности и оригинальности.

    ...земля лежала, как кошачья спина, поросшая мерцающим мехом хлебов

    Красиво, правда? Фразу хочется смаковать, наслаждаться… Вот только когда текст состоит преимущественно из таких невероятно ярких фраз, смысл его, к сожалению, отодвигается на задний план, обилие немыслимых образов просто хоронит его. Этих образов так много, что они душат, затмевают содержание, заставляя буквально продираться через всю эту словесную красоту.

    Ночь летела ко мне на резвых лошадях. Вопль обозов оглашал вселенную. На земле, опоясанной визгом, потухали дороги. Звезды выползли из прохладного брюха ночи, и брошенные села воспламенились над горизонтом.

    или вот еще…

    Снова пошел дождь. Мертвые мыши поплыли по дорогам. Осень окружила засадой наши сердца, и деревья, голые мертвецы, поставленные на обе ноги, закачались на перекрестках.

    И это не отдельные фрагменты, встречающиеся в тексте, это и есть сам текст: образный, ёмкий, почти гениальный, но совсем не идеальный для восприятия. Гармонию между любопытным содержанием и красочно-многословным исполнением поймать крайне проблематично, одно отвлекает от другого.
    Если же получилось пробиться через это обилие украшательств, принять его и насладиться, то можно увидеть гигантскую смысловую составляющую, лежащую в основе этих новелл: жестокие картины Гражданской войны, грязь, насилие, беспощадность и бессмысленность. Очень натуралистично, даже шокирующе, правдиво, откровенно, но как-то однобоко.
    Спору нет, описываемый период - это жестокая и кровавая страница нашей истории, но и там встречалось что-то светлое, было место и героизму, и взаимопомощи, и милосердию. Здесь же все описывается настолько нелицеприятно, что даже нейтральные вроде бы персонажи кажутся отъявленными мерзавцами или дебилами. Неужели не нашлось добрых слов хоть для кого-то из людей, которые когда-то встретились автору на тех страшных дорогах войны? Я совершенно не ожидала какой-то слащавой патоки ура-патриотизма, сплошных побед и героических подвигов, понимаю, что все было гораздо прозаичнее и страшнее, но тут уж совсем чернуха, извините.
    Поэтому, все же, нет... при всей моей читательской всеядности и ясном осознании всяческих достоинств автора, кажется, Бабель – не мой писатель. Хотя не буду пока торопиться с выводами, попробую еще его Одесские рассказы . Возможно, мое мнение изменится.

    Читать полностью