Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Фазан

Фазан
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
44 уже добавили
Оценка читателей
4.29

«Федор Филатович был болен – крепко, серьезно болен. Это он сознавал. Вообще сознание у него было ясное. Даже в чем-то острее, чем до болезни. Слух тоньше. Он слышал и понимал все, что вокруг него говорили.

Серьезность своего положения он вывел не столько из слов, сколько из преувеличенно бодрых лиц врачей. Их было несколько. Они появлялись и уходили. Чаще всех появлялась давно знакомая, давно лечившая его участковый врач Людмила Егоровна. Ну, какой-нибудь грипп, ангинка; серьезнее он не болел…»

Лучшие рецензии
nad1204
nad1204
Оценка:
39

Грекова для меня — это абсолютно определённый мир, абсолютно чёткие герои. Не всегда правильные, но по-человечески понятные всегда. Вот как в этой повести "Фазан".

Как же, наверное, страшно лежать вот так неподвижно и подводить итоги своей жизни. А они оказываются неутешительными. Думал, что прожил яркую и интересную жизнь, а стал разбирать — пшик!
А ведь талантливым человеком был! Всё ему давалось легко и без напряга, не то, что сестре Варе. И память замечательная, и абсолютный музыкальный слух, и беглость пальцев, и располагающая внешность, и море обаяния. Любимчик фортуны! И женщин. С самого раннего детства. Мать на него надышаться не могла. Для сестры Вари он был кумиром, хоть и обижал её постоянно. А какие женщины его любили!...
Всё профукал, всё ушло в никуда. Перед всеми виноватый, а прощение просить не у кого. Даже имя младшего сына не может вспомнить.
Красивая, но глупая птица — фазан. Фёдор Азанчевский.
И жалко пожилого больного человека, и недоумение берёт за столь бездарно прожитую жизнь.

Читать полностью
sher2408
sher2408
Оценка:
34

Очень тяжелая для восприятия, бьющая невыносимой болью, психологическая повесть о том, как можно бессмысленно прокуковать свой век, не оставив и следа, кроме, пожалуй, одного незначительного грязноватого отпечатка «Здесь был ФАзан».

Главный герой ФАзан - обычный человек, проживший жизнь практически не отличающуюся от жизней миллионов других обывателей, вот только «кран его жизни протекает». Он был красив, успешен, однако свои таланты и возможности бездарно прожёг. Он подобен вечному постояльцу гостиницы, у которого все удобства под рукой, тем не менее, своего нет ничего, и дорожить ему, соответственно, нечем.

ФАзан, уже пожилой мужчина, будучи прикованным к постели, заново переживает жизнь в воспоминаниях, проводит инвентаризацию своих женщин, методично перемалывает самое неприглядное, переоценивает собственные деяния. Он не просто проходит через самоанализ, верша над собой суд, но и приходит к сложнейшей ступени своего бытия – к покаянию. И только перед смертью осознает, как легко совершать поступки и как тяжко отвечать за них в дальнейшем, пусть и не перед человеческим судом, а перед судом совести, если, конечно, эта совесть еще жива и не до конца задушена подлостью. А все же как бы человек не раскаивался, судьба не позволит переснять дубль, а мысли,.. да на то они и мысли, чтобы подтачивать изнутри еще живого, еще пока человека...

Страшная книга, принуждающая читателя переболеть грехами ФАзана и пройти путь самобичевания и раскаяния. Но именно такая проза необходима, чтобы попробовать переосмыслить часть собственного жизненного пути и стать лучше. И попытаться поступить иначе сегодня, ведь завтра такого шанса уже не будет...

Читать полностью
keep_calm
keep_calm
Оценка:
30

В повести главный герой лежит "мешком" после парализации, и кроме воспоминаний у него ничего нет. Воспоминания сознательной взрослой жизни радостей особых не приносят. А вот детство, мама - это то, что дает ему утешение. Жизнь - великий дар. И к ее исходу ГГ кажется, что он еще и не жил. "Вот, - думает он, - встану, и начну". Так мы в большинстве своем и живем... С понедельника бросаем курить, садимся на диеты, идем наконец к врачу... А оглянувшись назад, не пожалеем ли об упущенных моментах, утраченных талантах, покинутых людях?! Книга имеет глубокий смысл, заставляет задуматься над своей жизнью, великой назвать ее не могу, но...

Оглавление