grausam_luzifer
Оценил книгу
У меня тост: эй, кто тут облысел? Кто сморщился? Сколько спиногрызов наплодили, парни?
«Оно», Стивен Кинг

Советую сразу ослабить страховочные ремни ваших моральных принципов и отложить подальше спасительный трос брезгливости, по которому можно взобраться обратно в спасительную гавань сдержанных романов, потому как церемониться с вами старина Ирвин не намерен. Пока вы колупаетесь с ремнями и карабинами, шотландский ушлёпок будет нарезать вокруг вас круги, не уставая хохотать и набрасывать дерьмо на стоящий перед вами вентилятор, потому что деваться вам некуда – либо бросайте сразу, либо зажмите нос и прокладывайте себе путь до конца.

Джус Терри патлатый-прохиндей-чтоб-его-черти-взяли-Лоусон добрался до гордой отметки в сорок пять лет, не растеряв ни грамма кокаина из своих карманов, ни словечка своей горизонтальной философии, и ни капли желания присунуть каждой пташке, попадающейся ему на глаза. Стабильнее Джуса Терри может быть только Санно-дзиндзя в Нагасаки, пережившая детонацию атомной бомбы. Он по-прежнему кудряв, неутомим и жаден до женской плоти, каждый перепихон как бургер и кувшин воды для оголодавшего в долгой дороге – Джус Терри никогда не прочь перекусить. Можно сказать, что до мохнатки он всегда голоден, а на завтрак ограничивается овсянкой, ведь сложные углеводы с утра – залог энергии на каждую подворачивающуюся юбку, джинсы, треники, джинсы для беременных: да без разницы. «Я хочу» для Терри тождественно «я имею на это полное право». И не важно – касается ли это новой тёлы или состава капельницы, к которой присосался его старик.

Рональд Чекер – человек и пароход, застройщик и медийная личность, протирающая лицом телевизоры изнутри, панк в дорогом пиджачке и просто увлекающийся человек, готовый ради собственного «хочу» влезть в любые авантюры и щелкать каблуками по головам. Тандем с Джусом Терри окажет на Ронни благотворное влияния на некоторые части тела – преимущественно на член и нос. Но, как грицца, на Терри полагайся, а сам не оплошай. Только вот для Чекера этот нюанс в инструкции по эксплуатации Лоусона оказался прописанным мелким шрифтом, на который легко не обратить внимание. Как бы там ни было, их с Терри связывает голод. К разным вещам, но одинаково жгучий и требующий удовлетворения вотпрямщас.

Малыш Джонти Маккей, если не уроненный акушеркой об пол, то наверняка пришибленный мамкой в младенчестве. Учитывая, что его батька Генри Лоусон, нельзя исключать и вероятность регулярного продавливания Джонти родничка во время коитуса означенного джентльмена с его мамашей. Малыш Маккей имел все шансы родиться уже с сотрясением. Его голод куда более поверхностный, его можно удовлетворить хорошей порцией наггетсов из «Макдональдс». При этом отмачивать этот малыш будет наравне с Терри, даром что дурачок.

«Тупая езда» довольное линейна и незамысловата, тебя будто затолкали в кэб и протащили по всему Эдинбургу, ни на секунду не замолкая и рассказывая байки, которые чем дальше, тем безумнее становятся. Хочется выскочить прочь из такси, но за окном уже бежит мужик с обожжённым лицом, с горизонта надвигается ураган, поминки заканчиваются взрывом, пьяницы на брудершафт пьют коктейль Молотова, а из члена мертвеца выползают трупные мухи, выползают и устремляются в холодное шотландское небо: в общем, бежать некуда, остаётся сидеть и слушать, и радоваться, что сам не принимал в жизни этих людей прямого участия. Можно было бы развернуть глубокую философии об осмыслении персонажами ценности их принципов, и переориентировании смыслов их жизней, но всё куда проще: если в ваших мозгах ещё вязнет Уэлшевский «Клей», то вперёд в свободный кэб, там Джус Терри Лоусон расскажет, что такое вкус жизни.